Кирилл Трантин. «Киевский зоопарк перестал быть темным пятном»

У нас есть звезды. У нас есть горилла Тони. 19 лет подряд он сидел в клетке три на шесть метров. Вот он одиночка. И когда в прошлом году благодаря госпоже Хайденон получил зимник с теплым полом и летник в 600 квадратных метров, легенда на старости лет, а он уже очень высоковозрастная горилла, неизвестно, сколько он еще проживет, — получил сказку. Сразу стала топовая экспозиция в зоопарке, и он стал топовым — все идут смотреть на Тони. Ну и лозунг «У гориллы Тони нова хата» сразу всем абсолютно вошел в душу.

 

Следующий –  бегемот Бреста. 57 лет. Самый старый бегемот Европы. У нее такой вольготный режим — наверное, только пенсионеры в самом элитном доме престарелых имеют такой вольготный режим. Выходит на работу она когда хочет, уходит когда хочет, никто ее не гоняет. Питание, хондропрепараты даются практически каждую неделю. Только благодаря им она сейчас ходит — но ей 57 лет. Люди приходят:

– А где бегемот?

– Спит.

– А почему?

– Старушка отдыхает.

То же самое – носорог Тревога, 45 лет. Это тоже крайне критический возраст. Живет — и слава богу. У нас казуару за 70 лет, это лесной страус. Он действительно приехал из Германии и видел Гитлера. Он приехал из Берлинского зоопарка через ленинградский в наш, и у нас есть такая легенда, что он видел Гитлера. Ему 75 лет по бумагам, и мы знаем, что он пришел из Германии. Да, старенький, но мы делаем все, чтобы он максимально дожил. Вот концепция таких старых животных — она нас, конечно, в чем-то обрекает на то, что мы вынуждены с ними возиться. А с другой стороны, я считаю, что это огромная заслуга, во-первых, и коллектива, ну и, наверное, той ауры позитива, которая витает вокруг животных.

А что сказать насчет новых животных, новой коллекции, которую пополнили? Она очень простая, но достаточно видовая для посетителей. На новый год — год козы ж был, — мы привезли валлийских коз. Буквально через полтора месяца они дали потомство, и сразу получилось, что 8 коз бегает по вольеру зоопарка. Мы привезли яков, мы привезли шотландских коров, мы сделали экспозицию со страусами. Мы привезли самку мартышки Бразза, это самка обезьяны.  Самец 8 или 10 лет сидел без самки — ему привезли самку.

 

Вот такими как бы небольшими штрихами мы формируем коллекцию нашего зоопарка. Естественно, где-то ошибаемся, где-то было тяжело,  не без этого. Зоопарк — это очень сложная структура.

 

В первую очередь, зоопарк перестал быть темным пятном в зоопарковском мире. Последние лет восемь с зоопарком была связана только негативная информация. К сожалению, в определенный период были большие нападки на зоопарк в связи с тем, что его хотели уничтожить, как коммунальное предприятие, территорию забрать под застройку, ну а животных раздать или в другие зоопарки, или просто чтобы они дожили себе спокойно свой срок. Естественно, когда в 2009 году из зоопарка ушло порядка ста специалистов, произошла трагедия. И когда в прошлом году, я вернулся в зоопарк, у нас была задача попытаться наладить работу, показать максимально открытость, и, естественно, обеспечить жизнедеятельность зоопарка. Потому что зоопарк — это очень, очень сложная система. Мы сталкиваемся с тем, что в зоопарке идет слияние трех потоков. Первый поток — это посетители. Это полмиллиона человек в год. Второй поток — это наши питомцы: 4000 голов, условно говоря, и хвостов. И 300 человек работники зоопарка. И при этом часто эти потоки друг другу противостоят. И главное, чтобы они двигались в правильном направлении. Чтобы из этого слияния вырастала нормальная работа, и зоопарк не терял свое лицо. То есть, у нас основная задача — это дарить улыбки. Потому что улыбка и желание человека вернуться в зоопарк — это главные показатели работы нашего зоопарка.

