Наталья Борисова о ролевых играх в психологии

Сегодня мы поговорим о психологических играх. Давайте нарисуем треугольник, подпишем углы «спасатель», «жертва», «преследователь». Суть в  том, если вы занимаете одну из этих ролей, то две другие вы пройдете с этим же человеком в рамках этих же отношений. Например, если я начну кого-то спасать, то через какое-то время мне покажется, что человек недостаточно мне благодарен или недостаточно оценил то, что я для него делаю. Я обижусь, переключусь в жертву, а потом я начну ему высказывать свои претензии, свои обиды, начну, возможно, даже прессовать его или вслух, или мысленно и переключусь в преследователя. Через какое-то время мне станет неудобно, я снова начну спасать человека и переключусь в спасателя. Потом мне снова покажется, что он недостаточно оценил то, что я для него делаю, я переключусь в жертву, а потом начну высказывать ему все это и переключусь в преследователя. Потом снова начну спасать отношения и таким образом, я могу ходить по кругу, по вот этому треугольнику я могу ходить до бесконечности. Каждый раз в момент переключения я испытываю неприятные чувства в виде разочарования, обиды и так далее.

Итак, ход игры. Первое – крючок. Игрок – человек, который играет в игру, забрасывает крючок из какой-то роли. Из роли спасателя, из роли жертвы, из роли преследователя, не важно. Второе – клев. Второй человек, партнер по игре клюет на это, если человек клюнул, то игра состоялась. Дальше идет третье – реакция. Это, собственно, пошло игровое общение, началась игра. Четвертое – переключение, смена ролей, когда мы переключаемся из одной роли в другую. Пятое – смущение. После переключения, в момент переключения возникает это странное чувство. Например, если человек из роли жертвы переключается в роль преследователя. То был бедный, несчастный, который нуждается в помощи, а тут уже говорит: «А я тебя ни о чем не просил». У спасателя возникает момент смущения: «Как же так? Он был бедный, несчастный нуждался во мне, а сейчас высказывает мне недовольство». У жертвы тоже возникает переключение в отношениях со спасателем, например, таким образом: «Я ни о чем не просил, я всего лишь поделился своими проблемами. Он был такой добрый, хороший взялся помогать, а потом учит меня жизни, делает мне всякие замечания». У обоих в момент переключения возникает смущение, а потом расплата.

Расплаты бывают трех степеней, поскольку игры бывают трех степеней. Расплаты первой степени в играх первой степени – это недовольство друг другом. Если мы сыграли в игру, то каждый из нас получит расплату в конце. Мы будем расплатой делиться с другими, мы будем жаловаться. Например, я скажу: «Ты представляешь, он такой-то или она такая», то партнер по игре тоже будет на меня жаловаться: «Представляешь, я ничего плохого не хотел, я просто хотел как лучше, а она не оценила». Это расплаты первой степени. Это происходит бесконечно, в игры играют практически все люди сплошь и рядом, особенно в игры первой степени. Потому наше общение часто заканчивается конфликтными моментами. Потом мы миримся, снова играем, снова ссоримся или недоразумение какое-то, потом мы снова миримся и так далее. Расплаты второй степени в играх второй степени – это в ход идут уже оскорбления, унижения, и про эти расплаты уже стыдно кому-то рассказывать. Если про расплаты первой степени мы делимся, ищем поддержку, то про расплаты второй степени мы, как правило, делимся только с близкими или вообще не делимся. Расплаты третьей степени в играх третьей степени заканчиваются в зале суда, в морге или в больнице. Это всевозможные разводы, судебные разбирательства, всевозможные  нервные срывы, убийства, самоубийства, попытки суицида и прочие вещи.

Начинают играть всегда с первой степени, и степень игры нужно наращивать, как наркоману, алкоголику нужно наращивать, увеличивать дозу, так и игроку нужно увеличивать дозировку, степень эмоциональной вовлеченности. Начинаем мы все с первой степени, потом мы переходим во вторую степень и заканчивается все третьей степенью. Что радует, что не так быстро это происходит. Иногда годы нужны, чтобы от первой степени дойти до третьей, но если встречаются два игрока третьей степени, то они очень быстро переходят к играм третьей степени.

