Марк Савчук и Яна Бугримова. Как будет реформировано налоговое администрирование?

Почему администрирование налогов не менее важно, чем размер налоговых ставок? Почему администрирование НДС – критический вопрос для инвестиционного климата? Как будет изменен механизм администрирования НДС в случае, если соответствующий законопроект будет поддержан парламентом? Каким образом избежать ситуации, когда налогоплательщик отвечает за нарушения других лиц? Какие возможности открывает электронный кабинет плательщика налогов?

Реформа налогового администрирования в вопросах и ответах – в беседе блогера Марка Савчука и советника министра финансов Яны Бугримовой на IDEALIST.media.

М.С.: Сегодня у нас очень интересная тема – это администрирование налогов. Для операционной деятельности бизнеса важны две вещи – это процентные ставки по налогам и администрирование налогов. К сожалению, администрирование налогов в Украине находится на низком уровне, даже если бизнес заплатил все налоги по закону, все равно, это не отменяет того, что налоговая не будет за ним гоняться, просить еще что-то показать, давать какие-то проверки. Естественно, это влияет на инвестиционную привлекательность страны, поэтому мы сегодня поговорим о том, как Министерство финансов собирается реформировать администрирование налогов. Давайте начнем с этой темы.

Я.Б.:  Хорошо, во-первых, да, полностью согласна. Администрирование в такой же степени важно, как размер налогов, если не больше. Почему мы начали именно с администрирования? Было проведено исследование, не нами, исследование было проведено Dragon Capital вместе с Европейской бизнес ассоциацией. Был составлен рейтинг проблем для ведения бизнеса в Украине. Если говорить о налоговой сфере, то проблема администрирования была гораздо выше по рейтингу, чем проблема размера ставок. Это не исключает необходимости, в том числе, пересмотра налоговой политики, в том числе, ставок, но это еще раз подтверждает, что администрирование – это одна из ключевых проблем при принятии решения инвестировать или не инвестировать, открывать бизнес или не открывать бизнес. Администрирование имеет место при уплате каждого налога. На чем мы попытались сосредоточиться, так это на наиболее болезненных вещах, которые существуют сегодня в системе. Если посмотреть на бизнес, на инвестиции, на то, что является наиболее критичным для инвестиций, то с точки зрения налогообложения, это НДС. Почему НДС, потому что в НДС существует такая процедура возврата НДС, которая у всех на слуху, и которая традиционно непрозрачна. Нужно признать, что в последнее время ситуация в этой сфере улучшилась, формально государство не имеет задолженности по возврату НДС, по тем заявкам на возврат, которые были поданы в Казначейство. Однако, если разобраться в этой ситуации глубже, то выясняется, что все не так хорошо. Я немножко объясню, как выглядит процесс возврата НДС сегодня, для того чтобы понять, где проблема. Сегодня плательщик подает заявление в налоговую службу о возврате НДС. Дальше есть ряд процедур, в течение которых налоговый инспектор, налоговые органы должны подтвердить, что этот НДС, проще говоря, сформирован честно, сумма к возврату. После того, как подтверждение прошло, налоговая сообщает в Казначейство. Казначейство должно в течение пяти дней исполнить свои обязательства перед плательщиком и выплатить возмещение. Так вот, в этой последней части проблем действительно нет. Мы проанализировали, и срок возврата НДС в основном укладывается в пять рабочих дней, но если мы посмотрим на шаг назад, что происходит внутри налоговой службы, мы видим, что здесь не все так хорошо. Что происходит, формально, еще раз повторюсь, по закону, вы подали заявку, вам подтвердили, вы получаете возмещение. Как проходит подтверждение. Есть две процедуры сегодня: первое – налоговая должна проверить и сказать, что у вас все хорошо, это логично, государство должно защищать свои фискальные риски. Вторая часть – налоговая должна выдать бумажку, которая называется «Вывод», и эту бумажку передать в Казначейство, где Казначейство подтвердит, что все хорошо, и это является основанием для возмещения налога. Так вот, по той информации, которая есть, эта бумажка, собственно говоря, является точкой монетизации. Я не говорю, что в ста процентах случаев, но это этап, который создает риски для коррупции. Если пойти дальше и проанализировать, а какой юридический смысл в этой бумажке, ответ – никакого. Эта бумажка, за которую платятся деньги, за которую требуются деньги, которая мешает своевременному возмещению НДС, и которая не несет никакой юридической нагрузки. Потому что юридическая нагрузка на этом этапе, если вы проверили и не нашли нарушений, у вас больше нет ни единого основания не возмещать НДС. Необходимость выдачи этой бумажки, этого «Вывода», это просто дополнительная бюрократическая процедура, которая часто становится поводом для коррупции. Поэтому решение, которое предложено в законопроекте – отменить эту бумажку. Мы провели много презентаций для бизнеса, мы встретились с многими бизнес ассоциациями, крупными, средними, малыми, и именно эта инициатива была наиболее поддержана. Потому что бизнес, который работает с возмещением НДС, понимает, что это и есть та серая зона, которая создает проблемы. Это одно из ключевых решений, с точки зрения администрирования НДС, которая, мы надеемся, приведет к существенному снижению рисков для коррупции.

