Ольга Габлюк о правилах успешного выступления

Я предлагаю поговорить о поведении, о поведении во время беседы, общения как тет-а-тет, так и о поведении перед большой аудиторией, так называемых публичных выступлениях.

Начнем с поведения в такой вот ситуации: вы с человеком один на один или вы и небольшая группа людей. В этом деле правила, как и в любом другом хорошем деле, начинаются с вопросов: что ты хочешь и от кого ты хочешь? То есть, для того, чтобы говорить о каких-то правилах или рекомендациях, надо понимать, с кем ты общаешься, чего ты хочешь в результате общения. Здесь нет каких-то стопроцентных правил — есть тенденции, то есть, что-то скорее нравится. Например, людям нравится, когда на них смотрят, потому что если на них не смотрят, кажется что их игнорируют, или боятся, что тоже создает не лучшее впечатление. Или, например, не договаривают, что-то скрывают.

Люди любят, когда к ним обращаются по именам. Это простое, старое, доброе правило, которое мы наверняка слышали неоднократно. Но почему-то мы забываем о таких мелочах, а именно из этих мелочей складывается впечатление. Ведь когда мы имеем дело с человеком, мы имеем дело с его интерпретацией, то есть с его впечатлением от того, что ты говоришь и делаешь. И очень часто это впечатление формируется через персональное отношение. То есть, вы относитесь к моей информации через отношение ко мне лично. Это влияет.

Итак, мы с вами поговорили о двух правилах: зрительный контакт и обращаться по имени. Люди любят, им нравится, когда навстречу им улыбаются, если это конечно уместно. Это ведь нормально, когда тебя видят и тебе радуются. За что мы любим домашних животных? Ты приходишь в любом состоянии, в любом настроении, а он тебе радуется. Опять таки, люди редко используют этот инструмент. Ведь мы умеем улыбаться и у человека есть способность создавать более пятидесяти вариантов улыбок. Вы представляете это разнообразие? Я очень часто своим ученикам привожу пример: представьте, у вас есть гардероб, и там 50 костюмов, а еще 50 рубашек, а еще 50 пар обуви. То есть, комбинируя, создавая разные образы, ты можешь создавать разные впечатления. Это как раз управляемый процесс, его надо сделать управляемым.

Вообще говоря о мимике, она очень важна и сегодня, к сожалению, зря недооценивают это. То есть, все то, что вы показываете своим лицом, а именно в лицо принято смотреть больше всего, именно это соотносят с тем, что ты говоришь. И если, например, вы говорите какие-то хорошие, позитивные вещи, а лицо ваше выражает озадаченность, то скорее поверят тому, что видят, или тому что слышат? Скорее тому, что видят. И вот это несоответствие того, что ты показываешь и того что ты говоришь, приводит к сомнениям, а сомнения в итоге выливаются в недоверие.

Мимика важна. Не менее важно также то, что вы делаете с остальным своим телом. Много говорят о жестикуляции. Сегодня она очень актуальна, а раньше — менее. Раньше говорили, не надо жестикулировать, не размахивай руками. К слову, размахивание руками и жестикуляция — это не одно и то же. Потому что размахивание руками — это какие-то суетливые хаотичные движения. А жесты — они подчеркивают, они усиливают, они выделяют. То есть, это способность выделить то, что ты хочешь, и обеспечить точность понимания тебя. Человек понимает тогда то, что ты хотел сказать, а не то, что ему показалось. У нас есть одежда для тела, и мы ведь почему-то выбираем конкретную одежду, мы ведь не ходим в одной и той же одежде постоянно. У нас есть одежда для пикника, для работы, для отдыха, для свиданий, для театра, для отпуска, для вечеринок, для пляжа… А наше поведение — это тоже одежда, и оно должно быть разным. Оно должно работать так, как мы этого хотим, нужно управлять этим процессом.