Еще один важный момент, о котором стоит сказать – в игры люди играют неосознанно. Поэтому мы испытываем расплату. Осознанная игра – это не игра, это манипуляция. Если я играю в игру осознанно, то это не игра психологическая, это манипуляция, я умышленно вас к чему-то подвожу. В игры люди играют неосознанно, поэтому искренне расстраиваются, получают эти расплаты и искренне переживают, варятся в этом всем, страдают и не видят выхода. Для того, чтобы не играть в игры, надо хорошо разобраться в теме, чем мы сейчас и займемся.

Итак, в игровой треугольник с углами «спасатель», «жертва», «преследователь» не нужно входить. Если мы вошли в треугольник, то игра состоится и закончится все расплатой. Как не входить в треугольник. Для начала не занимать ни одну из этих ролей. Сейчас я расскажу, кто такие спасатели и чем спасатели отличаются от просто дружеского участия, от помощи, от взаимовыручки. Кто такие жертвы, и кто такие преследователи.

Итак, спасатели бывают трех типов. Первый тип – это те, которые помогают, лезут, дают советы, дарят, оказывают всяческую поддержку, когда их не просят. Если вас не просят, а у вас чешутся руки помочь, понимайте, что вы приглашаете человека в игру. У спасателя есть такая фантазия, что жертва – это тот, кого я спасаю и кто сам не в состоянии справиться. У жертвы нет ресурса. Если я спасатель, то у меня есть фантазия, что жертва не в состоянии справиться с ситуацией. Я и круче, и мудрее, или богаче, или успешнее, или умнее, или еще что-то. А тот, кто попал в какую-то ситуацию, если я считаю, что ему надо помочь, потому что он не справится, то я спасатель и я приглашаю этого человека в игру. Игра закончится расплатой. Так вот, если вы видите человека, который, с вашей точки зрения, сам не в состоянии справится с ситуацией, а вы можете, но он вас об этом не просит. У вас есть фантазия, что он просто стесняется, вы можете у него спросить: «Нужна ли тебе моя помощь?» и пусть, по крайней мере, попросит. Тогда вы избежите той ситуации, когда вы навязываете человеку помощь, он об этом не просил и начинает злиться. Или даже принял эту помощь, а потом начинает говорить: «А я тебя ни о чем не просил, почему ты лезешь? На самом деле, я тебя ни о чем не просил, я просто поделился или ты просто стал свидетелем ситуации». Это первый тип спасателей, которые лезут, помогают, лезут с советами и так далее, когда их об этом не просят.

Второй тип спасателей – это те, которые помогают, когда их просят, но не так, как их просят. Например, если я спасатель второго типа, то вы меня попросили о помощи, вы там просите что-то одно, а я решила, что я лучше знаю, что вам нужно и даю не то, что вы хотите, помогаю не так, как вы хотите, как вы просите, а так, как я считаю лучше сделать. Таким образом, я все равно осуществляю над вами некое насилие. И опять я это делаю свысока – я лучше знаю, что вам нужно, у меня это лучше получится. Почему жертва не радуется от помощи спасателя, даже если берет то, что ей нужно от спасателя. У жертвы ощущение, что как будто ее обесценивают и потом жертва часто переключается в преследователя, игровая жертва. Начинается с жертвы, а заканчивается преследователем. Потому что спасатель это делает как бы свысока. Даже если это преподносится со всей любовью, дружбой и участием, все равно в этом есть некий такой момент, что я круче, я лучше знаю, ты сам не справишься. Это спасатель второго типа, который помогает не так, как просят или больше, чем просят.

Спасатели третьего типа – это те, которые помогают, когда их просят, но больше, чем они могут или хотят делать. К примеру, меня о чем-то просят, но я не могу это сделать или не хочу, или мне внапряг, но я не могу отказать, потому что у меня есть фантазия, что вы обидитесь или не поймете. Я не могу отказать, я соглашаюсь и делаю это внапряг себе. Естественно, я на вас злюсь и уже на начальном этапе переключаюсь в преследователя.

