Юрий Когут про офшоры

В последнее время очень много внимания средства массовой информации всех стран мира начали уделять вопросам кибертерроризма, информационным войнам, вопросам работы с офшорами, вопросам безопасности денег, тех людей, которые хранят свои сбережения в офшорах и реакция общества на все эти информационные вбросы самая разная. Самое, на мой взгляд, деликатное, это то, что большинство людей пытаются давать оценки происходящему, глубоко не вникая в суть офшора и суть того понятия, которое они берутся анализировать. Все, кто жил в эпоху социализма, помнят те времена, когда было принято клеймить позором определенные сочинения, например, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, другие серьезные книги, которые человек клеймил, клеймил, клеймил, а потом я задаю вопрос: «Ты читал книжку?», он говорит: «Нет, я не читал, но я с ней не согласен». Поэтому возникает вполне закономерный вопрос: есть проблема, в этой проблеме, безусловно, человек глубоко не разобрался, начинает критиковать то, что ему кажется самым важным. Выбирает какие-то фамилии, которые он критикует, какие-то другие второстепенные факторы. Естественно, возникло желание посмотреть на проблему системно. Посмотреть на проблему с точки зрения, что это такое, что это за явление, как оно развивалось и после этого, после анализа всех составляющих, которые позволят сделать в то небольшое время, которое мы имеем, попытаться сделать небольшие выводы из того, что происходит.

Я бы начал с того, что неплохо было бы посмотреть, что из себя представляет офшорная система, для чего она нужна и как ее можно использовать обычному человеку для решения своих личных, финансовых или других экономических задач. Первый вопрос, который всегда нужно помнить, когда мы имеем дело с офшорами, это вопрос, где эта структура находится. Так сложилось, что номинальная регистрация всех офшорных компаний происходила и происходит на некоторых отдаленных территориях. Традиционно это или Каймановы острова, или Британские Виргинские острова, или некие другие офшорные зоны, отдаленные от больших городов, от больших промышленных центров. Некие обособленные центры, где нет никакой особой инфраструктуры, но где расположены офшорные компании. Это первое.

Второй вопрос, который необходимо обязательно подчеркнуть, это то, что эти офшорные банки, которые зарегистрированы на этих территориях, всегда имеют некие корреспондентские отношения, иначе они неинтересны для тех, кто хочет сделать этот инструмент инструментом для себя, для потребления их услуг. Офшорный банк, куда человек может положить некие деньги имеет корреспондентские отношения с многими банками мира, которые находятся в разных точках земного шара, в том числе и в достаточно развитых промышленных зонах, куда можно перечислять деньги. Корреспондентские счета имеют выходы на вполне респектабельные и солидные мировые банки, которые по своей природе офшорными никогда не являлись. Это солидные банки с хорошей репутацией, которые оперируют только с чистыми деньгами, которые никогда не занимались отмыванием грязных денег, и к которым никогда никаких претензий с этой стороны не было.

Вот вопросы, которые необходимо укяснить для того, чтобы можно было дальше говорить о тех преимуществах и недостатков офшоров, которые сегодня с удовольствием пытаются проговаривать, обсуждать, анализировать, как журналисты, так и те люди кто имел отношение к офшорам с точки зрения финансистов, которые работали с деньгами используя эти инструменты для того, чтобы уйти от налогов, минимизировать налоги, получить удобные инструменты для перемещения финансов.

