Юрий Храпай о воссоздании древних рукописных текстов

Я занимаюсь каллиграфией, а именно тем ее видом, который заключается в воспроизведении аутентичных или художественных копий древних рукописных текстов. Это увлечение началось приблизительно чуть больше 30-ти лет назад, когда я еще служил в рядах Советской армии, у меня была такая ситуация, что я попал в госпиталь с травмой и от нечего делать, гуляя с костылями по хозяйственному двору, нашел кусочек бересты. А это было время, когда наша страна отмечала 800 лет «Слова о полку Игореве». Это были гигантские по масштабам мероприятия, каждый журнал, каждая газета, начиная с 1983, приблизительно, года писала о подготовке к этому юбилею. Описывала этот памятник, историю его создания, историю его обнаружения, историю его исследования. И, собственно, те самые летописные события, когда князь Игорь Новгород-Северский ходил в поход на половцев и что из этого, собственно, вышло. Поскольку это произведение для меня открылось в совершенно новой ипостаси, после изучения его в школе, довольно-таки формального, то я видимо поддался всеобщей атмосфере, что решил его воспроизвести именно на бересте, я не просто так о бересте сказал. Поскольку к тому времени я уже знал, будучи любителем истории, увлекаясь историей, Древнерусской историей, историей Киевской Руси, то я знал, что в некоторых монастырях, наиболее бедных, может быть, в каких-то других, книжицы писали на бересте. За 30 лет пришел к тому, что уже могу воспроизводить либо аутентичным образом древние тексты, допустим, интересные страницы из древних рукописей, которые я считаю жемчужиной и величайшими памятниками нашей рукописной книжности. Или воспроизводить тексты, но уже своим специально подобранным почерком, в том случае, если оригинал, с которого я пишу, не представляет собой эстетической либо художественной ценности. Несомненно, это историческая ценность, но если книга или ее часть написана, которую я воспроизвожу небрежным уставом или полууставом, я считаю, что нет смысла воспроизводить аутентичный почерк. Если задача стоит воспроизвести аутентичный текст, но сделать его восприятие более парадным, то я уже пишу, допустим, каллиграфическим уставом, или каллиграфическим полууставом, украшаю его миниатюрами, инициалами, заставками. Стараюсь это делать в том стиле, к которому относится воспроизводимая рукописная книга.

У меня возникло желание заняться именно воспроизведением, аутентичным воспроизведением отдельных страниц древних рукописей. Таких страниц было воспроизведено около ста. Это такие известные шедевры древней украинской книжности, как «Киевская Псалтирь», два листа было воспроизведено, Реймсское Евангелие – одна из последних работ, потому что оно невзрачное на вид, но это еще и так называемое Евангелие королевы Анны. Оно к нам дошло в виде 32 страниц Месяцеслова и около 70 страниц недостающей части этого Евангелия, написанное глаголицей, а первые 32 страницы написаны кириллической частью. Это, по утверждению всех современных исследований, знатоков и исследователей древней украинской рукописной книжности, это считается самая древняя, дошедшая к нам на данный момент древнеукраинская, древнерусская, можно как угодно ее называть, рукопись. Более ранней части, ранних частей рукописных книг не существует. Это Евангелие довольно-таки сакральное, это святыня нашего народа, святыня французского народа, хорватского народа, чешского народа, поскольку, как считается, оно было вывезено приблизительно в 952 году Анной Ярославной во Францию, когда она выходила замуж за французского короля. После этого у этого Евангелие была бурная, насыщенная жизнь, поскольку оно потом, через какое-то время, попало в Чехию, там, видимо, большая часть его была утеряна, и была добавлена глаголическая часть. Неизвестно в каком монастыре, кто ее написал, это было, понятное дело, через две – три с половиной сотни лет. Потом оно попало в Турцию, где его выкопали, и оно потом опять попало, как древняя сакральная книга, во Францию, и с XVI века более сотни лет на нем принимали присягу французские короли. Теперь это Евангелие хранится в городском музее Реймса, во Франции, а город Реймс, он хоть и небольшой, но тоже очень известный город, древний город, поскольку в этом городе находится усыпальница французских королей. Вот это Евангелие, которое является, на самом деле, и нашей святыней и наиболее древней рукописной книгой, древнеукраинской, хранится там. Кроме того, были воспроизведены очень много разных, наиболее интересных для меня, с точки зрения каллиграфии, украшений, листы древнеукраинских рукописей, такие как Луцкое Евангелие, Луцкий Псалтирь, Киевское Евангелие 1393 года и другие величайшие произведения древней книжности.

