Николай Греков: “Статистики по военнослужащим с оккупированных территорий нет”

Есть украинская армия, в которой служит определенное количество граждан Украины. Они из Закарпатья, из Львова, Киева, но есть люди, которые из Луганской области, с той части, которая оккупирована. Есть люди, которые из Донецкой области, из той части, которая оккупирована, и есть люди из Крыма, который официально признан всем мировым сообществом, что Крым аннексирован. Сегодня эти категории военнослужащих и члены их семей остались брошенными государством, извините за скудность речи, стали бомжами в своем отечестве, никому не нужные и ничем не защищенные, нет даже статуса. Сегодня Министерство обороны и правительство Украины ведет статистику «тимчасово переміщених осіб», кто-то ведет статистику сепаратистов-террористов, милиционеров-полицейских, работников СБУ и других служб, а вот статистики «військовослужбовців з окупованої території» нет. Получается, что эти люди сегодня законодательно в таких же правах, как и все остальные граждане Украины. Эти люди, которые не изменили присяге, потеряли все, и сегодня они брошены этой страной. Это проблема, которая, к сожалению, есть и ею никто не занимается, ни Министерство обороны, ни Верховная Рада, ни Кабинет Министров. На все письма, которые мы писали, нам приходит ответ: «Мы не ведем такой статистики». Статистика о том, сколько военнослужащих вышло с территории, которая сегодня оккупирована и аннексирована, есть, а вот сколько пошло добровольцами, нет. Вы знаете, недавно кто-то выложил статистику погибших за время АТО, отображенную на карте Украины. Я посмотрел и был удивлен – там нет Крыма. Я вчера встречался со своими сослуживцами из «Айдара», ребятами, которые прошли службу, были мобилизованы, кто-то комиссован по ранению, кто-то уже был демобилизован, кто-то еще служит, а мы общаемся. Это луганчане, дончане и крымчане, мы создали общественную организацию и между собой постоянно поддерживаем связь. Когда я спросил, мы вчера с удивлением вспомнили, что первые две жертвы АТО или аннексии, они же были в Крыму. Как можно было выпустить карту Украины без учета погибших крымчан. Я считаю это не совсем правильно. Знаете, есть такая пословица «тот, кто не кормит свою армию, кормит чужую». Так как сегодня кормят тех людей, о которых я говорю, я не знаю. Люди реально есть на грани срыва, вы знаете, что позавчера один из бывших военнослужащих батальона «Айдар» выбросился в окно. Был случай, когда под мостом бывший военнослужащий батальона «Айдар» взорвал гранату и подорвался на ней. И такие случаи, к сожалению, мы прошли этот постпсихологический синдром после Афганистана, американцы его прошли после Вьетнама, а статистика неутешительная. Сегодня мы признаем, что у нас уже порядка двух тысяч людей прошло зону АТО, боевые действия как угодно можно называть, и сегодня этими людьми с постпсихологическим синдромом никто не занимается. Никто не занимается профилактикой, мы можем ругать Советский Союз, не ругать, но с преступностью, в образовании, в медицине всегда работала профилактика, предотвращение. Сегодня, к сожалению, все говорят о реабилитации, но какой смысл реабилитировать больного человека, его не вылечить, это на всю жизнь. Нужна профилактика, нужно раз в год проходить какие-то мероприятия или лечение, или восстановление, или еще что-то. Но нет у государства сегодня системного подхода, я вернусь к этому, ни на законодательном уровне, ни на уровне Кабинета Министров, это говорит о чем, что Верховная Рада не выполняет своих обязательств и должна быть распущена, и Кабинет Министров точно так же не выполняет своих функциональных обязанностей.

Когда волонтеры вмешиваются еще и в это, это не всегда хорошо. Знаете, орать под судами, под прокуратурами или под министерством, или стоять с лозунгами, это не всегда результат. Да, есть там «Юридическая сотня», люди, которые оказывают юридическую поддержку. Есть психологическая поддержка, у меня очень много людей, которые в свободное от работы время, бесплатно оказывают психологические консультации, кто-то оказывает юридические, но это все не то. Вы понимаете, государство, прежде всего должно заботиться о своих гражданах. Опять же, если государство этим не занимается, то зачем мы находимся здесь, в этом государстве. Людовик XIV говорил: «Франция – это я», так вот, «я» – составляющая часть этого государства, часть державы и я хочу, чтобы у меня были взаимоотношения с ней. Есть функции, которые я должен выполнять по отношению к державе, но есть обязательства и функции, которая держава должна выполнять по отношению ко мне и мне подобным. Поэтому здесь палка о двух концах, и я еще раз скажу спасибо украинскому народу или народу Украины, мне больше нравится, я не украинец, я гражданин этой страны, я никогда не стану украинцем, но я считаю, что есть народ Украины, у нас многонациональная, многоконфессиональная страна. Я еще раз хочу сказать, что спасибо народу, проживающему на территории Украины, всех национальностей, которые через волонтеров и им, в том числе, оказывало помощь и поддержку незащищенным слоям населения, в том числе, переселенцам, инвалидам, семьям погибших, раненым, а также украинской армии. Хотя это неправильно, любые подмены функции государства – это преступление или толчок на преступление органов государства. Все очень просто: если государство выделило денег на это, а кто-то это уже сделал, эти деньги куда-то деваются, и я не знаю ни одного случая, когда эти деньги были возвращены за то, что уже кто-то это сделал. На лето 2014 года в батальоне «Айдар» насчитывалось 117 военнослужащих, пришедших добровольцами, я не говорю о кадровых военных, которые вышли с оккупированной территории, я говорю о добровольцах, которые пришли и были мобилизованы, частично не были мобилизованы, но были добровольцами. У нас есть еще такая категория, которая до сих пор не имеет статуса, не получала зарплату, многие имели контузии, ранения и есть погибшие среди таких людей, так вот, 117 их было в батальоне «Айдар» среди нас.