М.С.:  Какая теперь будет новая схема получения возврата НДС?

Я.Б.:  На самом деле, она будет старая, за исключением одного элемента. То, что сегодня написано в законе, то, что предполагалось законодателем и так правильно. Законодатель говорил, третий раз повторяюсь, проверьте и подтвердите, что все правильно. Мы говорим, проверьте, но никакой новой бумажки выдавать не надо. У вас есть автоматический реестр возмещения НДС, работать он должен по принципу нет возражений, no objections. Если информация о том, что подана заявка о возмещении, внесена в реестр, и в течение установленного законом на проверку срока налоговая не поставила информацию о том, что в результате проверки обнаружены какие-либо правонарушения, то эта сумма автоматически становится видимой для Казначейства и считается подлежащей к возмещению. Убирается субъективный фактор, убирается человеческий фактор. Мы часто говорили, у нас должно быть автоматическое возмещение НДС, что означает минимизацию человеческого фактора. В наших предложениях они на это и направлены – на минимизацию человеческого фактора. Проверка прошла, никаких нарушений не обнаружено, отметки о нарушениях не сделано, автоматически программа показывает эту сумму к возмещению, никакой подписи больше не нужно. Собственно говоря, вот так будет работать процедура возмещения в случае принятия закона. Это одно из изменений. Есть второе изменение, которое мы считаем критически важным. Что сегодня происходит? В любой системе есть плательщики, которые склонны уклоняться от уплаты налогов, и их нужно искать, это нормально. Что является обычной практикой для налоговых органов сегодня? В Украине одним из самых распространенных способов уклонения являются так называемые налоговые скрутки. Чтобы не вдаваться в детали, результатом применения налоговых скруток является появление суммы налогового кредита, который нечестен, скажем так. Налоговая учитывает, что НДС – это всегда двухсторонний налог, который платится продавцом и покупателем, он идет по цепочке, он передается. Налоговые органы пытаются найти этот нечестный НДС, передвигаясь по цепочке плательщиков налога. В принципе, в какой-то момент они подтверждают, что НДС является нечестным. Вопрос, в какой момент они это подтверждают и действительно ли тот плательщик, на котором они уловят этот нечестный НДС, совершил какое-то правонарушение. Я знаю случаи, и их много, когда плательщик, которому сняли кредит, не знал и не мог знать, что этот кредит образовался когда-то, несколько операций назад, нечестным образом. Фактически плательщик несет ответственность за неправомерные действия других лиц, которые были давным-давно. Мы не согласны с этой практикой, поэтому мы предлагаем другое решение. Мы понимаем, что нечестный НДС нужно ловить, но у нас два года назад был введен такой инструмент, как система СЭА НДС, система электронного администрирования НДС. Основная ее идеология – сделать так, чтобы любой налоговый кредит был обеспечен деньгами. Это достаточно жесткая система, которая привела к необходимости депонирования плательщиками налога денежных средств. Соответственно, отвлечению денежных средств из бизнеса, но идеология этой системы объясняется тем, что если она будет существовать, то тогда такие действия будут невозможными, потому что если налоговый кредит появился в системе, он должен быть обеспечен. На практике произошло по-иному. И система СЭА работает со своими негативными последствиями для бизнеса и для плательщиков, но и налоговая продолжает беспокоить бизнес и проверять этот кредит по цепочке и снимать его не всегда обоснованно и не во всех случаях, когда плательщик действительно виноват. Поэтому мы говорим, если налоговый кредит появился в системе, его снять нельзя по цепочке, значит, он обеспечен. Но мы понимаем, что для того, чтобы мы могли быть уверены, что он обеспечен, что он появился в системе правомерно, мы даем дополнительные инструменты для налоговой, проверки правомерности возникновения кредитов в момент его появления в системе. Так называемая процедура блокировки налоговых накладных. Налоговая накладная – это тот инструмент, который дает право на налоговый кредит, соответственно, право на уменьшение своих налоговых обязательств. Соответственно, если налоговая в момент возникновения налогового кредита имеет все права и все инструменты для того, чтобы проверить, правомерен ли он, и имеет возможность заблокировать возникновение неправомерного налогового кредита, это значит, что не нужно дальше бежать по цепочке и проверять десять предприятий, виноваты они или не виноваты, и возможно, даже совершать ошибки, снимая налоговый кредит с невиноватых плательщиков. Естественно, если в уголовном производстве будет доказано, что плательщик действительно знал о том, что налоговый кредит возник неправомерно, это было его целью, он от этого получил выгоды, естественно, в этом случае будут вступать в силу другие инструменты. Это возмещение ущерба государству за счет получения неправомерного кредита. Наверное, эти две проблемы на сегодняшний день являются ключевыми в администрировании НДС. Именно на этих двух проблемах мы сосредоточили свои усилия и надеемся, что те изменения, которые предложены нами, не нивелируют совсем, но максимально минимизируют те проблемы, которые есть сегодня.

