Руслан Олейник: “Результаты любого предприятия зависят от менеджмента”

Государственное предприятие «Специализированный морской порт Октябрьск» в этом году отметило свой 50-летний юбилей. Создавалось оно с одной целью – для обработки спецгрузов, военных грузов. Практически всю свою историю деятельности до независимой Украины предприятие работало только со спецгрузами. Потихонечку к концу развала Советского Союза переходили на гражданские грузы, но в основном это был закрытый военный спецпорт. Он входил в состав Николаевского морского торгового порта, а в 1992 году он был выведен в отдельное государственное предприятие. После этого продолжало работать и со спецгрузами, и с грузами гражданского назначения. Паспортная мощность предприятия составляет 2,5 миллиона тонн, и за все это время предприятие где-то в этом объеме и балансировало. От полутора миллиона тонн переработки по году до 2,5 миллиона тонн.

У нас в 2013 году была проведена реформа морской отрасли, вступил в силу Закон о морских портах, и была проведена реформа, была реорганизация. Порт был разделен на Администрацию морских портов и отдельное выделение стивидорной деятельности. Государственное предприятие «Спецпорт Октябрьск» осталось, в своем лице было выделено АМПУ. В 2013 году грузооборот в порту был провален, может, это было связано с реформой, может, это было связано с менеджментом, но год был закончен в объеме полутора миллионов тонн всего лишь. На 2014 год уже были плановые  проблемы по выплате заработной платы, предприятие планировало брать кредит на выплату зарплаты. В 2013 году была сформирована новая команда на предприятии и с начала 2014 года начали наращивать грузопоток. 2014 мы сработали в объеме двух миллионов тонн, а 2015 год мы уже сработали в объеме 2,5 миллиона тонн, вышли практически на паспортную мощность. При этом предприятие сгенерировало в 2014 году порядка 127 миллионов гривен, уплаченных в бюджет, а в 2015 году это было уже порядка 200 миллионов гривен отчислений в бюджеты всех уровней. Мы находимся на учете в спец ДПІ города Одессы, и по Николаевскому отделению мы заняли первое место по доли налоговых отчислений в бюджет. Это абсолютно открытые данные, они везде есть, очень многие периодические издания дают данную статистику, и мы в лидерах уплаты предприятий, конечно, мы не можем конкурировать с такими крупными портами, как Мариуполь, как Одесса «Южный», если брать в комплексе стивидорные компании Одессы. Но небольшое предприятие, мы понимали, это 178 гектар, это шесть причалов плюс вспомогательный причал и 700 человек трудового коллектива. В чем уникальность данного предприятия? Оно на сегодняшний день является целостным. На территории предприятия нет ни единого арендатора, нет ни единого комплекса, который бы вел свою хозяйственную деятельность. Единственное предприятие, которое ведет деятельность на территории порта – это Государственное предприятие «Специализированный морской порт Октябрьск».

На протяжении последних двух лет мы видим и понимаем стратегию, что в рамках государственного предприятия нам тяжело развиваться. У нас есть порог, но мы можем перешагнуть этот порог по своему грузообороту, но для этого нужны инвестиции, нужно инвестировать в инфраструктуру. Мы работаем в рамках финансового плана, определенную сумму, которую можно выделить, мы можем инвестировать. Но говорить о каких-то крупных инвестициях, о строительстве новых объектов, то самому предприятию будет тяжело это сделать, хотя предприятие имеет весьма неплохую норму прибыли, и оно может самостоятельно развиваться, но это будет растянуто в очень длительном временном промежутке. Мы ограничены, опять-таки, условиями, что мы госпредприятие. В рамках государственного предприятия быстро инвестировать не получится. Если надо привлекать кредиты, то нужно все согласовывать – это определенная процедура, это долгая и длительная процедура.