Следующий вопрос, который я хотел бы донести до наших уважаемых слушателей, это вопрос следующий. В глобальной экономике сегодня существует несколько срезов, на которые необходимо обратить внимание. Почему-то сегодня все, кто пытается анализировать последние события, которые начались третьего апреля, говорят о каких-то нехороших вещах, но говорят взагалі – такое украинское слово – не конкретизируя данных. Какие цифры можно использовать для того, чтоб явление приобрело научную характеристику и этому явлению был дан некий научный блок определений. Есть такая хорошая поговорка:«Наука начинается там, где начинают измерять». Пока мы не будем измерять количество финансов, которые проходят по тем или иным банкам, мы не сможем говорить, эти банки крупные, мелкие, средние, очень крупные. Пока мы не начнем измерять финансовую составляющую терроризма, наркобизнеса, организованной преступности. Мы не сможем для себя сделать вывод, насколько опасно это явление и насколько оно хорошо профинансировано или не профинансировано. Итак, первое, в глобальной экономике, которая сегодня у нас сложилась, все обратили внимание или обращают внимание на то, что ограбление банков, которые мы наблюдаем в кино, практически в реальной жизни не бывает. Никто их не грабит. Возникает вопрос, а почему? Ответ, на мой взгляд, достаточно близко лежит на поверхности, его необходимо правильно проанализировать и ответ будет, на мой взгляд, достаточно корректным. Банк не нужно грабить – его можно купить сегодня. Сегодня можно элементарно купить банк. Поэтому банки и не грабят. Если вы обратили внимание, грабят отделения банков, залетает какой-то шальной террорист с оружием, в балаклаве, ворует своих 200-300 долларов, стреляет в воздух и уходит. Но основные средства никто не трогает. Мы не помним ситуации, чтобы было взломано банковское хранилище. Мы не помним ситуации, когда был ограблен банк первой величины, даже в таком скромном государстве, как Украина, этого не происходит.

Законодательства и государства те, которые формируют основные блоки законодательства в сфере работы офшоров и банков – Соединенные Штаты Америки, Великобритания, европейские страны, они на сегодняшний день не выставили каких-то жестких ограничений и запретов в работе с офшорами. Нет запретительных законодательных норм, которые четко поставили офшоры в сферу ту, которую нельзя использовать для финансирования тех или иных работ, для приобретения через офшоры некоторых экономически выгодных активов и так далее. Офшоры вписались в мировую экономику как совершенно нормальный элемент мировой финансовой системы, на который не существует никаких законодательных запретов ведущих экономически развитых стран мира.           Офшоры – это огромный бизнес, возле которого получают свои дивиденды люди, которые с этим связаны. Это банкиры, это страховщики, это юристы, это банковские сотрудники, это огромная масса людей, это сотни тысяч сотрудников различных организаций, которые вовлечены в этот бизнес и в этом бизнесе успешно работают. Поэтому вот этот огромный международный бизнес очень тяжело, в один прекрасный момент, вывести из поля зарабатывания денег и оставить всех этих людей, которые там десятилетиями работают без работы.

Банки, которые работают сегодня в мире, особенно крупные банки, они стали не региональными, не национальными, не мультинациональными, они стали наднациональными. Мировая финансовая система, в которую входит и офшорный бизнес, она сегодня находится за пределами законодательного регулирования, отдельных государств и является наднациональной. Это необходимо помнить, потому что, если мы анализируем ситуацию в Украине, то мы для анализа ситуации можем использовать только то законодательное поле, которое существует в Украине. Какое поле, все те документы начиная с законов о банках и банковской деятельности, которые работают в Украине и продолжая это нормативными документами Национального банка, который регулирует всю финансовую деятельность в нашем государстве. Берем Великобританию, в юрисдикции которой находятся огромное количество офшорных компаний, там то же нет никаких запретительных документов, которые запрещали бы работать. Берем сферу, которую контролирует законодательство Соединенных Штатов Америки и там нет никаких запретительных документов, которые прямо запрещали с этим инструментом работать. Поэтому, на мой взгляд, было бы некорректно сразу говорить о том, что все офшоры плохие. Это инструмент, такой же инструмент, как остальные инструменты, как автомобиль, который может перевозить детей, перевозить пассажиров, а может перевозить людей, которые преступают закон. Но сам по себе автомобиль не является элементом, который можно взять и объявить вне закона. Так и офшор. Офшор – это некий инструмент, внутри которого работают, и перемещается колоссальное количество денег, а вот этими деньгами могут оперировать разные люди, разные группы, в том числе, и не совсем входящие в полосу добрых отношений с законом.