Если говорить о том, как мы разговариваем, тоже важно, например, эканье, бэканье, мэканье, ну вот, как бы, то есть. Я об этом говорю уже столько лет — мне кажется, что я уже плешь проела. Однако постоянно слышишь этот мусор в речи. Человек его не слышит, это кстати, тоже очень важный такой момент: вот вдуматься, если бы человек слышал, как он экает, как он выражает свои мысли, наверное, он пересмотрел бы свое отношение. Но он не слышит. А вот представьте: я общаюсь с человеком и я не отдаю себе отчет в том, что он слышит, потому что я сама не знаю, какие слова произношу и что у меня между словами. Я не слышу, с какой тональностью я говорю, какие акценты расставляю, если они вообще есть. Как я могу тогда гарантировать или понимать, что слышит мой собеседник, и почему он себя так ведет, почему он так реагирует? Мы этими звуками заполняем паузы, когда мы думаем, формируем мысль. Да, хотелось бы, чтобы мы мысли формулировали более активно, более четко, легче. Но это тоже не вопрос одного дня и не вопрос одного тренинга — это процесс, который надо любить, развивать и стремиться — это постоянный, бесконечный процесс. Но можно последить за собой и убрать эканье. Лучше закрывать рот и делать паузу с доброжелательным выражением лица, потому что тогда ты как минимум никого не отталкиваешь, ты выглядишь привлекательно, и ты имеешь возможность подумать. Что тоже, опять-таки, выглядит хорошо со стороны — думающий человек.

Убрать паразиты — это важно, это очень важно. Следующий момент — говорить четко. Четко для того, чтобы быть услышанным и быть понятым. Четко для того, чтобы твоя речь создавала приятное впечатление, чтобы не надо было прислушиваться, чтобы не надо было приглядываться и пытаться по губам дочитать, что ты хочешь сказать. Ну и вообще, четкая речь — это приятно. Мы же одежду стираем, гладим, приводим в порядок, чистим, чтобы она была опрятной. Наша речь тоже должна быть опрятной. А у нас очень часто, например, не работает нижняя челюсть. Ну, то есть, человек просто так привык разговаривать, и ему просто не надо особо напрягаться, и все то же самое, но это уже создает другое впечатление, правда? Как будто мне лень, как будто я делаю над собой усилие. Это не вызывает ответное желание включаться в беседу. Мелочь — но важная. Более того, без хорошей дикции, четкости у вас никогда не будет хорошего голоса. Какой бы ни был богатый у вас голос, но как он может выйти через такое узенькое пространство? Ну какой музыкальный инструмент вы можете себе представить все время вот с таким

отверстием? А голос, собственно, наше тело — это музыкальный инструмент, который издает такие потрясающие звуки, на который он способен. Но часто люди вообще не слышат свой голос. Вы спросите у любого человека: ему нравится его голос в записи? И он скажет нет. Но нет не потому, что голос плохой, а потому, что происходит несоответствие между тем, что слышит сам человек — мы же себя слышим иначе, — и тем как его слышат другие люди, с чем он сталкивается, например, в аудиозаписи или видеозаписи. То есть, это несоответствие приводит к такому легкому разочарованию: да, мне не нравится, это не то, к чему я привык. И вообще человек по поводу себя всегда имеет субъективное мнение. А ведь это важно понимать: как я сама себя воспринимаю, и то, как меня видят другие

люди, это разные вещи. И очень важно, опять-таки, управлять своим поведением для того, чтобы уметь создавать нужное впечатление. Голос должен быть разным, потому что если он будет одинаковым, даже низким, потому что низкие голоса воспринимается лучше, чем высокие, особенно актуально это для девушек, то это монотонно, никому не интересно. Хочется, чтобы была какая-то живость. Вообще, сегодня в поведении, в том как ты говоришь, очень важно показывать твою заинтересованность. Люди устали от безразличия, люди устали от проблем, трагедий, драм. Да, это не повод скакать, но всегда есть баланс. Мы конечно, склонны из крайности в крайность, но есть повод порадоваться. Надо уметь

радоваться. Если ты сам не показываешь, что тебя это трогает, что тебя это увлекает, почему другой должен увлекаться? А человек скажет: я просто не умею, я просто стесняюсь. Понимаю. Но мы же homo sapiens, мы же можем с этим работать и получать от этого, кстати, удовольствие, Потому что тогда общение из какой-то пытки, мучения становится удовольствием и однозначно преимуществом.