М.С.:  Это что касается НДС. Кроме НДС, есть еще несколько, я так понимаю.

Я.Б.:  Да, кроме НДС, в целом весь закон направлен на администрирование, но я считаю, что одной из ключевых инициатив в общей части, в общем администрировании является введение электронного кабинета. Электронный кабинет – это сервис, который обеспечивает взаимодействие плательщика и налоговых служб. Почему он важен? Прежде всего, это удобно. Во-первых, плательщик видит всю информацию о нем, которая есть в налоговых органах. Систематизация информации – это всегда хорошо, это всегда облегчает любое взаимодействие, сокращает время. Второе – это способ взаимодействия, электронный способ взаимодействия удобнее, а главное, он разрывает контакт плательщика, персональный контакт плательщика и налоговых органов. Я абсолютно не хочу сказать, что сто процентов налоговых органов коррумпированы, это не так, но любой потенциальный контакт создает риски для коррупции.

М.С.:  Поэтому, если убираем его, это в любом случае, лучше.

Я.Б.:  Убираем, риски снижаются, это задача любого администрирования. Мы можем привести примеры предоставления административных услуг. Несколько лет назад было принято решение создания Центров административных услуг. Именно по этой причине – между лицом, которое принимает решение и лицом, которое нуждается в принятии решения, становится лицо, которое не заинтересовано, которое просто выполняет техническую функцию передачи документов. По идее, с лица, которое посередине, у него нет полномочий принять решение, соответственно у него нет мотивации что-то требовать и ему не за что платить, минимизируются риски для коррупции. Та же идеология заложена в электронном кабинете. Если вы общаетесь в электронном виде с налоговой службой, вы пишете письма, вы пишете запросы, вы получаете акты проверки, вы направляете жалобы, все это происходит в электронном виде. Соответственно, вам удобно, вы видите всю информацию, еще раз контакт разорван, риски для коррупции снижаются. Естественно, электронный кабинет – это, прежде всего, сервис, а не обязанность, поэтому плательщики, которые дальше будут считать, что им удобнее общаться в бумажном виде, сохранят за собой свое право. Но в целом, глобальная задача – максимально обеспечить электронную коммуникацию и максимально большее количество плательщиков в эту электронную общину. Почему мы приняли решение прописать этот сервис на уровне закона? На сегодняшний день электронный кабинет существует в налоговых, но он работает не активно, и права плательщика на его использование не гарантированно. Закрепление прав на уровне закона – это всегда большая гарантия, чем добровольные действия государственного органа, который предлагает этот сервис.