Реальная политика в современном мире делается сегодня не в государстве, не в частных компаниях, она делается в системе управления и контроля над крупнейшими мировыми корпорациями. Это очень важно, потому что у всех возникает вопрос, а когда кризис закончится, а когда проблемы решаться, кто их может решить. Мы, естественно, должны понимать, что современная политика в глобальном мире делается и реально решается как раз на том уровне, который выходит за пределы отдельно взятого небольшого государства. Это касается и тех маленьких государств на территории которых располагаются офшорные зоны.

О работе террористов с деньгами, которые позволяют финансировать те или иные террористические акции или мероприятия и преступный мир. Точно так же, как финансы стали глобальными, точно так же последние двадцать лет произошла глобализация преступного мира. Он перестал быть национальным, он перестал быть локальным, поэтому и бороться с ним стало тяжело. Преступный мир стал наднациональным. Он вышел за пределы отдельно взятого государства. Естественно, для борьбы с любым явлением, которое выходит за пределы отдельно взятого государства, нужны некие другие инструменты, которые должны создаваться на уровне межнациональном. Вот на этом уровне, на котором работает или мы наблюдаем, или изучаем то или иное явление и должна вестись борьба с этим явлением. Если это наднациональное явление, безусловно, бороться с терроризмом, который стал наднациональным  явлением необходимо на международном уровне и усилий одного государства, его ресурсов никогда не будет достаточно, чтоб это явление побороть.

В современном мире по оценкам экспертов постоянно циркулирует примерно 600-700 миллиардов «грязных» денег. Это эксперты определили. Специалисты, которые определяют сколько «грязных» было на начало столетия, сколько на средину, сколько на сегодняшний день. Вот эксперты, примерно определили, что сегодня в современном мире циркулирует вот такая сумма денег, 600-700 миллиардов. Для того, чтоб мы оценили, что такое офшор и, что такое те деньги, которые можно использовать для финансирования терроризма и других, неприятных для всех мировых государств явлений, цифры необходимо назвать, иначе наше рассуждение будет некорректным.

Сегодня сложилась ситуация в мировой финансовой системе такова, что организованная преступность, наркобизнес, торговля оружием, и другие явления, который всегда волнуют и будут волновать мировое сообщество, они пользуются услугами одних и тех же банков. Это инструменты. Нет банков отдельно для организованной преступности, отдельно для терроризма, отдельно для торговли оружием. Все они используют один и тот же банк или одну и ту же банковскую мировую систему, это тоже одна из характеристик, которую необходимо учитывать, для того, чтобы проанализировать то событие или ту цепь событий и явлений, которые мы пытаемся проанализировать.

Оборот преступного мира на начало 90-х годов составлял примерно 300 миллиардов долларов. Через десятилетие эта цифра удвоилась. Сегодня она составляет, примерно, 600-700 миллиардов. Достаточно большая цифра, для того чтоб не обратить на нее внимание. Эти 600-700 миллиардов долларов составляют примерно десять процентов от той суммы денег, которая по оценкам экспертов циркулирует в офшорной системе. Сегодня офшорная система мира, которую мы пытаемся изучить, в которой пытаемся разобраться, оперирует объемами денежных средств, которые составляют примерно 6-7 триллионов долларов. Вот в этих 6-7 триллионов долларов 10 процентов, это деньги, которые использует преступный мир. Крупная сумма? Безусловно, крупная, да, безусловно, она неприятная.