 

Мы максимально показываем даже те нехорошие моменты в зоопарке, которые есть. Мы не стесняемся и говорим, что да, у нас старый зоопарк. Да, у нас не самая молодая коллекция в зоопарке. Но при этом наши старожилы — вот те животные, которым по 50, по 60, по 70 лет, — это легенда. Условия содержания — да, они совковые. Но если это животное 50 лет в этом совке прожило, то не надо кричать, что завтра мы здесь построим новый вольер и переведем. Не выдержит животное. Хотите новых животных? Ребята, давайте строить новые вольеры, создавать правильную технологию содержания животных, правильную концепцию животных, и везти новых животных. Придя в зоопарк, от меня все ожидали: все, завтра приедет панда. Нет, ребята, никаких панд. Давайте постепенно будем учиться содержать то, что есть. Единственное что, такой маленький нюанс, мы постарались за этот год каждом нашему одинокому животному, которые находятся в репродуктивном возрасте, найти пару. Содержать одиноких животных, которые могут размножаться, это неправильно. Получая потомство, вы можете иметь возможность обменивать животных, дарить их, давать на ответственное хранение. У меня нет финансовой возможности покупать новых животных в зоопарк. У меня было 10 миллионов долгов, осталось, условно говоря, 3 миллиона. Поэтому я просто звонил своим коллегам в других зоопарках украинских, и говорил: ребята, что у кого есть? Что не хотим кормить? Давайте сюда. Мы, в принципе, за этот период получили 7 новых видов — все только благодаря дружбе, хорошим отношениям с другими зоопарками, естественно, работе коллектива, ну и нашему большому желанию, чтобы люди приходили в зоопарк и получали удовольствие.

 

Есть партнерские отношения с украинскими зоопарками, есть дружба с европейскими зоопарками. Мы взяли курс на Европейскую ассоциацию зоопарков, он достаточно долгий, но мы сделали первый шаг. Мы вошли в международную систему учета животных ISIS. Всех наших животных мы паспортизируем. Кто может принимать участие в разведении, кто ценен — мы даем им номера, и выставляем это все в эту систему. И получается, другие зоопарки, если кому-то нравится, что есть у нас, могут попросить у нас к себе, или дать нам возможность прислать нам, если что-то есть у них лишнее. Это нормальная абсолютно практика, потому что мировые зоопарки имеют финансы, там большие деньги, они могут себе покупать все, что хотят. К сожалению, зоопарки Украины не имеют возможности. Поэтому мы будем стараться максимально получать все, что возможно, бесплатно.

 

Основное требование вступления в ассоциацию — любить животных. Это самое основное требование. Когда они приезжают, они не смотрят на ваш новый вольер. Они не смотрят на то, как вы показательно выступаете. Они смотрят на детали. Они смотрят на ежедневную работу с питомцами. Они смотрят на обогащение среды. Они смотрят на ветеринарные документы, на систему учета: что было утром, что было днем, что было вечером. Систему контроля жизни наших питомцев. По животным специалист сразу видит, хорошо ли им здесь или плохо, комфортно или нет. Когда животные холеные, ухоженные, ленивые,  значит здесь хорошо выполняют свою работу.

 

Когда я вернулся в зоопарк, первое требование было: ребята, любите. Для меня большой показатель, когда я иду по зоопарку, когда тихо подхожу со стороны, и когда я слышу, что мои рабочие разговаривают с животными. У них у все есть имена: вот там, Манечка, Петечка, как ты себя чувствуешь? Душа просто радуется, бальзам на сердце. Они действительно искренне любят, это члены их семьи, и они никогда не сделают им больно, не заберут кусок хлеба. Они будут делать все для своей семьи. Здесь они имеют возможность с ними общаться и ловить тот кайф от общения с животными.

 

Когда на выходе из зоопарка мы наблюдаем, как ребенок плачет — не хочу уходить отсюда, — я счастлив.

Мы для этого последние два месяца проводим социологический опрос и специально спрашиваем: что бы вы хотели видеть, что вам понравилось, что не понравилось? И благодаря этому тоже серьезно шлифуем и улучшаем нашу работу. Мы не боги, чтобы это сделать все мгновенно, но мы будем очень сильно стараться.

 

За этот год что мы сделали хорошего? За лето мы сделали купол на Острове зверей. Купол птичников отремонтировали, они были в очень плохом состоянии. Сейчас идет небольшая реконструкция обезьянника. С этим мы будем входить в зимний период времени. То есть, зимой животные должны быть накормленные, в тепле и в достатке. Это все есть. Сейчас ведутся переговоры, есть несколько предложений, люди нам хотят подарить группу достаточно редких животных. Если все сложится хорошо, объявлю заранее.