Николай Омельченко об инфовойне в нумизматике

На сегодняшний день, нумизматическая программа Украины по дизайну и качеству монет одна из лучших в мире. Но ее узкая направленность и неспособность меняться на протяжении последних двадцати лет, когда у нас начали выпускать памятные монеты, привела к тому, что мы уже отстаем на годы. Самое главное, не вижу желания Национального банка идти в ногу со временем и мировыми тенденциями, со спросом наших коллекционеров внутри страны и спросом коллекционеров в мире на украинскую нумизматику.

В условиях войны в стране, я могу с уверенностью сказать, что война началась не в Крыму и на востоке. Проблема возникновения войны произошла от неспособности киевской власти, за последние 10–15 лет, принимать адекватные решения по управлению страной. Это целый комплекс вопросов: вопросы языка, использования геральдики, государственных знамен. Самый главный – вопрос языка. Наши чиновники жили одной жизнью, а народ и страна – другой. Когда нет управления, когда народ не получает то, что должен получить на сегодняшний день, внутри страны постоянно возникают проблемы. Эти проблемы у нас вылились в войну.

Почему об этом можно говорить? Потому что информационная политика в вопросе войны во многих случаях имеет большее значение, чем война с оружием. Потому что война за умы людей, война за сознание, привели к тому, что у нас сейчас идет война на Донбассе. Последние пять лет, я активно переписывался с Национальным банком. В своих письмах я говорил о том, что в Украине тринадцать монет имело в описании термин «Георгиевская лента». Получается, Национальный банк является активным проповедником идей «Русского мира». Более того, в своих ответах, он писал мне, что Георгиевская лента должна быть, потому что, по легендам и былинам, святой Георгий воскресал, погибал и такое прочее. Но ведь Георгиевская лента является, еще с после «Помаранчевого» майдана, одним из инструментов влияния России на Украину. Почему в Национальном банке этого не понимали? Но самое страшное в другом. В том, что в Национальном банке, есть люди, которые представляют нашу Национальную Академию наук Украины. Там есть экспертные советы, которые следят за нумизматической программой, вносят корректировки, смотрят открыто в интернете описание монет.

В двенадцатом или тринадцатом году, в связи с чемпионатом мира по художественной гимнастике в Украине, Национальный банк выпускает монету с изображением эмблемы этого чемпионата. На эмблеме название города, Киев, которое дано через русскую транскрипцию. Двадцать пять лет в Украине пишут утвержденный Кабмином перевод – Київ. Тем не менее, Национальный банк со всей своей структурой, учеными, утверждают именно такой дизайн монеты. Тогда я пишу президенту, президент пишет Национальному банку, который отвечает, что это не их дело. Это дело Министерства спорта. А Министерство спорта отвечает, что за это несет ответственность Национальный банк. Но почему они не могли отказаться от изображения этой эмблемы, так как она явно антиукраинская? Нет, они ее делают. Точно так же, как Георгиевскую ленту на тринадцати монетах.

Я смог добиться, чтобы Национальный банк убрал из описания монет Георгиевскую ленту, где-то в четырнадцатом году. Уже когда в стране полгода шла война и Георгиевская лента стала символом оккупантов Украины. Можете представить, сколько нужно было смертей стране, чтобы Национальный банк сделал то, что я требовал еще с десятого года.

Давайте называть вещи своими именами. В стране война. Где монеты военной тематики? Где монеты, которые должны поднимать патриотический дух населения? В четырнадцатом году, наконец-то, появляются изменения в плане выпуска, и тогда выходит монета «День захисника України» – красивейшая монета тиражом 50 тысяч штук. Коллекционеры, конечно, в восторге от такого выпуска. Но понадобилось столько трудов, переписки.

В пятнадцатом году вышла еще одна монета, связанная с событиями в АТО, – это «Военный госпиталь». 260 лет Киевскому Военному госпиталю. Итого, мы имеем за четырнадцатый–пятнадцатый год две монеты военной тематики. Одна тиражом 50 тысяч, а вторая 20 или 25 тысяч, если я не ошибаюсь. Все! В плане выпуска монет на шестнадцатый год у нас все хорошо, у нас нет войны, у нас нет АТО, у нас хорошая, красивая, мирная тематика.