Как это все делается. Про бересту я вам уже говорил, как правило, это делается либо на бумаге ручного отлива, которая сделана по древним технологиям, которые были изобретены в Китае, приблизительно две тысячи лет назад. Это очень интересный процесс. Берется всякий мотлах, всякое тряпье, добавляются туда всевозможные составы, происходит ферментация, два, три и более месяца. Стоит очень дурной запах, в этих бумажных мастерских, потом это измельчается, делается такая масса. Опять происходит ферментация, потом туда добавляют специальные клеящие составы и так далее. Мастер бумажник черпает ковшом, у него есть специальные сетки на решетках, наливают этот ковш на сетку, а поскольку масса уже довольно густая, часть протекает через металлическую сетку, и чем он дольше держит ее и совершает волнообразные движения, тем тоньше получается лист, чем меньше, тем, естественно, толще. Через несколько секунд он переворачивает уже готовый лист, еще мокрый, потом они прокладываются чем-то типа пергаментной вощеной бумаги, чтоб они не прилипали друг к другу, таким образом, сохнут. Потом их под пресс, и таким образом формируется лист. После этого бумага формируется в так называемый лист, который складывается и пишется. Один лист – это четыре страницы приблизительно. Потом такие листы формируются в тетради, сшиваются, делается книжный блок, потом переплет. Сам процесс следующий, я нахожу, определяю источник, с которого я буду писать рукопись, либо это аутентичная копия, как я уже говорил, либо воспроизводится точным образом древний текст, но уже иным почерком, который, я считаю, наиболее подходит, допустим, для современного воспроизведения данного материала. Каждый лист расчерчивается либо очень тонким карандашом, либо так называемым шильцем – это металлический инструмент, которым раньше пергаментные книги расчерчивали, и наносится шрифт. Сначала пишется текст, потом он украшается миниатюрами, заставками, инициалами. Текст пишется железным пером. Первая, «Слово о полку Игореве», писалась гусиным пером и железным пером, теперь я перешел на железное перо, поскольку оно наиболее подходит для бумаги ручной работы, гусиным пером на ней писать, с моей точки зрения, довольно-таки неудобно, и сам инструмент, довольно тяжелый, поскольку быстро тупится, его надо очинивать и так далее. Железное перо намного удобнее. Чернила, которые для этого используются, основаны на железо-галловом черниле ручного изготовления, туда добавляются уже современные туши и другие составляющие для закрепления. Почему, потому что тут тоже очень интересная история, что к нам дошло много рукописей, которые, как считают исследователи, были написаны чернилами древними, железо-галловыми, в которых была немного нарушена технология. Поэтому были целые трактаты, их составляли переписчики, как правило, это были монахи, которые работали в монастырских скрипториях, где писали книги, тиражировали книги и так далее. Считалось, что нужно следовать этим советам, случалось, что изготовитель чернил их несколько нарушал, а рецепт был такой: дубовые орешки отваривались до темно-черной жидкости, туда добавлялся купорос, железные опилки, квасцы, мед и это все прело при чуть повышенной температуре, выше комнатной. Можете себе представить – это агрессивные материалы, то же железо, окислы, купорос, и если немного нарушалась технология, то через 200 – 300 лет эта агрессивная субстанция высыхала, происходили химические процессы, они проедали в том месте пергамент, как правило, бумагу. Поэтому некоторые рукописи к нам пришли в том виде, что на месте букв проеденный материал, пергамент и они осыпались. Поэтому, собственно, их надо читать уже на просвет, а поскольку многие буквы имеют разное строение, то осыпались целые строки. Поэтому я не рискую работать с такими рецептами для того, чтобы через какое-то количество времени они не проели материал, который я применяю, поэтому я добавляю туда современную химию. Краски тоже, как правило, это либо современные гуашевые краски, либо акриловые, либо, последние мои рукописи уже иллюминированы миниатюрами и заставками, для раскрасок которых применяется именно созданные по старинному рецепту краски из яичной темперы.

