Марина Гриценко: “Бизнес не может существовать вне общества”

Бизнес большой или маленький не может существовать вне общества. Сотрудники, партнеры, собственники, клиенты – это все часть общества и, соответственно, если общество развивается, если становится более образованным, более экологичным, то от этого выигрывают все. Если компания начинает свою деятельность на рынке, очень многое зависит от того, какую цель она преследует. Если цель краткосрочная – быстрее бы заработать прибыль и выжать максимум, то это одна стратегия компании. Если компания планирует дольше задержаться на рынке, развиваться, расширяться, то речь идет об устойчивом развитии и корпоративная социальная ответственность должна стать неотъемлемой частью стратегии компании.

На мой взгляд, внедрение корпоративной социальной ответственности имеет очень много положительных моментов. Первый – это вовлеченность сотрудников. Лояльность сотрудника к компании повышается, когда он понимает, что она делает что-то полезное для общества, а не только для прибыли. Второй фактор – КСО влияет на формирование положительного имиджа бренда. В рамках конкурентной экономики сознательный потребитель выберет продукт компании, которая социально ответственна, нежели продукт другой компании. В наше время, к сожалению, не многие компании пришли к пониманию важности КСО, пул этих компаний ограничен, но тем самым компания, которая в этом развивается, получает доступ к так называемому закрытому клубу КСО, что выделяет эту компанию среди других. Многие ставят знак равно между словом «благотворительность» и КСО. Я с этим не согласна.

Давайте рассмотрим критерии различия на двух примерах. Мы возьмем благотворительный проект, такой, как поездки в детские дома. Сотрудники собирают игрушки, вещи и едут в детские дома для того, чтобы провести время с этими ребятами. Это благотворительный проект. И пример проекта КСО – это финансовая грамотность для детей. Это образовательный проект, мы понимаем, что нам важно вырастить поколение детей, которые будут финансово образованы, которые будут понимать, что такое бюджет, как он формируется, личный бюджет, прежде всего. Когда они будут понимать, что такое бартер, как появились деньги, как деньги функционируют в рамках экономики, в рамках страны, такие детки будут в дальнейшем, в будущем более адаптированы для жизни в обществе и более финансово грамотными.

Берем эти два проекта. Благотворительный проект, как правило, не решает глобальную проблему, он дает какое-то временное решение. Например, мы поехали в детский дом, мы привезли сладости, игрушки – это краткосрочный эффект на несколько часов, все хорошо провели время, но глобально это не решает проблему. Когда дети, достигнув совершеннолетия, выходят из этих учреждений, они абсолютно не адаптированы к жизни в обществе. Они, к сожалению, привыкли потреблять, они привыкли, что к ним все равно приедут дяди и тети, что-то привезут, что-то дадут, и они не привыкли чего-то добиваться своими силами. К сожалению, благие намерения этих людей влияют не совсем позитивно на дальнейшую жизнь этих детей. Если мы говорим о КСО проекте, этот проект решает долгосрочные цели. Например, если мы создали курс по финансовой грамотности и наши сотрудники, вовлекаясь в этот проект, приезжают к этим деткам и рассказывают одну лекцию, вторую лекцию, третью – они им дают какие-то практические знания, которые они в дальнейшем смогут использовать, и которые им пригодятся в дальнейшей жизни.

Благотворительный проект – это разовая акция или же что-то, что повторяется очень редко, один-два раза в год. Если мы говорим о КСО проекте, то тут очень важна систематичность, и если мы внедряем какой-то образовательный проект, важно поддерживать взаимоотношение с целевой аудиторией, для которой мы это делаем. Важно смотреть: есть прогресс или нет прогресса, что нужно изменить, ориентироваться ситуативно, быть менторами. Менторами, которые отвечают за результат, которым важно, что получится на выходе, а не сам факт, что они сделали хорошее дело.

Благотворительный проект, как правило, не требует вовлечения сотрудников или требует минимальное вовлечение. Например, мы принесли вещи или мы сбросились денежкой, мы что-то купили и кто-то отвез. Это минимальное вовлечение. Когда сотрудники дискутируют, обсуждают программу образовательную, думают, каким образом ее лучше подать, каким образом ее лучше внедрить, какой будет эффект, какую пользу это принесет, они вовлекаются в процесс, они в этом участвуют и польза от этого есть не только для ребят, для которых делается это проект, но и для самих сотрудников.

Если мы говорим о благотворительном проекте, как правило, он не связан с бизнесом. Независимо от того, в какой компании мы работаем, мы можем собрать вещи, мы можем собрать игрушки, мы можем собрать денежку. КСО проект в идеале интегрирован в бизнес, и он связан с бизнесом. Тот же пример с финансовой грамотностью для взрослых. Если мы финансовая компания, мы понимаем, что мы эксперты и мы понимаем, что своими знаниями и опытом мы можем делиться с другими и, соответственно, мы это делаем. То, что непосредственно связано с бизнесом.

Я сторонник того, чтобы компании начинали свою деятельность в устойчивом развитии или с благотворительных проектов, или сразу с проектов КСО. Это очень хорошо, когда есть инициатива, стоит ее поддерживать. Если вы хотите собраться с коллегами и поехать проведать деток в детский дом, то это тоже хорошо. Но, на мой взгляд, с этого нужно начинать, а развиваться необходимо в устойчивом развитии. Трансформировать благотворительный проект в проекты КСО достаточно просто. Например, мы к этому благотворительному проекту можем добавить какую-то образовательную часть. Мы не просто едем к деткам с игрушками и апельсинами, а мы понимаем, что может быть важно для них. Дети растут, им важно решать конфликты в коллективе. Мы можем продумать некую программу по конфликтологии и как это правильно донести до них. Мы понимаем, что важно, когда ребята умеют отстаивать свои права, потому что мы живем в правовом государстве, возможно, это будет какая-то мини лекция по правам ребенка. Важно уметь обращаться с финансами, соответственно, лекция по финансовой грамотности с какими-то практическими заданиями, с какими-то играми. Это может быть курс лекций. Мы можем это сделать сами, мы можем привлечь другую компанию, мы можем привлечь общественную организацию, которая специализируется конкретно на каком-то сегменте и совместными усилиями сделать интересный образовательный  проект. Есть сотрудники, которые хотят видеть реципиентов помощи. Они хотят не просто придумать программку, они хотят приехать и увидеть, кому они помогают, они хотят непосредственно работать с тем человеком, кому они помогают. Поэтому это можно с легкостью совмещать. Мы можем оставить те же визиты в эти детские дома, но мы можем доносить до них что-то более важное, что-то, что будет иметь эффект в долгосрочной перспективе. Таким образом, такие визиты можно делать не раз в году ко дню Святого Николая, можно сделать систематичными и на протяжении года делать такие визиты. Поэтому любой проект можно трансформировать, было бы желание. На самом деле, не все так сложно, как кажется. Иногда может сложиться впечатление, что нет времени, нет возможности, мы живем в мегаполисе, жизнь настолько хаотична, еще себя нужно посвящать чему-то. Важен первый шаг. Когда ты делаешь первый шаг, всегда находятся люди, которые думают так же, как и ты, которые ждали того, чтобы кто-то сделал первый шаг. Тогда находится мини-коллектив людей, которые готовы это реализовывать. К этому мини-коллективу людей, которые являются лидерами мнений в компании, подтягиваются другие люди, это все становится намного шире, намного глобальнее, чем глобальнее, тем больше мы можем помочь.

Мне очень нравится фраза, как бы громко она ни звучала, но в ней есть смысл: «Будь теми изменениями, которые ты хочешь видеть в мире». Давайте будем этими изменениями.