Смотрите, Россия оккупировала Крым. В четырнадцатом году выходит две монеты номиналом десять рублей. Одна посвящена Крыму, вторая – Севастополю. Тираж каждой монеты десять миллионов штук. И каждый гость Крыма, турист, коллекционер мира будет иметь в кармане эту монету. И у каждого на этой монете будет написано «Крым – Россия». Понимаете, не надо прикладывать больших усилий. Это народная дипломатия и воздействие через деньги. Царь менялся – в первый же день на монете изображали портрет нового царя, потому что это, в первую очередь, идеология. Так вот, Россия в четырнадцатом году выпускает две монеты тиражом по десять миллионов. В пятнадцатом году она выпускает на территории Крыма сразу пять монет, посвященных Великой Отечественной войне, тираж каждой монеты два миллиона штук. На чем все это основывается? На искусственном понятии «Мы – русские», «Мы – гордые», «Мы – нация». Более того, в декабре пятнадцатого года выпускают банкноту, с одной стороны которой находится Севастополь, с другой – Ялта. Тираж банкноты – двадцать миллионов штук.

Вы знаете, что наш Национальный банк пишет на предложения коллекционеров, народных депутатов, выпускать банкноты, посвященные событиям и юбилеям в жизни страны? Он отвечает, что люди будут путаться. А теперь посчитайте. Если примерная себестоимость производства бумаги десять гривен, на каждой банкноте мы девяносто гривен вытаскиваем из обращения. 230 миллионов банкнот – это один миллиард долларов, денежное обращение Украины. Скажите, это много или мало? Мы клянчим на коленях эти миллиарды у иностранных фондов, у иностранных банков. Сами мы неспособны, мы не понимаем – вот ответ Национального банка. На примере той же России. Четырнадцатый год, сторублевая банкнота игры в Олимпиаде в Сочи. Тираж сто миллионов. Рыночная стоимость банкноты у коллекционеров в пять раз выше номинала, потому что только в одном Китае – миллионы коллекционеров. Мировая потребность есть. Нет желания Национального банка вытаскивать у людей живые деньги и вводить их в экономику.

На самом деле у нас 99 процентов населения страны не видит красивых денег, потому что, когда второго сентября 1996 года в обращение ввели разменную монету, она двадцать лет не менялась. Это преступно против граждан страны, потому что детки рассматривают монеты, изучают по ним историю. Точно так же взрослые, рассматривают их, оставляют себе в копилки. За двадцать лет у нас таких монет, доступных для людей, вышло всего лишь пять видов. Это монеты номиналом в одну гривну, посвященные юбилеям победы и освобождения Украины, и одна монета тиражом пять миллионов, которая была выпущена к Чемпионату УФА по футболу 2012. Но практически никто не видел ее в обращении, потому что у людей есть интерес. Люди эти деньги изымают, прячут себе в копилки. В этом году Национальный банк выпускает монету номиналом одна гривна – «70 років Перемоги». У меня вопрос к Национальному банку, какая себестоимость этой монеты? Если больше гривны, то это заведомо убыточный проект. Если меньше – люди просто изъяли деньги себе в копилки и пустили в обращение свои деньги из запасов. На самом деле, денежное обращение получило мизерные доходы. Скажите, кто не дал в этом году, на этой монете, поставить номинал не одну гривну, а десять, двадцать гривен и выпустить тем же тиражом? Национальный банк говорит, что у них утвержденный ряд. Они не могут его поменять, потому что неспособны быстро, оперативно работать. Зато Национальный банк способен работать по другим проектам. Выпускать какие-то вещи сувенирной продукции в единичном количестве. Например, две пластины в платине, три пластины в золоте. Удовлетворить чьи-то амбиции – на это у них есть силы, резервы, возможности, время. Выпустить красивые деньги, чтобы их видели и использовали жители Украины, они не могут.

Когда народ взял Межгорье, вся страны увидела золотой батон и полкилограммовую золотую монету-медаль с портретом Януковича. У всех был шок. Я вам открою большую тайну, что один житель Донецка с очень известной и влиятельной фамилией, в тот же год, когда была сделана та медаль, сделал пять таких медалей с портретом Патона. Каждая весом по полкилограмма золота. На ней изображалась эмблема Института электросварки Патона с текстом на русском языке. Сайт этого украинского Института, на сегодняшний день Национальной Академии наук, тоже на русском языке. И это после двадцати пяти лет независимости Украины. Это катастрофа нашей страны. А мы потом удивляемся, почему у нас проблемы, почему у нас войны.