После этого, когда написан блок, он вручную сшивается мастерами, сейчас таких мастеров несколько десятков в Украине, которые знают искусство правильной, ручной сшивки блоков, делаются доски из картона либо дерева, поскольку древние книги кожей переплетались. Доски эти прикреплялись к блоку специальной технологией, так происходило где-то до XIX века. Единственное, что сначала форзацы не применялись – это листы, которые крепились к верхней или нижней крышке, к обратной стороне. Как раз «Слово о полку Игореве» – тот самый образец, переплетчик оставил деревянную доску и специальными ремнями пришил блок к этой деревянной доске. Это наиболее приближенная технология, которая применялась с X по XV- XVI век в книжном переплете. Для придания архаичности книги, по бокам книжного блока делается специальный торшон или декорируется каким-то узором или иными технологиями. На самих книжных крышках делаются элементы украшения – это винты, тиснение самого переплета. Наиболее, конечно, ценное в оформлениях, когда это все делается вручную, когда элементы тиснения сделаны вручную и вручную еще и давятся, а не на современных машинах, или очень многие элементы сейчас делаются на станках. Станок вырезает по специальной программе это изображение и, конечно, тогда это сразу видно, что это уже более или менее современная технология.

Одной из идей заниматься воспроизведением древнерусских книг, рукописных текстов – это то, что эти древние рукописи а) недоступны, поскольку многие находятся в таком ветхом состоянии, что они находятся в хранилище и на свет их очень редко поднимают; б) в Украине, с моей точки зрения, осталось всего четыре очень значимых, интересных рукописи – это Пересопницкое Евангелие, но оно более позднее, это XVI век, это Лаврское Евангелие XIV века, это Кристинопольский Апостол XIV века и Оршанское Евангелие XIII века, по-моему. Все остальные из десятков тысяч рукописных книг, из которых несколько тысяч относились к X, XI, XII веку, они либо погибли в войнах, в огне пожарищ, либо были вывезены по тем или иным причинам в зарубежные книгохранилища. Я думаю, что порядка 90% этих древних рукописей, самых известных шедевров древнеукраинской рукописной книжности, находится в России в библиотеках Питера, Москвы и так далее. Очень много находится в Германии, в Британии, во Франции, громадная масса народа, которая этим интересуется, подавляющее большинство из них не могут посмотреть или прикоснуться к этим рукописным шедеврам. Поэтому такая идея, что именно воспроизводить либо отдельные листы из них, аутентичные копии, либо древние тексты, воспроизводить рукописи и оформлять их в соответствии с древней переплетной традицией для того, чтобы интересующиеся, почитающие искусство древней рукописной книги могли к этому прикоснуться. Я считаю, что это весьма весомая составная часть нашей древней культуры, которая немного забыта, поскольку, допустим, искусство иконы, искусство древнего зодчества – это мы наблюдаем в музеях, в тех дошедших до нас памятниках, а книгу очень многие, не то, что недооценивают, довольно-таки сложно осознать, какой это значимый вид древнего искусства. Поскольку, кроме того, что она сама имеет эстетическую ценность, потому что рукописная книга всегда индивидуальна, даже если несколько списков одного и того же произведения всегда будут разными, поэтому они делались разными переписчиками, разными художниками миниатюристами, иконописцами, переплетчиками. Поэтому одна и та же, скажем, группа вряд ли повторяла несколько одинаковых книг, поскольку каждая книга делалась по заказу очень богатого человека и в зависимости от фантазии и возможностей уже выходило той или иной ценности произведение. Поскольку книга писалась от года до нескольких лет, если это была значимая, великолепно иллюминированная рукопись, она, конечно, стоила целого состояния. Можно было сравнить одну книгу со стоимостью нескольких деревень с имуществом всех ее жителей, скота, сельхозинвентаря и так далее. Потому что на такой шедевр древнеукраинской рукописной книжности, как Киевская Псалтирь, ушло, по оценкам, три года работы, поскольку 380 великолепнейших миниатюр, просто великолепнейших, несколько сотен инициалов, тоже великолепных, красивых, в неовизантийском стиле украшенных золотом, применялась яичная темпера. Ушло приблизительно 180 шкур телят, скорее всего, это были наиболее ценные шкурки, добывали шкурки у мертворожденных или не родившихся еще телят, это был самый дорогой пергамент, он назывался девичий пергамент. Он очень тонкий, он светится перламутрово-жемчужным цветом, еще, естественно, каждая шкура обрабатывалась приблизительно месяц, а то и два. Сначала надо было соскоблить жир, шерсть, вымочить ее в извести, потом опять соскоблить приблизительно до 0,3 – 0,5 миллиметра толщины шкурки, поэтому ее натягивали, скоблили, сушили, обрабатывали золой, мочили и так далее. Процесс занимал от месяца, можете себе представить, это же труд очень многих людей. Плюс потом от года до трех написание вот такой книги.