М.С.:  У налоговой не будет выхода, если налогоплательщик захочет с ними общаться, у них не будет выхода, как только сказать: «Приезжайте к нам, решим вопрос на месте».

Я.Б.:  Абсолютно верно, потому что право плательщика использовать этот сервис корреспондирует обязанность налогового органа предоставить возможность использовать этот сервис. Естественно, внедрение этого сервиса требует определенных усилий и определенных финансовых ресурсов, поэтому эта норма вступит в силу с 2018 года, в случае принятия закона.

М.С.:  Это что касается электронного кабинета, насколько я понимаю, есть еще один – это единый казначейский счет.

Я.Б.:  Да.

М.С.:  Расскажите нам о нем подробнее.

Я.Б.:  Что такое единый казначейский счет? Его основная цель – это облегчить процесс уплаты налогов. Чем меньше действий плательщик должен совершить для того, чтобы заплатить налоги, тем больше у него мотиваций платить эти налоги честно, тем меньше у него мотиваций уклоняться от их уплаты. Единый казначейский счет означает, что все налоговые платежи, которые плательщик платит государству, он платит на один счет, а не на множество, как существует это сегодня. С одной стороны, это техническое упрощение. Настолько ли оно важно – вы знаете, важно. Практики понимают, о чем идет речь. Если вы сегодня ошиблись с назначением счета, а надо сказать, что счета меняются, номера счетов меняются, вы можете ошибиться, вы можете заплатить на другой счет. Дальше у вас возникает масса решаемых проблем, которые забирают усилия. Вам нужно вернуть те деньги, которые вы уже заплатили неправильно – это усилие. Вам нужно обнаружить ошибку и заплатить деньги туда, куда нужно, а если вдруг случайно вы заплатили те деньги неправильно в последний день срока уплаты налогов, то, куда вы должны были заплатить и вы не заплатили, считается вашей недоплатой, вам начинает считаться пеня и штрафные санкции, что, конечно, нехорошо. И плюс технически просто легче иметь направление платежа одно, чем направление платежей десять. Это идеология этого предложения – введение единого казначейского счета. А расщепление абсолютно не означает, что в дальнейшем все деньги будут сосредотачиваться в одном месте в местном бюджете. Нет, в дальнейшем расщепление счета будет делать Казначейство, фактически ту задачу, которую сегодня выполняет плательщик – он сам распределяет деньги между разными бюджетами.

М.С.:  Получается, он делает работу за государство.

Я.Б.:  Никто никогда не определял, что это работа государства, а это работа плательщика, но в этом решении государство говорит: я беру часть той работы, которую делаешь сегодня ты,на себя, таким образом, я тебе облегчаю процесс уплаты налогов. Это была изначально идея, она была закреплена в одной из антеракций проекта закона, о том, что норма о едином казначейском счете вступает в силу с 2018 года. Однако в дальнейшем, в ходе обсуждения с основными заинтересованными лицами мы поняли, что есть ряд технических проблем, которые требуют проработки. Например, проблемы, связанные с уплатой по ДФО и ЕСВ, они имеют разные сроки уплаты, чем другие налоги. ЕСВ вообще платится при выплате заработной платы, в тот момент, когда отчетность плательщика еще не подана. Возникает вопрос: как Казначейство будет знать, куда распределять эти деньги, как взаимодействовать с местными бюджетами? Потому такие технические вопросы  вынудили нас отказаться от идеи закрепить прямую норму в законе, что казначейский счет вступает в силу с 2018 года, и закрепить в законе поручение Кабинету Министров разработать отдельный закон о внедрении единого казначейского счета.