Константин Кожемяка о креативной экономике

Креативная экономика – это содружество культурной среды и креативных индустрий, которые во взаимодействии формируют креативный продукт с высокой степенью добавленной стоимости. Самый примитивный порог понимания, это когда встречается художник и дизайнер одежды, и появляется платье с аппликациями этого художника. Когда в Вудстоке делается рок-фестиваль, вход туда свободный, но вокруг этого фестиваля есть платные стоянки, платные фот-корты, платная масса чего нужно, сервисного, инфраструктурного – и вот это называется уже креативная экономика, которой культурный, креативный повод дает возможность зарабатывать всем вокруг. Главное при этом не забыть поделиться с музыкантами, должны быть на берегу проговорены правила. Есть еще более высокая степень понимания креативной экономики, когда сформированная экосистема, когда есть люди, которые дают, структурируют и продвигают знания, анализируют ситуацию. Есть производственные предприятия, есть информационные ресурсы, которые продвигают и знания, и продукты и так далее. Есть четвертый уровень понимания – это то, что креативная экономика, на самом деле, философия жизни. Творчески подходить ко всему, к своему бизнесу, к своей жизни, к своему досугу и к тому, что ты делаешь в обществе. Это очень классный и результативный способ реализовать свою социальную миссию.

Украина последних двух с половиной лет показала, что мы не можем работать в русле каких-то там мировых традиций, нам надо все очень быстро, быстрее, чем это мы можем себе представить. Продвигая идеи популяризации национальной культуры через инструментарий, философию креативной экономики, я в первую очередь поехал в Прибалтику, в Эстонию, в бизнес тур. Я пять дней смотрел, изучал, как они создавали свою экосистему, и добились одних из лучших результатов в Европе построения экосистемы креативной экономики, креативных индустрий. Входят в тройку Англия, Финляндия, Эстония. Я посмотрел, и в конце тура на пятый день у принимающей стороны спросил: «Ваши рекомендации, наш первый шаг?» – «Вам нужно выстроить дискурс». Что такое дискурс? Среди бизнес элиты, среди менеджмента должно быть в процентном соотношении один, а лучше полтора процента, которые понимают, что такое креативная экономика. Понимают, как экономика взаимодействует с национальной культурой, как этот тандем создает культурный продукт, который формирует и содержит добавленную стоимость, как это влияет на общие процессы, и что самое главное, после понимания приходит причастность к этому. Понимание, что я этим хочу заниматься, я в этом хочу участвовать, я хочу возглавить и быть в активе этого мейнстрима. Сколько на это уйдет времени? Года два. Так мне сказали. Столько времени ушло в Германии, в Англии, в Эстонии, года два. Я вам хочу сказать, через полгода. Полгода формирования вот этого дискурса, показало, я провел международную конференцию, форум креативной экономики и так далее, провел несколько мастер-классов, воркшопов, привозил бизнес тренеров и так далее. Уже через полгода я понял, что я говорю об одном и том же, говорю достаточно большой аудитории и мы вопрос формирования этого самого дискурса уже, в общем-то, решили. Ряд активистов на местах или в отраслях, они уже пошли этим путем, они уже начали создавать коворкинги, кластеры, формировать творческие группы и так далее. Создаются локации, информационные ресурсы, качественные и количественные показатели формирования дискурса, мы его преодолели, в отличие от традиционных двух лет, за полгода. На сегодня уже можно констатировать, что формируется некий пул активистов, который уже думает и уже начинает обсуждать с Министерством иностранных дел политику культурной дипломатии, которая была заявлена, но мы уже хотим туда включаться со своими конкретными предложениями, проектами, ресурсами и так далее.

За последние два года впервые были собраны послы со всего земного шара при Министерстве иностранных дел, и два дня они проходили воркшоп по теме «Культурная дипломатия». Самое первое, как это не покажется парадоксальным, нужно было рассказать, объяснить, и на кейсах других стран продемонстрировать, что культурная дипломатия – это мощный инструмент в формировании имиджа страны на внешнем рынке, на геополитическом рынке.