Я разговаривал месяц назад с мэром Киева Кличко, говорю, выделите хотя бы общежитие. Люди живут как бомжи – на дачах, у кого-то в гостях, реально, куда поехать человеку из Алчевска, Свердловска, Стаханова, Донецка, Ялты, когда он год прослужив в армии, демобилизуется, и ему никто, ни один орган государственной власти, местного самоуправления, профильный, не выделяет даже квадратного метра для того, чтобы он мог там спокойно спать. Мне Кличко сказал, что в Киеве порядка 50 тысяч льготников, и я не могу всеми заниматься. Мы с ним любезно поговорили, он сказал, если вы найдете здание, я с удовольствием вам его передам. Но опять же, в нашей организации сегодня порядка 50 человек с той территории. Но у нас официальная статистика переселенцев больше полутора миллионов. Сегодня идет перерегистрация, электронная перерегистрация, мы их перерегистрируем, я принципиально не оформляюсь ни на какие выплаты, хотя я зарегистрировался как тимчасово переміщена особа, но я не получаю никаких выплат, я военнослужащий. Так вот, давайте мы эту категорию, все-таки, отделим, но для этого нужно сделать статистику. Нужно, чтобы Министерство обороны провело учет через военкоматы или еще каким-то образом и объявило, что сегодня в Вооруженных силах Украины такое-то количество людей, мобилизованных, подписавших контракт, пришедших на контракт, демобилизованных, и сделано для тех-то вот то-то, для тех-то вот то-то. А сегодня ситуация такова, что Министерство обороны занимается проблемами и выделением жилья и компенсацией за наем жилья, но я столкнулся с такой ситуацией: компенсация за наем или поднаем жилья действует на основе постановления 2011 года, где еще была форма 3. Когда я обратился в ЖЭК, там мне показывают Постановление Кабмина, что форму 3 ЖЭК больше не выдает, начинается противоречие. Как я могу как военнослужащий оформить и получить поднаем жилья или компенсацию за наем жилья, если я не могу оформить документы, в перечне которых они стоят? Таких документов не существует. Получается, я служу с 2014 года, я должен предоставлять какие-то бумаги, что мне Министерство обороны не предоставляло жилья или не давало компенсацию. Такое впечатление, что мы с ними в разных галактиках – я что, не в Министерстве служил, у них нет такой статистики, и я должен обратиться в свою военную часть, чтобы взять бумагу и предоставить в ту же структуру Министерства обороны, что я там не получал, это же глупость. У нас еще очень много, к сожалению, таких проблем, и если мы начнем к этому ко всему возвращаться, то я хочу сказать следующее: Верховная Рада Украины 12 февраля проголосовала Закон 4689, который предусматривал увольнение военнослужащих, которые подписали контракт до конца особого периода, у нас рабство отменили, но на самом деле нет. Когда начиналось АТО, не было другой формы контракта, как контракт до конца особого периода. Особый период в Молдове идет 26 лет, в Приднестровье, у нас он уже идет два с половиной года. Президент говорил, что его закончим за неделю, считанные дни месяца и спасибо тем народным депутатам, которые поддержали, хотя мне не понятно, почему некоторые народные депутаты, даже атошники, не голосовали за этот закон, мне интересно, где они были во время голосования. Хочу сказать «спасибо» Оппозиционному блоку, если у них не хватает глузду поддерживать законы для людей и для военнослужащих, я понимаю сложные отношения оппозиция-коалиция, но если они не хотят, чтобы привели в соответствие и люди могли уволиться, то я не знаю, зачем они вообще находятся в Верховной Раде. Я не хочу называть пока депутата из Самопомощи, который за два года своей депутатской деятельности внес одну поправку именно в этот закон и из-за него, не хочу называть дальше словами, этот закон не подписан президентом и его придется переголосовывать. Сегодня порядка 20 тысяч ребят не могут из-за него, не буду говорить кого, уволиться и вернуться нормально в свои семьи, потому что у нас есть такие народные депутаты. Я бы хотел, чтобы в Самопомощи они разобрались и сделали выводы. Если ты ничего не понимаешь в ситуации, в системе, зачем ты вставляешь свои пять копеек, извините меня, туда, куда не вставляет кто-то что-то другое?