Таким образом, как не быть спасателем, как не занимать ни одну из этих ролей. Чтобы не быть спасателем первого типа, нужно не лезть, когда не просят. Если видите человека, который нуждается в помощи, но вы думаете, он стесняется попросить. Вы можете просто у него спросить: «Тебе нужна моя помощь?». Если человек говорит: «Нет, не нужна», уж ему поверьте, не надо придумывать, что он продолжает стесняться. Чтобы не быть спасателем второго типа, нужно спросить у человека: «Как ты видишь мою помощь?». Не придумывать за него, а спросить, как он видит вашу помощь, если вы можете это сделать, то помогите. Чтобы не быть спасателем третьего типа, нужно у себя спросить: «А могу ли я это сделать и в каком объеме?», и если не можете, то вы можете смело отказаться, чтобы не состоялась игра, потому что игры заканчиваются расплатой и никому такая помощь не нужна. Это что касается спасателей.

Следующий персонаж в игровом треугольнике – это жертва. Жертва – это тот, кто прямо не просит о помощи, но дает понять, что нуждается в помощи, тем самым приглашая спасателя в игру. Или четко не говорит, что хочет, а намекает, что что-то хочет, таким образом приглашает спасателя в игру. Например, если я жертва, то я не прошу вас, помогите мне, пожалуйста, в том-то и том-то, а я рассказываю о своих проблемах. Почему я это делаю? Дело в том, что если я буду просить о помощи прямо, то я беру на себя ответственность за свою ситуацию, я понимаю, что не могу каждый день просить о помощи, я должна воспользоваться вашей помощью и что-то решить в своей жизни. А рассказывать о своих проблемах я могу хоть всю жизнь, а вы будете мне помогать, если вы спасатель. В конце концов, вам надоест мне помогать, вы начнете меня поучать, говорить: «Вечно ты попадаешь в какие-то ситуации, сколько можно?». Вы переключитесь из спасателя в преследователя, а я тоже переключусь в преследователя, на вас обижусь, потому что я вас ни о чем не просила, я просто по-человечески с вами поделилась, а вы тут учите меня жизни. Между нами состоится смущение и расплата. Вот так приблизительно происходит игра. Это что касается жертвы. Чтобы не быть жертвой, нужно не намекать, а говорить прямо, что вы хотите или в чем вы нуждаетесь.

Следующий персонаж в этом треугольнике – преследователь. Их три типа, как и спасателей. Первый тип – это активный преследователь. Их сразу видно, они кричат, обесценивают, ругаются, нападают, как принято говорить «берет горлом». Это неприятно, но их сразу видно. Единственное, что еще следует добавить, они признают, что они такие, они признают, что обижают людей, но при этом говорят: «А я такой человек, вот я такой и все», и меняться они не собираются. Второй тип преследователей – разоблачающий или мстительный. Эти думают, что у них есть такая фантазия, что они восстанавливают справедливость, наказывают виновных, выводят на чистую воду, разоблачают, но зачастую сами создают ситуацию. Например, я приучила членов семьи, что помогать мне не нужно. Изначально спрашивают: «Может, тебе что-то помочь», я приучила: «Нет, я сама». Потом мне перестали предлагать эту помощь, и я хожу и злюсь, что все эгоисты, сидят у меня на шее, и никто мне не помогает. Или, если это в каких-то дружеских отношениях, или даже в любовных, я приучила со мной не считаться, не спрашивать мое мнение, я говорю: «Как ты скажешь, как ты решишь», а потом хожу и обижаюсь, что человек ведет себя эгоистично. Хотя изначально он делал попытки, изначально начиналось все по-другому. Что мной движет в этом случае? Мной движет в этом случае желание разочароваться. В прошлый раз мы говорили о детских сценарных решениях, здесь может быть спрятано одно из ранних сценарных решений, что люди плохо ко мне относятся или меня не уважают, или меня не ценят. Я создаю ситуацию, чтобы в этом убедиться, а потом разоблачаю. При чем разоблачать можно или вслух, или мысленно, или с кем-то, я могу вам об этом сказать, что вы такой-сякой, я могу об этом кому-то другому сказать, вот он такой-сякой, я могу, вообще, молча ходить и вас разоблачать. Здесь не важно, говорится это или думается. Если я переключилась в то, чтобы разоблачать вас, то я уже игровой преследователь. Третий тип преследователей – молчаливый. Этот просто молча не делает то, что должен, что от него ждут, тем самым преследуют. Например, мы о чем-то договорились, вы пообещали и не делаете этого. Через какое-то время я начинаю выяснять отношения и выглядит так, что преследователь я, а вы вроде жертва, на которую я нападаю. На самом деле вы создали ситуацию, вы подвели меня. Или еще вариант – объявить бойкот. Это тоже молчаливое преследование, выглядит, как будто вы обиделись, если вы со мной не разговариваете, а на самом деле, вы меня этим преследуете. Или муж жену приучил, к примеру, каждое утро он уходит, целует ее в щечку, а сегодня он так не сделал и жена волнуется, что же произошло, что бы это значило, а он ее воспитывает таким образом, молча. Вот так вот.