Есть еще несколько характеристик, на которые я хотел бы обратить внимание. Почему офшоры стали таким объектом пристального внимания журналистов в последнее время. На каком-то этапе вот эти шесть или семь триллионов долларов, которыми оперируют офшоры, стали представлять достаточно серьезную опасность для финансовых систем целых регионов. Таких как еврозона, американская зона, как азиатская зона. С этой суммой денег, которая циркулирует уже нельзя не считаться. Естественно, возникает вопрос хорошо это или плохо, как с этим явлением бороться, нужно ли с ним бороться и если нужно бороться то как, какими методами. Мы уже говорили о том, что учитывая то, что преступность стала транснациональной,  бороться с ней в одиночку в условиях отдельно взятого государства, наверное, будет просто тяжело и неэффективно. Понятно, что нужны некие наднациональные методы. Тоже самое касается и денег. Поскольку, к примеру, большая часть офшорных зон входит в Британскую сферу контроля, возникает вполне логичный вопрос, а почему парламент Великобритании не примет ограничительные некие документы, которые бы поменяли сферу деятельности офшорных компаний. Казалась бы простая задача. Если есть проблемы, которые всех волнуют, если есть парламент, который определяет законодательное поле на том или ином участке мирового пространства, почему этот парламент не хочет идти законы принимать. Вопрос, на мой взгляд, имеет много решений. Одно из них, это то, что парламентариям неинтересно принимать законы, которые не дают им никаких дивидендов. И второе, они вынуждены считаться с той огромной ролью, которую сегодня играют офшоры в мировой экономике. Если б было все так просто, собрались, поняли руки, проголосовали и выключили офшорные компании из мировой финансовой системы. Возможно ли это. На мой взгляд, с точки зрения, развития мировой экономики, это сегодня невозможно. Поэтому ни один парламент мира, который регулирует законодательство не тех территориях, где расположены офшорные структуры, такого решения на настоящий день не принял. Это говорит о том, что проблема не простая, она является многоплановой, поверхностный взгляд на эту проблему, наверное, будет неправильным. И посмотреть нужно попытаться еще поглубже на проблему и проанализировать некие другие факторы, которые, на наш взгляд, могут помочь разобраться в проблеме. Какие факторы? По оценкам экспертов на сегодня «грязные» деньги составляют примерно два процента мирового ВВП. Мало это, или много? Много. Если в один прекрасный момент эти деньги из мирового финансового оборота выключить, как выключатель выключить, это нанесет определенный удар по секторам мировой экономики который так или иначе на этот сектор завязаны. Мы понимаем, что эта сумма и этот процент ВВП мирового, который занимают эти офшорные структуры настолько велик сегодня, что с ним нельзя не считаться. Если б было все так просто и можно было одним росчерком пера все это поменять, наверное, взяли бы и поменяли. Но тот процент и те колоссальные деньги, которые тут вращаются они, заставляют людей задуматься, перед тем как принимать то или иное решение.

Кроме офшорных существуют в мире и некие другие банковские структуры, о которых не принято писать. Это исламские банки. Исламские банки работают в своем законодательном поле, которое по оценкам экспертов настолько непрозрачны, что тяжело даже анализировать количество средств, которое прокачиваются через эти банки. Эксперты приводят такой пример. Если взять перемещение денег из Дубайского региона в сторону Индии и наоборот, то исламские банки перемещают через свои корсчета денег в пять раз больше, чем перемещает официальная финансовая система, по которой эти деньги могли бы перемещаться в этом регионе. О чем это говорит. Это говорит, что не одни офшоры сегодня являются тем инструментом, который позволяет людям корректно или некорректно работать с деньгами, но есть некие другие инструменты, эти инструменты имеют право на существование и их никто сегодня закрыть, снять, выключить из финансовой системы государства не может.

Всех волнует, можно ли побороть проблему мирового терроризма и других не очень удобных явлений, которые волнуют все мировое сообщество. Опять же, по оценкам аналитиков, пока будут существовать офшорные зоны, в которых командовать перемещением денег можно с одной стороны, перемещать деньги можно в другую сторону или страну, в другой регион, а выгодополучатель находится в этот момент в другой точке земного шара, побороть транснациональную террористическую структуру, я бы ее так назвал, наверное, невозможно. Не устранив систему финансирования подобных негативных явлений, бороться с явлением, которое приобрело всемирный характер тяжело. Не только тяжело, но и невозможно. Система финансирования существует, деньги перебросить можно, понятное дело всегда найдутся сторонники той или иной ориентации, которые пополняют ряды, тех или иных террористических организаций. Это закон, к сожалению, мы его отменить не можем, но считаться с этим законом необходимо.

