Ярослав Матюшин о русскоязычных патриотах Украины

Это частное проявление общего конфликта, который уже давно «вирує» украинским фейсбуком, в частности, фейстуком – украинским сегментом интернета. Это война адекватных с неадекватными. Я, как человек, русскоязычный патриот и полевой волонтер, уже не мог терпеть все эти претензии, «мова оккупанта» и прочее. Ведь у нас половина окопа говорит по-русски, а сейчас в нашем секторе вообще стоят русские части, которые нас защищают.

Может то, что я написал, имеет провокативный характер, но это был примеряющий пост о том, что русскоязычные патриоты имеют право на существование как таковые. Страна у нас двуязычная и это отрицать глупо. В русскоязычной ее части, простирающейся с центра на восток, есть люди, которые ее искренне любят и готовы помогать и защищать. Но те, кого я называю «неадекваты», эти хуторянские шароварщики, видят только те буквы, которые им интересны. После этого у меня еще был краткий пост о том, что если я буду встречать мем «мова оккупанта», то я буду контрмемить его как «мова Монтян», потому что у нас есть Татьяна Монтян – одиозный политик, государственный деятель, которая разговаривает исключительно на украинском и является таким же патриотом, как глава ДНР Захарченко. После чего я получил шквал обвинений в том, что ненавижу всех украиноязычных, что я дебил, у которого не хватает интеллекта выучить украинский язык, что пренебрегаю культурой и языком родного края. Я же ничего этого не писал и не имел в виду. Но народ как-то себе додумывает, они видят то, что они хотят видеть.

Основная красная нить, рефрен их атак, коментов на мои материалы – то, что я защищаю русский язык. Дорогие друзья, я не защищаю русский язык. Зачем его защищать? Он себя и так прекрасно чувствует. К сожалению, на 24-тый год независимости у нас сложилась такая ситуация, что он доминирует в медиа-сфере, в информационной сфере, может, он не сильно утесняет украинский язык, но то, что он доминирует, – это непреложный факт. Именно поэтому я категорически против придания ему статуса второго государственного, потому что это формально закрепит его доминирующие позиции. Если не набегать к русскоязычным патриотам в треды, а заниматься пропагандой украинского языка, заниматься украинизацией, то можно рассчитывать на то, что через поколение или два это доминирование вымоется само по себе. Некоторые сидят на диване, покушав сало, прибежав ко мне в тред, и пишут, что я «зневажаю українскую мову». А некоторые, например, как мой отец, который устроил в Мариуполе бесплатные курсы украинского языка во всех четырех районах города, на которые приходит очень много людей. Я в этом ему помогаю, популяризирую через фейсбук. И мои друзья-патриоты в Мариуполе, мои знакомые волонтеры, мы все отдаем детей в украиноязычные школы. Мы надеемся, что для них украинский язык станет родным. Дома они будут общаться в русскоязычной среде, но когда они вырастут, станут ячейкой общества, у них уже будет украиноязычная семья. Получается, что для наших внуков украинский будет родным и в школе, и у них в семье. Этот процесс не быстрый. А вы хотели после 350 лет за один год всех украинизировать? Кто-то принципиально, как замечательный мариупольский журналист Иван Синепалов, переходят на украинский язык, разговаривают на нем в быту и везде. Я, например, так не могу. Я прекрасно понимаю украинский язык, могу на нем разговаривать, но я носитель русского языка, это не мой выбор, и не выбор моих родителей.

У меня будет такой месседж – ребята, прекращайте кидать кал, особенно по отношению к тем буквам, которых никто никогда не писал, а, пожалуйста, поезжайте на восток. В Харьков, В Мариуполь, Запорожье, проводите бесплатные мастер-курсы по украинскому языку. Напишите хоть что-нибудь исключительно на украинском языке, чтобы популяризовать этот язык.

На счет популяризации украинского я хочу коснуться темы запрета русскоязычного контента, который проскочил месяц назад. Когда «Бумбокс» выдали свой первый альбом, абсолютно украиноязычный, в Мариуполе эти песни звучали из каждой розетки, на каждом углу. Украиноязычный контент сам собой взял и вытеснил все этих киркоровых с волн нашего радио. Вот этим надо заниматься.

Я считаю, что самой яркой иллюстрацией отсутствия языковой проблемы в стране являются наши посиделки с львовскими друзьями. Очень было приятно, когда этим Рождеством, они пригласили нас к себе на Свят вечер, мы отлично провели время, посмотрели на рождественские традиции Западной Украины. Их семья с нами разговаривала исключительно на украинском языке, потому что они являются его носителями, мы разговаривали по-русски и никто не испытывал никаких неудобств, ведь все друг друга прекрасно понимают. Но то, что мы говорим на двух разных, но родственных языка, – это фигня, потому что у нас есть более весомый фактор, который нас объединяет, – любовь к своей стране.

Если, например, «Свобода» очередной раз пройдет в Раду, они там ничего такого уже не примут. Все, что они могли, они уже сделали – закон Колесниченко-Кивалова отменили, который де-факто и так не работал. Не думаю, что это будет иметь какие-то последствия, ведь это такая локальная фейсбучная война, которая не экстраполируется на реальные действия, не материализуется. Во-первых, не занимайтесь ненавистью. Во-вторых, читайте глубже и, если вы прочли то, что вам не нравится, перечитайте это еще раз.

И уточню под конец. Якщо я зустрічатиму у фейсбуці або у реальному житті нормальних україномовних співгромадян, яких я дуже поважаю, які розмовляють мовою яку я дуже люблю, але, на жаль, вона не є моєю рідною, я з повагою буду ставитися до їхньої мови, культури та форми спілкування, форми комунікації, но если я буду встречать шароварного утырка, который будет мне говорить, что я разговариваю «мовою оккупанта», я буду просто парировать, что он говорит на языке Монтян. Вот и все, потому что «язык Монтян» и украинский язык – культурно очень далекие друг от друга галактики. А если вы видите какую-то угрозу украинскому языку в моих постах, то вперед – собрались, поехали на восток, открыли там мастер-курс, занялись украинизацией, популяризацией родного языка и культуры в родной стране. Вот и все.