Татьяна Никитина об искусстве подарка

Подарок – такая вещь, которая находится на стыке двух парадоксов. Например, такой вещи, как ожидание чуда, ожидание волшебства, если мы не совсем скучные взрослые, то мы все равно в преддверии какого-то момента, когда предполагаем, что может быть подарок, мы ждем тихонечко чуда, никому об этом не говорим и даже себе не всегда признаемся. Это первая часть, а вторая часть парадоксальна тем, что это самая сложная психологическая задача – преодолеть проекцию собственных ожиданий. Когда мы чего-то ждем, мы чаще всего получаем что-то совершенно другое, и это тоже опасно. И только человек, который хочет проявить истинное отношение, потрудится и заглянет в ту глубину, где человеку можно подарить его изюминку, ту искорку, которую он будет радостно беречь.

На самом деле портретная кукла – это сложный подарок. Он шокирует, удивляет, никто никогда не готов увидеть себя. Насколько бы мы не были открыты, широко не мыслили, мы никогда не ожидаем увидеть себя, тем более себя в образе. Нам сначала дают фотографию, а потом мы разговариваем. Иногда люди приходят с какими-то давними воспоминаниями, они не знают, в каком образе они хотели бы видеть своего друга или человека, которого они почитают, но в разговоре мы вместе создаем этот образ. Образы бывают очень дивными. Например, девушка, которая больше 25 лет не видела парня, она уже стала совсем взрослой девушкой, и парень стал совсем взрослым парнем. Она хотела подарить ему эмоцию, он стал сейчас профессором Бостонского университета, ему была подарена кукла в костюме профессора: в шапочке, бархатный плащ, и на подкладке этого плаща были шелком написаны стихи, которые он писал ей в юности. Это было очень трогательно, и я не сомневаюсь, что человек через большое расстояние, через большое время получил такой подарок от девушки, которую не видел 25 лет, наверняка, если у него есть душа, то почувствовал нечто теплое и красивое.

У нас, по сути, нет культуры дарения подарков. Чаще всего, мы спешим, торопимся, покупаем скорее и несем что-то общепринятое. Для того, чтобы потратить время и частичку своей души на это, нужно захотеть.

Когда пришла к нам молодая пара для того, чтоб заказать кукольную композицию для бабушки и дедушки, у них была золотая свадьба. Делать пожилых мужчину и женщину не хотелось, потому что хотелось, чтоб радовало глаз какое-то светлое воспоминание, и ребята принесли фотографию, где они танцуют на своей свадьбе. Мы сделали эту композицию, в этом варианте, в этом аспекте. Это было очень красиво: молодая девушка, влюбленный мужчина смотрит на нее, грациозная талия, он ее обнимает. Получилась очень красивая композиция. Чаще всего это ассоциативный ряд, это какие-то вещи, которые мы хотели бы видеть.

Если тебе не нравится то, что ты имеешь, измени то, что ты делаешь. Я это хочу сказать в адрес тех, кто дарит подарок, но по эмоции: «Спасибо» – условная эмоция, немножко целлофановая, мы видим, что это не наш максимум, и это не максимум эмоций человека, которому мы дарим. Нужно просто изменить отношение к принятию подарка, развивать в себе все, что можно развивать в этой жизни и критиковать только в себе. Поэтому, когда мы почувствовали, что можем принести больше радости тем людям, кого хотим порадовать, нам есть смысл менять то, что мы делали всегда. Мы всегда шли и покупали то, что попалось. Например, попалось что-то: наверное, это красиво, наверное, это дорого, наверное, это актуально сегодня, пожалуй, подарю. Надо менять, мне кажется, эти шаблоны, по той причине, что когда ты даришь человеку то, что из его глубины достает радость и удивление, это дорогого стоит.

Известный китайский художник Цай Гоцян знаменит тем, что он в своих конструкциях, арт-объектах и многих работах использует взрывчатые вещества. Он сделал уникальную конструкцию размером 500 метров ввысь, называется она «Лестница на небеса». Там изображена лестница, в тот момент, когда было открытие, она воспламенилась, и вот таким ярким, восхитительным факелом, символизирующим вход на небеса, он отметил столетие любимой бабушки.

Могу сказать, что люди, которые с душой относятся к каким-то моментам ознаменования событий, действительно встречаются не часто, потому что сложно делать подарки такого типа. Что касается заказа куклы, то она делается долго, делается недели три, ее нельзя сделать по дороге. Хотя можно позвонить, сказать: «Я вам передам фотографии, вы получите, предложите мне вариант образа, это такой-то человек», можно и так, но люди очень вовлекаются. Они увлекаются, не видят в этом некую сказку, потому что мы все в суете забываем даже то важное, о чем потом жалеем. Когда они слышат наши вопросы, чувствуют наше отношение к такой работе (работой трудно назвать, потому что это целый мир), они часто вовлекаются и с удовольствием обсуждают, с удовольствием вспоминают и находят лучший образ вместе с нами. На самом деле от такого подарка можно получить три момента радости. Первый момент радости, когда ты его обсуждаешь, это очень приятно делать, это иногда бывает жутко смешно, иногда это бывает очень чувственно, иногда мысли человека уводят его туда, куда он сам не ожидал и не всегда хочет оттуда возвращаться. Мы иногда на этом моменте останавливаемся и делаем образ, исходя из этого момента. Это первая ступень радости. Вторая, конечно, момент дарения, когда ты становишься притчей во языцех, когда на тебя, на дарителя, обращено все внимание, и, конечно же, это торжественно и совершенно оправдано. Третье, когда потом тот, кому ты подарил эту работу, звонит тебе или при встрече говорит: «Как ты мог, как ты до этого додумался, как тебе пришло это на ум, где ты их взял», в смысле нас.

Мне очень приятно, что мне послана такая деятельность. У нас чудесная группа скульпторов, художников, дизайнеров, постижеров. Мы делаем настоящую кожаную обувь, мы делаем настоящие детали, ремни, аутентичные всякие штучки, иногда из металла, иногда из любых материалов. Я могу сказать одно, что невозможного мало для тех, кто хочет подарить не подарок, а отношение.