Наталья Борисова о том, как пережить потерю

Сегодня мы поговорим о том, как пережить потерю. Мы теряем людей, мы теряем вещи, мы теряем возможности, даже потеря иллюзии иногда проходит очень болезненно. Важно уметь правильно пережить потерю, поэтому сегодня мы пройдем этапы горевания. Обсудим так называемые этапы горевания, которые в случае, если человек проходит их, то это дает возможность разорвать психологическую связь с объектом потери. Для чего нужно разрывать психологическую связь с объектом потери? Дело в том, что если я, к примеру, когда-то что-то потеряла, например, человека, меня бросил какой-то человек, ушел из моей жизни. Если я не разорвала с ним психологическую связь, то потом, даже спустя многие годы, я буду все время возвращаться к этому человеку в мыслях, я буду все время искать, что я не сделала в этих отношениях, что я сделала не так. Я не смогу устроить новые отношения с другим человеком. Тот человек, который в прошлом, который является объектом потери, которого уже нет, он будет для меня или со знаком плюс и никто не может с ним сравниться, и никто не может его заменить. Или он будет со знаком минус, злодей. И от всех следующих вариантов отношений, все следующие люди, которые пытаются строить со мной отношения, я буду в этих людях видеть такого же злодея, я буду подозревать их в возможности совершения тех же проделок, которые совершил тот человек когда-то в моей жизни. Эти ни в чем не повинные люди будут все время отдуваться за проделки того человека, с которым они даже не знакомы. Поэтому психологическую связь с объектом потери обязательно нужно разрывать. Сейчас мы разберем этапы горевания.

Первый этап – это шок, он длится в норме до нескольких минут, характеризуется оцепенением. Как это происходит в действительности. К примеру, какой-то человек говорит: «Я ухожу», – у меня возникает оцепенение и шок. Нормально, если это длится до нескольких минут. Если этот ступор затянулся, то нужна помощь специалиста, чтобы перебросить человека на следующий этап горевания.

Следующий этап горевания – невыносимая боль, пытка. В норме это длится до двух недель. Характеризуется тем, что хочется плакать, выть, кричать, и две недели можно это делать. Если рядом с вами кто-то горюет и, естественно, на втором этапе плачет без конца, не хочет есть, пить, только плакать, ругается, кричит, возможно, кому-то выпить хочется, две недели можно это все делать. И не нужно останавливать, потому что обычно как происходит: «Не плачь, перестань, будь сильным», две недели пусть плачет. Потому что за эти две недели надо максимально выбросить все эмоции из тела. Если это не сделать, то потом даже через несколько лет, когда этот человек, который заморозил эмоции, столкнется с чем-то подобным, например, увидит фильм с подобной ситуацией, услышит чей-то рассказ, его реакция может быть неадекватной. Начнутся вот эти слезы, которые были в момент потери, вот эти рыдания. Если я заморозила рыдания в момент, когда меня кто-то бросил, то я могу и через десять лет, когда с чем-то сталкиваюсь подобным у кого-то другого, я могу рыдать точно так же, как в тот момент, когда меня бросили, даже сильнее, потому что за десять лет это еще накопилось. Поэтому второй этап горевания, когда хочется плакать, выть, очень важно это сделать. Не надо сдерживать свои слезы и не надо сдерживать слезы человека, который рядом с вами горюет. Что мы можем сделать, как мы можем помочь? Просто быть рядом, дать воды, дать покушать, как-то позаботиться о его физиологических нуждах. Просто быть рядом, слушать его, не спорить, не запрещать плакать, кричать, ругаться, просто быть рядом.

Следующий этап – отрицание факта потери. На этом этапе вот что происходит. На предыдущем этапе человек проплакался, а потом возникает такая вещь: «Нет, этого не может быть, у нас все прекрасно, это какая-то ошибка, это недоразумение». Если это потеря человека: «Он меня любит, на самом деле, у нас любовь, похожая на сон, мы должны быть вместе». Если это потеря работы, то: «Нет, не может этого быть, я же такой специалист, меня же так ценили». Если это потеря иллюзии, то же самое: «Было же так прекрасно, было же то, было это, были же надежды». На третьем этапе мы отрицаем факт потери. Задача этого этапа или вернуть объект потери, или убедиться, что это невозможно. Очень важно этот этап не упустить, потому что, если я упущу этот этап горевания, то, что будет в дальнейшем. Если меня, допустим, кто-то бросил когда-то. Если я упустила этот этап и не сделала того, чтобы этого человека вернуть, то потом, все эти годы я буду думать о том, что я могла бы вот то сделать, я могла бы вот то сказать, и мы бы были счастливы вместе. Я не смогу, опять-таки, разорвать психологическую связь с объектом потери. Вроде этого человека у меня нет, а я с ним все равно связана. Очень важно на этом этапе сделать все, что приходит в этот воспаленный мозг, единственное, тут следует заметить, что чем человек цельнее, скажем так, психологически здоровее, тем идеи, которые приходят по поводу того, как вернуть этого бросившего человека, будут более или менее разумные. Но с точки зрения горевания, с точки зрения разрыва эмоциональной связи с объектом потери, нужно сделать все, что приходит в эту голову, естественно, в рамках законодательства. Кому-то достаточно один раз поговорить, сказать о своей любви, сказать о том, как ты мне дорог или дорога, а кому-то не достаточно этого. Будут забрасывать любовными письмами, поджидать, падать на колени – это все, конечно, неправильно, но с точки зрения разрыва психологической связи с объектом потери, надо сделать на этом этапе все, что приходит в голову. Для чего – если я сделала все, что мне приходит в голову, мне больше цепляться не за что, я понимаю, что он таки со мной не хочет быть, и я тогда перехожу на следующий этап. Если я что-то не сделала, я все время возвращаюсь, вот можно было еще то, а может, если бы я вот то сказала, может, было бы все по-другому. Итак, на третьем этапе я сделала все, чтобы вернуть объект потери, я убедилась, что это невозможно, если, кстати, объект потери вернулся, то горевание заканчивается, у меня уже нет объекта потери, уже потери нет, все хорошо. Если я сделала все возможное, объект не возвращается, я понимаю, что это невозможно, до меня начинает доходить, что все, это конец.

