Михаил Кухар про фискальный процент ВВП

Ключевым вопросом экономической повестки дня на всех политических выборах в Евросоюзе за всю послевоенную историю, во всех индустриально развитых странах, был вопрос фискального процента ВВП. Левые партии и социалисты пытались поднять его, увеличить уровень дотаций и, соответственно, налогообложение. Правые партии всегда стояли на позиции, что процент налогообложения придется снизить для того, чтобы достичь снижения налогов, и те, кто заработали эти деньги, принимали решения самостоятельно об их инвестировании, а не правительство, которое собрало их в виде налогов и на уровне госплана ими распоряжается.

 

Вообще, говоря о фискальном проценте ВВП, согласно исследованию Мирового банка, существует всего лишь четыре типа экономических систем сейчас на планете –   в соответствии с четырьмя группами стран.

 

Первая группа стран — это азиатские тигры и Китай. Мы знаем бурный экономический рост, который там происходит последние 25 лет. Если мы взглянем на этот феномен с точки зрения фискального процента ВВП, то мы увидим, что на самом деле по группе азиатских тигров средний фискальный процент ВВП составляет 12%. А в Китае он вообще только недавно вырос с 8% до 10 %. Конечно же, эти страны не

имеют таких развитых социальных систем, систем социальной защиты здравоохранения, медицины, образования, как Европейский союз. Однако за счет того, что бизнесмены распоряжаются 90%  от каждого заработанного доллара, и только 10%  тех или иных налогов платят люди. Они имеют больше возможностей реинвестировать, создавать новые рабочие места, развивать рынки, имеют больший доступ к деньгам, развитые кредит. За счет этого данная группа стран последние 25 лет растет: в годы экономического подъема на 8% -10% -12 % в год, и даже в годы спада они растут на 4-5 % в среднем.

 

Вторая группа стран — это арабский мир. К нему относятся и Объединенные Арабские Эмираты, и страны севера Африки. Правда, здесь мы корректируем статистику до 2012 года, так называемой «арабской весны», когда эти показатели серьезно упали, поэтому выпадают из общей закономерности. Средний фискальный процент ВВП в этой группе стран — 17%. То есть 83 цента с каждого заработанного доллара бизнесмены этих стран имеют возможность реинвестировать самостоятельно. Не чиновники принимают решение о дальнейшем использовании этих денег. Поэтому средний экономический рост за последние 20 лет по этой группе стран составляет 4,7%. Это выше, например, чем темпы американской экономики.

 

Третья группа стран — это Европейский союз. Как вы знаете, с 2000 года это еще и единая монетарная система. Европейский союз — это группа стран с самым высоким на планете уровнем налогообложения. Согласно Евростату, средний фискальный процент ВВП в Европе составляет 41%. Однако, если учитывать также нагрузку в виде частных пенсионных фондов, поскольку это все равно изъятие, которое производится из оборота компаний, и они больше не распоряжаются этими деньгами, которые висят в фондах,  хоть и не государственных, то, в принципе, уровень налогообложения сейчас в континентальной Европе приближается к 50%. Если мы будем говорить о группе стран так называемого скандинавского социализма — Швеции, Дании, Финляндии, Голландии, то там фискальный процент ВВП зашкаливает до 60%-70%. Как вы знаете, подоходный налог тоже часто в этих странах составляет 60%- 70%- 90%. Это экономический тупик. Евросоюз сегодня представляет собой лучшую экономическую модель вчерашнего дня. Однако о том, что подобная модель уже не имеет перспектив в 21м веке сохранить свои былые позиции, говорит то, что начиная с 2000 года, то есть за последние 15 лет, средний курс экономического роста в зоне евро (27 стран) составляет 1,1%. И это никак не удастся преломить, пока радикально не будет решена проблема госдолга, вытекающая из высоких дефицитов бюджета, и высочайшего на планете уровня налогообложения.

 

Сразу хочется спросить: где же выход? А выход как раз нам подсказывает четвертая модель которая единственно  представленна в Соединенных Штатах Америки. США, конечно же, можно упрекать в том, что у них недостаточно совершенная система здравоохранения, о чем много говорили в последние годы, однако вряд ли кто-то скажет, глядя из Украины, что она намного хуже европейской. Тем не менее, США на содержание своей социальной структуры, на выполнение военных функций по всему миру, а Штаты – это мировой полицейский, это чрезмерные военные расходы, исходя из геополитической функции этого государства, они в течение всей послевоенный истории тратили на это всего лишь 25% своего ВВП. Правда, за последние два президентских срока этот бюджет вырос до 30%. Говоря о Соединенных Штатах, мы знаем, что эта страна, имея достаточно высокий уровень социальных стандартов, все-таки в годы подъема экономического цикла показывает рост в 4%-5%, и умеет в годы снижения цикла удерживать спад не более 0,5%, а часто прирост 0,5%-1% ВВП. То есть, это растущая экономика, имеющая прекрасные перспективы и осваивающая новые сектора и технологии.

 

Украина всего лишь 24 года назад представляла собой чистый лист. Если бы тогда люди, находящиеся в государственном управлении, были более знакомы с общей экономической теорией капиталистических стран, они могли бы выбирать любую из этих четырех моделей. К сожалению, мы выбрали, на наш взгляд, наиболее социалистическую из них, потому что мы попытались скопировать фискальную систему Европы. Фискальный процент ВВП Украины, начиная с 1996 года, а это первый год, когда после гиперинфляции возможно было подсчитать корректно макроэкономическую статистику в нашей стране, вырос с 27% до сегодняшних 48%. Украина знавала годы, когда экономический рост составлял 8%- 10% – 12% ВВП. Однако, если мы говорим о конце двухтысячных и начале десятых годов, то превышение среднеевропейского уровня в 41, а мы как раз в 2010м году превысили это значение, лишает нас перспектив, так называемого, догоняющего роста. И пока мы не решим эту проблему, мы никак не cможем выход выйти из этой  ситуации. Наша страна не может ничего показать, чтобы преломить мировой тренд, потому что это доказано на статистике десятков, сотен стран за десятилетия: если страна имеет уровень налогообложения от сорока до пятидесяти процентов ВВП, она не может расти больше, чем на 1%- 2%-3% в год. И, конечно же, это не догоняющий рост, мы таким образом никогда не догоним даже отстающие страны Евросоюза. Для того, чтобы совершить тот рывок, о котором мы все сейчас говорим, нам нужно пойти на какие-то болезненные меры и радикально пересмотреть существующую систему налогообложения, и снизить свой фискальный процент ВВП хотя бы до американского уровня 30 процентов. Даже 35% я считаю слишком высоким, фактически убивающим перспективу опережающего роста.