Собственно говоря, чтобы не быть преследователем, не нужно нападать, не надо быть активным преследователем, который нападает. Потому что нужно понимать, если человек нападает, начинает игру с позиции преследователя, то обязательно он когда-то получит сдачу, переключится в жертву, а потом начнет подлизываться, спасать отношения. Потом ему покажется, что его не уважают, не ценят и сели все на голову, он снова начнет нападать и так далее, будет ходить по кругу. Чтобы не быть мстительным разоблачающим преследователем, не нужно создавать ситуации, чтобы потом пришлось разоблачать человека. Как правило, мы начинаем с позиции спасателя или жертвы. Например, если я из роли спасателя начинаю всячески вам угождать, спасать наши отношения, из кожи вон лезть, а потом обвиняю вас в том, что вы неблагодарные. Или я с позиции жертвы вас провоцирую напасть на меня, веду себя таким образом, что у вас возникает желание на меня напасть, обидеть меня, прищемить меня, а потом разоблачаю вас: «Ах ты такая-сякая, ты думаешь, можно меня обидеть, ты думаешь то, ты думаешь это». Не нужно этого делать, не нужно людей провоцировать на то, чтобы они поступили с вами как-то плохо, а вы получили возможность лишний раз убедиться, как к вам плохо относятся и сидеть разоблачать людей. Чтобы не быть молчаливым преследователем, не обещать, если вы не собираетесь выполнять. Если вас обидели, можно об этом прямо сказать, а не молча наказывать своим бездействием. Таким образом, отношения будут гораздо здоровее, и мы будем избегать неприятных моментов в общении. Итак, чтобы не играть в игры, нужно не занимать ни одну из этих ролей, не становиться ни спасателем, ни жертвой, ни преследователем.

Еще один важный момент, о котором я хочу упомянуть, в играх есть два слоя – социальный и психологический. Социальный слой – это значение слов, то, что говорится, психологический – это то, на что при этом намекают. Я говорю одно, намекаю при этом на другое. Если в общении возникает какой-то намек, скорее всего, вас приглашают в игру. Если вы общаетесь и прямо не говорите, а намекаете и думаете: «Человек должен догадаться сам», «Если любит, то поймет» или «Если уважает, то догадается», вы приглашаете человека в игру. Поэтому нужно говорить прямо, если вам на что-то намекают, надо прояснять игру, задавать уточняющий вопрос, не нужно фантазировать, что вы все правильно поняли. Даже если вы уверены, что правильно поняли намек, лучше уточните. Задавайте уточняющие вопросы до тех пор, пока человек не скажет прямым текстом, что он имел в виду. Таким образом, вы сможете избежать игры.