Если резюмировать, что нравится людям и что хорошо использовать, когда мы общаемся тет-а-тет, то желательно, говоря о поведении, конечно, использовать доброжелательное выражение лица, которое может меняться в зависимости от того, о чем мы говорим, улыбаться, использовать жесты. Широкие, неширокие — это зависит от темперамента человека, от того, как он себя чувствует, но они должны быть живыми, не должно создаваться ощущение деланности или какой-то фальши. Использовать речь, вычистить ее от паразитов, говорить четко. Ну и, конечно, использовать голос и интонации — это если говорить о поведении. А есть еще содержание, есть еще то, что мы говорим, что тоже очень важно. Но мы должны понимать, что поведение формирует отношение к содержанию. У нас почему-то люди говорят: я умею умно говорить, но я не умею это подать. И почему-то кажется, что хорошее поведение, достойное, выигрышное поведение всегда должно быть в ущерб содержанию. А вот теперь представьте себе: хорошее, умное, глубокое содержание и совместить, хорошо это подать. Кто от этого проиграет? Все, по-моему, только выиграют.

Если говорить о публичных выступлениях, это тоже общение. Поскольку много людей, логично, что надо проявляться более активно, чтобы каждому человеку хватило — более широко. И здесь почему сложности возникают? Потому что нам важно, мы переживаем о том, что о нас думают, не кажемся ли мы глупыми, смешными, странными, какое впечатление производим? Это заставляет человека собираться, зажиматься, группироваться, готовится к защите и все наше проявление — оно такое мелкое, маленькое, неуверенное, а наоборот надо шире, наоборот надо раскрываться. То есть, мы часто ждем хорошей, положительной реакции от аудитории, и потом мы расслабляемся, а надо работать иначе. Если вы помните мультик про крошку енота, который бегал к озеру с дубиной и пугался, вот это аналогичная ситуация. То есть, не надо бегать с дубиной — надо улыбнуться, тогда ты скорее в ответ получишь улыбку, тогда ты скорее в ответ получишь принятие. Для того, чтобы люди открылись, доверились, ты вначале откройся сам. Но не просто откройся, а сделай это так, чтобы люди это увидели. Потому что то, что я думаю, то что мне кажется, не факт, что очевидно для другого. И все, что я делаю, я должна выстраивать с точки зрения восприятия другой стороны. Я ведь это делаю не для себя, а значит я должна учитывать, как эти люди могут отнестись к моим словам, как они относятся к тому или иному предмету, теме, какой у них есть опыт. Это все укладывается в итоге, и выбирается содержание: что вы говорите, какие аргументы вы приводите, ну и, безусловно, какая форма — более сдержанная, неформальная, шутливая. Юмор, кстати, работает всегда хорошо, потому что когда-то сказали, и я всегда использую тоже эту фразу, самый лучший способ снять напряжение и сопротивление — это заставить человека улыбнуться. Потому что когда мы улыбаемся — мы добреем, и потому юмор всегда хорош. Но только он должен быть уместным и в нужное время.

И говоря о работе с аудиторией, напомню, что раскрывайтесь, используйте более широкие жесты, когда у нас локти отрываются от корпуса, то есть не прижаты все время — вот такие странные жесты получаются. А мы раскрываемся. Используем большую полетность, больший посыл голоса, даже если вы работаете с микрофоном. Потому что это требует немножечко другой динамики, другого посыла — это другой вид коммуникации, и должно быть все шире. Как тренироваться? В этом случае, когда речь идет о таких практичных навыках, всегда есть разница между знать, уметь и делать. Многие люди знают, многие умеют, но далеко не многие делают. Потому что как только срабатывает волнение, все наши навыки, если они не перешли на уровень автоматизма, рефлексов, они как-то, куда-то деваются, и мы опять сковываемся. А здесь, невзирая на свое внутреннее состояние, волнение, ты можешь собраться и работать, потому что это работа, физический труд, энергетические затраты, но есть смысл это делать.