После вступления в силу Закона о морских портах, была предусмотрена возможность введения НГЧП – негосударственного частного партнерства на территории портов. Законом предусмотрены разные виды партнерства. Первое – это приватизация, второе – это концессия и третье – это арендные отношения, любые арендные отношения, которые могут быть. А дальше это все мы перекладываем на язык цифр, что же выгоднее государству. Приватизация – это одна математика, концессия – это другая математика и аренда – это третье. Перед тем, как смотреть на результат, надо понимать, какие у нас цели. Все-таки порты – это стратегическое государственное имущество, государство не должно терять над ними контроль, и самая оптимальная схема развития, путь развития на сегодняшний день, как видим мы, портовики в нашем порту, как видит министерство – это концессия на сегодняшний день. Она позволит оставить объект за государством и учитывая все правила, прописанные по закону, концессионер управляет объектом, он его развивает. Концессия дает право на развитие объектов в плане строительства, в плане развития и привлечения самим уже концессионером, в любом случае это инвестиционный проект развития предприятия с привлечением дополнительного груза для переработки в порту. Государство в результате должно получить стабильные налоги, стабильный грузопоток, который будет привлекать концессионера. При этом у государства останется этот объект в собственности. Законом предусмотрена дальнейшая компенсация за то, что внесет инвестор-концессионер, но в любом случае, объект остается за государством. Бюджет получает налоги от деятельности юридического лица, который будет проводить свою деятельность на территории порта, и государство будет получать фиксированные концессионные платежи. Вот такая схема прописана в законе: в случае приватизации государство одноразово продает на конкурсе предприятие, а потом получает налоги, но в том объеме, который будет уже генерировать это предприятие от той прибыли, с которой она будет сгенерирована. В случае концессионных отношений есть фиксированный концессионный платеж, предприятия будут обязаны его выплачивать. Сегодня многие говорят, что управление государственными предприятиями не эффективно, что надо двигаться, но мы понимаем, что эффективность или неэффективность зависит от менеджера и от поставленных задач менеджеру. Только так, все остальное – разговоры, которые отводят от конкретной цели, конкретного менеджера, который находится на конкретном предприятии. Поэтому для того, чтобы предприятие могло развиваться, для того, чтобы государство получало фиксированную прибыль, нужно менять форму собственности, нужно уходить от государственного управления, тогда будет доступ к рычагам, которые позволят очень быстро развивать предприятие. Вот такое мнение, оно сегодня существует, и оно поддерживается и министерством, оно прописано в программе президента 2020. Это четкое понимание, как должны развиваться государственные предприятия. Мы внесены в перечень предприятий, которые должны быть приватизированы. Будет ли проголосован Верховной Радой этот пакет или не будет, дальше подготовка к конкурсу, приватизация. Тяжело сказать, как быстро мы придем к какому-то этапу. Но на сегодняшний день понятно, что надо дорабатывать законодательную базу и передавать предприятия в концессию.

Можно двигаться параллельными путями. Государство должно определить, кого оно передает в концессию, кого оно отдает на приватизацию. Но порты – стратегические предприятия, и государство должно сохранить над ними контроль. Малые порты, порты с малым грузооборотом, можно отдавать в приватизацию – это быстрее поможет развиться этим предприятиям. А крупные предприятия, скорее всего, нужно все-таки отдавать в концессию. Министерство ведет пилотный проект по Херсонскому морскому порту и по Николаевскому спецпорту «Октябрьск» по передаче их в концессию. Они уже определены, есть концепция развития через передачу их в концессию.