Я перехожу на четвертый этап, на следующий этап – это поиск виноватого. На четвертом этапе мы начинаем искать виноватых. Сразу мы это делаем агрессивно: «Он дурак, я дура, они, дураки, подбили его» и прочее, прочее. Почему агрессивно, потому что агрессия – это нормальная реакция на фрустрацию. Фрустрация – это облом. На третьем этапе получается, что у меня возникла фрустрация, то есть облом, я хотела вернуть этого человека, у меня не получилось, у меня облом. Агрессия – это нормальная реакция на фрустрацию, когда мы разбиваем чашку, что мы говорим «блин», к примеру. Единственное, агрессия должна быть адекватна фрустрации. Фрустрация если такая, агрессия должна быть такая, фрустрация такая – агрессия такая. Итак, агрессивно начинаем искать виноватых на четвертом этапе. «Он такой-сякой, я такая-сякая, они такие-сякие». Поскольку агрессия возникла, как реакция на фрустрацию, агрессия утихает со временем, и мы продолжаем поиск виноватого, но уже аналитично. Я дура, почему, он дурак, почему, они негодяи, почему. Задача четвертого этапа получить ответы на все вопросы, сделать работу над ошибками и понять, почему эта ситуация возникла и как можно было ее избежать. Если мы упустим этот этап или не до конца его пройдем, то мы не сможем, опять-таки, разорвать психологическую связь с объектом потери. Психика так устроена, что когда нам что-то непонятно, когда неясно, почему произошло, но все время в голове этот вопрос крутится, и мы возвращаемся к той ситуации и мы не можем с ней распрощаться. Итак, на четвертом этапе мы получаем ответы на все вопросы, делаем работу над ошибками и обогащаемся новым опытом. Если этого не сделать, то потом я буду или попадать на те же грабли, или буду избегать таких ситуаций. Если я пройду этот этап, то я смогу обогатиться новым опытом и уже буду знать, с кем знакомиться, как выбирать. Возможно, на этапе знакомства были ошибки, возможно, не того человека нужно было выбрать, возможно, не так с ним общаться, не так построить, возможно, еще что-то нужно было сделать не так. Потом в дальнейших отношениях я могу вот этот опыт учитывать. Не бояться этого опыта, не избегать его, не повторять эти же ошибки, а учитывать приобретенный опыт.

После этого я попадаю на следующий, пятый этап – это осознание факта потери. На этом этапе – боль. Потому что радоваться нечему, все-таки эта потеря произошла, я или человека потеряла или работу, или возможности, или вещь очень ценную, или иллюзию свою потеряла. На этом этапе боль, конечно же, но поскольку боль подкармливать нечем, если я добросовестно прошла предыдущие этапы: на втором этапе я выплакалась по максимуму; на третьем этапе я сделала все возможное, чтобы вернуть объект потери, убедилась, что это невозможно; на четвертом этапе я все проанализировала, изучила вопросы, получила ответы на все вопросы, мне все ясно, как Божий день, цепляться, опять-таки, не за что. Если я все это качественно прошла, то пятый этап – осознание факта потери – у меня есть, у меня есть боль, потому что я потеряла, не приобрела, но эта боль будет утихать, и тогда я попадаю на шестой этап.

Шестой этап – это принятие факта потери. Здесь уже спокойная грусть. Скажем так, тут уже есть четкое понимание, что это опыт: «Да было такое, да было дело, но все понятно, как-то так, это моя жизнь, это мой опыт». Когда это произойдет, то я попадаю на седьмой этап – новая жизнь без объекта потери. Тогда я смогу строить новые отношения, новый какой-то проект заводить, в зависимости от того, что я потеряла. Что еще хотелось бы сказать, что горевание в норме длится до года, в зависимости от объекта потери. Если я потеряла вещь какую-то, то, наверное, день, месяц, неделю погорюю. Если я потеряла человека, наверное, одного дня будет мало, до года это норма.