Михаил Матяш о социально-психологической адаптации участников боевых действий

Я всегда занимался лечением людей, особенно это касается вопросов реабилитации. Раньше это были чернобыльские проблемы, афганские проблемы, на сегодняшний день это проблемы с ребятами, с нашими воинами, которые вернулись. Их уже 132 тысячи участников антитеррористической операции, а сегодня, буквально на днях возвращается еще 45 тысяч, на их место придут новые призывники. Каждый из них перенес это все в душе, и мы говорим о том, что примерно 80 процентов из них принесут посттравматическое стрессовое расстройство. Зная по опыту вьетнамской войны, которую вели Соединенные Штаты, за десять лет военных действий погибло 58 тысяч человек, а через десять лет после окончания войны, закончили жизнь самоубийством 62 тысячи человек. Мы должны усвоить этот опыт и сделать все, чтобы у нас этого не произошло.

Это целый ряд проблем, которые касаются не только самих участников, а также их семей, их родных, близких их людей, матерей, их жен, их детей. Особенно это больно когда происходит неквалифицированный подход, помощь. Мы видим огромный бум якобы специалистов, которые хотели быть сегодня актуальными, но они не имеют того должного запаса знаний, профессионализма, который необходим на сегодняшний день для помощи, прежде всего, этим ребятам.

Наша кафедра, наш институт пришли к мысли о том, что необходимо оказывать эту помощь. Клиника, в которой я работаю и госпиталь, в котором два года назад начиналось это все, в мае 2014 года. Госпиталь пограничников, где было открыто отделение пограничных расстройств, в последующем в сентябре 2014 года, было открыто отделение восстановительного лечения в госпитале ветеранов войны в селе Цыбли, Переяслав-Хмельницкого района Киевской области, в последующем в 2015 году, первого октября было открыто специализированное отделение кризисных состояний, там же. На сегодняшний день достаточно сети госпиталей ветеранов войны в каждой области, их 29 в Украине, которые могут оказать стационарную, специализированную помощь нашим ветеранам, участникам АТО.

Но необходимо также оказывать помощь на уровне обычной деревни, куда приходят один или два ветерана, они приходят с настроением несогласия с теми безобразиями, которые творятся в обществе. Они, наверное, несут в себе главные качества, они хотят переделать общество на более качественное, на общество, которое будет отстаивать интересы, прежде всего человека, его достоинства, человека внутри семьи, человека внутри всего общества. Где будут ценности превалировать личностные, государственные, а не ценности материальные, ценности, которые формируют у человека желание побольше заработать, безудержные затраты на несуществующие мнимые позиции. Поэтому сегодняшняя тема очень актуальна и в этой теме нам приходится работать, я хочу, чтоб это было на хорошем профессиональном уровне.

Начнем с первичного уровня, с семьи. Ребят в первую очередь необходимо обнять, принять таким, каким он пришел, он уже никогда не будет тем человеком, молодым, успешным, иногда проблемным, иногда сложным для понимания, каким он уходил на войну. Надо говорить откровенно – это война со всеми ее атрибутами, жертвами и потерями, и информационными атаками, как изнутри, так и извне нашей страны. Поэтому надо принять таким, какой он есть. Принять, обнять и помочь ему адаптироваться со всеми его неимоверными желаниями переустроить это общество. Поэтому я считаю, что помощь, например, сельской общины должна состоять в том, чтобы этого молодого человека привлечь в ту же земельную комиссию, для честного распределения той земли, которая положена ему же по закону. Я считаю, что на уровне района необходимо привлечь и помочь им создать сообщество подобных ветеранов. Я считаю, что ветераны Афганской войны должны прийти ребятам на помощь и помочь им создать соответствующее сообщество, организацию добровольную, не организацию для выколачивания долгов с кого-то, не организацию для того, чтобы получать только льготы, а прежде всего организацию, которая будет заботиться адаптацией молодых людей вернувшихся с войны. Потому что у них неимоверная энергия, но она зачастую бывает отрицательной энергией. А есть соответствующие психологические приемы, с помощью которых мы можем эту энергию повернуть во благо. В том же районе необходимо создавать сегодня организации, которые помогут с застройкой, тем нуждающимся, которые не имеют достаточно качественного жилья. Они помогут организовать процессы воспитания подрастающего поколения. Мы ратуем за то, чтобы сегодня возобновилась допризывная подготовка юношей в школах, чтобы возобновилось патриотическое воспитание на уровне и школьном и вузовском. Я считаю, что наше Министерство образования должно пойти навстречу нашим ветеранам антитеррористической операции, особенно внеся изменения, еще не поздно это сделать, в правила приема в вузы в этом году, чтобы они были приняты не по результатам ЗНО, а по результатам внутренних экзаменов каждого вуза. Я считаю, что многие вузы посчитают за честь принять подобных студентов к себе на первый курс. Особенно важно, чтоб эти ребята поступили на те профессии, которые сейчас необходимы в обществе: это профессия военного психолога, кризисного психолога, практического психолога, который будет оказывать помощь новым героям, новым ветеранам. Потому что лучше, чем они, этому никто не может научиться. Лучше, чем они понять душу героя никто не сможет.

Буквально на днях я встречался с председателями обществ ветеранов Ровенской и Житомирской областей, это очень серьезные, очень активные, очень прогрессивные люди, которые готовы принять в свои ряды ветеранов войны. Которые готовы принять и показать на собственном примере, как тот же возглавляющий ветеранскую организацию Ровенской области, человек вернулся с войны без одной ноги и он пережил это. Пережил боль утраты, пережил страшные мучения связанные сами по себе с ранением, последующей транспортировкой в госпиталь, лечением, ампутацией, в результате безуспешного лечения и период адаптации себя и вот он может научить. Потому что так называемые теоретики которые пытаются научить, они далеки от ветеранов. Они далеки от истинных событий, которые происходят, а вот ветеранская организация она и создается для того, чтобы на примере каждого, кто пережил эти события, следующий человек смог научиться и психологическим аспектам и физической реабилитации. Прежде всего, адаптации, реадаптации в обществе, потому что говорить о том, что сегодня без реадаптации, правильнее говорить о социально-психологической реадаптации и медико-психологической реабилитации. Медицина все не сможет сделать за ветерана, здесь нужна и власть, здесь нужна и сама мотивация ветерана, она возникнет обязательно, у него полно энергии, у него невероятное чувство несправедливости. Но это невероятное чувство несправедливости необходимо повернуть в созидательную форму и такие примеры есть.

Совет для группы ветеранов: быть активными, быть честными, не требовать только льгот. Строить вместе с мирными жителями, строить со своей семьей, со своими друзьями, строить со старшими товарищами, с ветеранами Афганистана, строить новое общество, в котором мы будем жить вместе. Тогда мы достигнем положительного успеха. Призыв к государству: создать условия для того, чтобы наши ветераны смогли адаптироваться.