Когда же законодательные органы тех государств, которые отвечают за контроль над офшорными территориями примут необходимые законы, которые или ограничат или наоборот ослабят законодательство. Я думаю, что это вопрос к финансовым и государственным структурам тех государств, которые этим процессом управляют. Система была создана в законодательном поле давно. Она давно вмонтирована в мировую экономическую систему и для того, чтоб она существовала, существует колоссальное количество лоббистов, которые делают все для того, чтоб систему нельзя было в один прекрасный момент разрушить.

Теперь есть смысл поговорить об анализе той ситуации, которая произошла третьего апреля этого года, и попытаться с учетом того, что мы проанализировали понять, что произошло. Почему произошло и как относиться к этому событию. Для того, чтоб решить математическую задачу, нужно использовать правила математики. Итак, когда мы анализируем ситуацию, которая произошла третьего апреля этого года, необходимо отдать себе четкое внимание того, что произошло. Произошла утечка информации. И все. Деньги как ходили, так они и ходят. Утечка информации о тех перемещениях денежных средств и о тех физических и юридических лицах, которые к этим деньгам имеют отношение. Утечки в таком огромном масштабе случайно, как правило, никогда не происходят. Если обратите внимание на тот огромный объем документов, который мы услышали, на которые акцентировали внимание журналисты имеющие отношение к этому огромному расследованию, которое длится больше года, мы понимаем, что утечка есть, блокировка отдельных стран, которых там нет, говорит о том, что есть заинтересованные страны и структуры, чтоб эти документы не попали под журналистское расследование. Процесс по оценке аналитиков вполне управляемый. Утечка есть, но она управляемая.

Второй вопрос, где произошло событие. Событие произошло в офшорной зоне. Опять, офшорная зона находится под юрисдикцией определенных государств. В какой офшорной зоне произошло это событие, какая страна регулирует отношения в этой зоне. Ответ на этот вопрос позволит понять, кто контролирует эту территорию.

Третий вопрос. Когда произошло событие. Событие произошло или было обнародовано третьего апреля этого года.

Четвертый вопрос, который аналитики всегда себе задают, когда анализируют ситуацию – это кто вовлечен в процесс, который анализируется. В процесс, который мы анализируем, вовлечены офшорные компании, офшорная зона, бизнес крупных компаний, который хранил свои деньги в этом инструменте, политики целого ряда стран, не хочу называть цифры, все с ними знакомы, второй раз не нужно делать, физические лица, которые использовали офшоры для работы со своими деньгами и глобальная финансовая система. Это очень важно. Очень важно почему, потому что если говорить, что может последовать за подобными вбросами информации или утечками информации, может последовать корректировка определенная или изменения глобальной финансовой системы. Потому что явление, которое произошло, касается всей глобальной финансовой системы.

Как произошло событие? А вот как оно произошло никто не знает. Есть домыслы, есть гипотезы, кто говорит одно, кто говорит второе, кто говорит третье. Налицо появление огромного количества информации, но как это появилось, где взяли люди эту информацию, как можно было вот эти колоссальные объемы информации похитить у компании, которая двадцать лет занималась хранением чужих тайн, трудно поддается оценке экспертов. Потому что они прекрасно понимают, что главным преимуществом офшоров всегда была тайна – тайна работы с финансами. И вот эта тайна почему-то была прекрасным образом нарушена.

Какие средства, какое оружие использовались в том инциденте, который мы анализируем. Внимательный анализ ситуации показывает, что основным оружием, которое было использовано или на которое было бы необходимо обратить внимание является информационное оружие. Информационный выброс, который сегодня позволяет манипулировать огромным количеством политиков, заставлять уходить их в отставки, решать вопросы блокирования деятельности финансовых тех или иных учреждений. Основным оружием, которое использовано в этом случае, является информационное оружие.

Последний вопрос, почему произошел инцидент, что случилось, для того, чтоб ответить на этот вопрос, всегда используют одну и ту же схему. Возникает вполне закономерный вопрос, кому выгоден передел мировой финансовой системы. Если мы спокойно продолжим наши рассуждения и проанализируем, кому были бы выгодны изменения в мировой финансовой системе, мы получим ответ на вопрос, кто виноват.