Нами два года назад разработан план развития предприятия. Мы привлекли для этого проектную организацию ЧерноморНИИпроект, они когда-то проектировали это предприятие, и они разработали примерный план развития предприятия. Какие мощности можно создать на территории существующего предприятия. Мы удалены от города, фактически у нас есть много свободных площадей, которые не задействованы в основном процессе, которые можно развивать. Наш план развития выложен на сайте нашего предприятия, он абсолютно доступен и все, кто интересуется, могут это все там увидеть. Там цифры, там карты, там примерные объекты нанесены, которые можно строить. По поводу, есть ли конкретно у нас концессионеры, я думаю, что в любом случае, это только конкурс, открытый конкурс. Все обращения по поводу передачи объекта в концессию приходят на министерство. На предприятие таких конкретных вопросов на сегодняшний день практически не поступало. Приезжают представители различных компаний, смотрят, интересуются, но на какие-то маленькие территории, на меленькие объекты. Какова будет стратегия передачи, это целостный комплекс в том виде, в котором он есть либо предприятие будет поделено на какие-то участки для передачи частями в концессию. На сегодняшний день это все находится в работе и разрабатывается. Привлечены международные компании, различные финансовые институты, Европейский Банк реконструкции и развития тоже участвует, AFC присматривается, чтобы принять в этом участие. Я считаю, что на примере «Октябрьского» можно разработать модель, правильную и удачную модель передачи госпортов, имущества государственных стивидорных компаний в концессию, потому что мы говорим в данном случае именно об имуществе государственной стивидорной компании. Будет ли там рассмотрен в комплексе с имуществом АМПУ порта «Октябрьского» – пока эти все варианты рассматриваются, обсуждаются, единого решения пока нет, но в этом направлении очень плотно работают.

Конкретные результаты на любом предприятии зависят, скорее всего, только от менеджмента. Вопрос в том, какие задачи стоят у менеджмента, кто их ставит и какие цели должны быть для этого достигнуты. По итогам работы нашего предприятия за 2014 – 2015 год, говоря языком цифр, приведем нашу доходность доллар к тонне. Если в 2013 году это было около 1,3 доллара, в 2014 году это было уже около 2,7 доллара на тонне, то в 2015 году 3 доллара 50 центов с тонны зарабатывали. Планировали на 2016 год мы в районе 3,30, потому что мы подгоняем заработную плату до определенного уровня и держим. В начале 2015 года у нас были проведены некие кадровые изменения, этому предшествовала длительная история и борьба определенных финансовых групп за влияние над этим предприятием, но министерством была четко поставлена задача – сохранить предприятие в том виде, в котором оно есть. Мы прекрасно понимаем, что мы работаем зажатые, зарегулированные рамками государственного предприятия, и что нам надо дальше двигаться в сторону развития перехода формы собственности. У нас был на предприятии поменян менеджмент, в результате на сегодняшний день предприятие потеряло порядка 50% своего грузооборота. На сегодняшний день стоит задача его восстановить и попытаться выполнить финансовый план, который утвержден Кабинетом Министров. Задачи на сегодняшний день весьма сложные, весьма тяжелые, потому что груз, ушедший из порта, находит себе дугой порт и теперь надо попытаться это все вернуть обратно. Наверное, мы займем более агрессивную маркетинговую политику. Наверное, мы будем переориентироваться на другие грузы, мы не будем привязываться и ориентироваться на основного грузоотправителя, потому что, как показывает практика, колебание внешнего рынка очень сильно сказывается на работе внутренних предприятий. Мы должны быть разновекторно направлены по отношению к работе, по нашим грузоотправителям для того, чтобы как бы ни менялась конъюнктура внешнего рынка, объем грузопотока через порт не менялся, он был стабильный. От этого зависят и социальные вопросы, от этого зависит заработная плата. Трудовой коллектив весьма опытный, его нужно сохранить, его нужно развивать. В порту очень активно работает профсоюзная организация, я какое-то время ее возглавлял. Мы где-то даже поменяли саму политику, сами подходы работы этой профсоюзной организации. У нас нет такого – все туда и мы туда. Даже в плане организации летнего отдыха, раньше профсоюз организовывал, выбирал базу отдыха и туда отправлял всех людей. В Коллективном договоре предприятия предусмотрены деньги на оздоровление от предприятия при выходе работника в отпуск и давали какую-то путевку. Летом не все уходят в отпуска, люди идут в отпуска круглый год, мы приняли такое решение, что с первого января 2016 года работник, уходящий в отпуск, получает еще четыре тысячи гривен на оздоровление, и он сам определяет, куда он пойдет отдыхать. Поедет ли он отдыхать, либо он дополнительно купит ребенку какие-то книги, игрушки, какую-то одежду. Народ серьезно и нормально это все воспринял, и эти выплаты идут стабильно. Поэтому от стабильной работы предприятия зависит, в первую очередь, благосостояние у работников.