Во всем мире, и Украина не исключение, и Франция, где находится Лувр, тоже не исключение, работает один железный принцип – свое национальное искусство прежде всего должны любить, почитать, поддерживать, в том числе, поддерживать, покупая это искусство. Если это кино, покупать билеты на это фильм. Если это театр, покупать билеты на этот спектакль. Если это художник, покупать картины этого художника. Поддержка национального продукта, национального творца. По этому поводу я скажу, интересный произошел случай, буквально на днях. Я являюсь собственником типографии, и очень много печатается арт-альбомов, арт-буков, альбомов репродукций. Обратился один арт-дилер из Нью-Йорка, она наша бывшая киевлянка, часто бывает в Киеве, в Киеве значительно дешевле напечатать, даже с учетом пересылки в Нью-Йорк. К моему удивлению, я думал, это будет каталог какого-то украинского художника, которого она продвигает на американском рынке, я был удивлен, что это был испанец. И когда я узнаю, что три месяца назад на выставке в Нью-Йорке было выставлено сто работ, и все сто были проданы, я тут же задал вопрос: «А почему ты не привезешь туда сто работ какого-то украинского талантливого художника среднего возраста, у которого есть еще перспектива роста, можно выстроить тренд, лет 30 ему, 35?» Она говорит: «А фишка в том, что правило «все покупают свое» работает даже за рубежами своей родины. Поэтому эти сто картин испанского художника купили испанцы, которые выехали из Испании когда-то, в третьем поколении, в первом поколении». К сожалению, у украинцев традиция поддерживать свое искусство была утрачена, я могу предположить, что она была физически истреблена в 20-е годы большевиками. Люди, носители этой традиции, были либо истреблены, либо вынуждены покинуть Украину, это с одной стороны. Дальше задается вопрос, какой феномен должен произойти. В первую очередь, в обществе должна сформироваться революционная масса, три-четыре процента – и состоялась революция. В этом случае для этой ситуации должен появиться спонтанный костяк людей, которым это очень сильно надо. Которые очень сильно хотят, чтобы в Украине культура стала провідною зіркою на пути ее развития.

Что общего между войной на Донбассе, низкой корпоративной культурой, не очень утешительными экономическими результатами, политиками, которые не выполняют свои обещания и тем, что засудили синхронных пловчих и нашу спортивную гимнастку? Общее одно – это общий низкий культурный уровень в стране. Люди, если им предложить в достойной, современной форме подать контент, материал, продукт, назовем это так, они его примут, можно не сомневаться, потому что в нашем украинском менталитете богатые культурные традиции, люди эстетически восприимчивы и, если это действительно качественный, современный контент, культурный продукт, люди это примут. Но продукта нет, нет предложения – нет спроса. Спроса нет, потому что нет предложения, такой разорванный круг. Поэтому начало этому должно положить, в первую очередь, конечно, государство. Мы отпраздновали 25-летие независимости, и за 25 лет у нас в стране не сформирована культурная политика страны.

Кроме государства, конечно, общество тоже должно принять самое активное и непосредственное участие в формировании вот этого культурного стрима Украины. События последних двух с половиной лет показали,что гражданское общество в Украине, это нужно отметить, начинает играть все большую позитивную роль и влиять на ситуацию, начиная с Майдана, продолжая волонтерством на фронте и различными инициативами в бизнесе, например, программа ProZorro и так далее. Это все инициатива снизу, как говорится, которая нашла свое воплощение в конкретных результатах, которые позволили нам сегодня чувствовать себя значительно увереннее, чем еще три года назад. Я все жду, когда у общественного актива, и в особенности у людей с ресурсами, у людей бизнеса, наконец-то дойдут руки, дойдет понимание, что нужно обратить свои взоры на национальную культуру. Потому что культурное общество – это сознательный избиратель, как следствие этого – ответственный политик, насколько это вообще возможно, понятно, политики везде ищут лазейки, но чем более продвинутое население, тем меньше соблазны и меньше шансов пропетлять, просочиться. Это квалифицированные кадры, которые не уезжают куда-то в Европу и продают свой труд и свои мозги где-то, но не здесь. Это культурный продукт, который тоже имеет добавленную стоимость и тоже вносит определенную лепту в формирование ВВП страны и бюджета страны.

Что же нам все время мешает? 25 лет, и все время мешает. Тут следует вспомнить, опять возвращаясь к теории маркетинга, есть такая пирамида Маслоу. Первый уровень – секс, безопасность. Второй уровень – работа, питание, жилье, уверенность в завтрашнем дне, бытовые вопросы решены. Третий уровень – это уже пошел уровень духовный, когда человек понимает, что жизнь наладилась, надо о чем-то вечном позаботиться, и тогда кто-то начинает мечтать стать современным Медичи. Экономика современная показывает, что, как правило, это происходит в 40-45 лет. У человека состоялся бизнес, он понимает свои статки, график их поступления, дети уже устроены, он понимает, что они получают образование, получают путевку в жизнь, дом есть, вопросы бытовые решены. И тут он начинает думать стать меценатом, поддержать художника, выступить спонсором какого-то фильма и так далее и тому подобное. Это так во всем мире. Но тут есть один маленький нюанс. Нюанс заключается в том, что этот человек, которому 40-45, должен жить в стране со стабильным политическим и экономическим укладом, насколько позволяет современная жизнь. В Украине, как мы понимаем, каждые 5-7 лет происходят какие-то катаклизмы – то мировой кризис, то локальный кризис,то социальный кризис, то политический кризис, то революция, теперь война. Нет в Украине того периода около 10 лет, когда тот, кому 10 лет назад было 30, сегодня спустя 10 лет в обстановке стабильной экономики доходит до такой мысли. Или, скажем так, их просто катастрофически мало. Нужно еще учесть один нюанс – это то, что до недавнего времени, сейчас, я надеюсь, ситуация изменится, накопление стартового капитала происходило в обстановке дикого капитализма, с одной стороны. С другой стороны, это зачастую деньги коррупционные, которые были получены на распиливании бюджета.