Катерина Ясько: “Учителям тоже нужны учителя”

Конечно, образование нуждается в системных изменениях, не так просто найти акупунктурную точку, в которую нужно уколоть для того, чтобы этот системный эффект распространился и заиграл по всей системе. Я считаю, что самое главное – это подготовка учителей. Речь идет о том, что учителя, это тот источник нового качества сознания, которое мы ожидаем от нового поколения украинцев и, вообще, украинского народа после последних событий. Революция Достоинства, Небесная сотня – все эти события очень серьезно и глубоко на уровне подсознания и сознания повлияли на весь наш контекст. Когда мы говорим о тех ценностях, которые проявились и о том пути, на который стала в результате Революции Достоинства Украина, конечно же, нам важно работать с детьми и молодежью, прежде всего. Это работа происходит через значимых для детей взрослых, через родителей и учителей. Поэтому в моем понимании самый главный приоритет в рамках реформы, изменений в образовании – это работа с учителями, это работа с родителями.

Давайте возьмем такую зарисовку, что мы наблюдали в советских фильмах и в советских реалиях и что хорошее мы могли бы взять оттуда. Фактически советский учитель был основным носителем идеологии, он был источником ценностей, которые пропагандировались в обществе. Мы сейчас не обсуждаем качество этих ценностей, мы их не применяем к современному контексту. Да, можно много говорить об авторитарном, рабском мышлении, можно говорить о совке, можно говорить много о том, что мы отвергли, чему мы сейчас сопротивляемся активно. Но я бы предлагала, ввиду того, что мир не черно-белый, разумно взвешивать и искать ту золотую середину, которую мы можем применить, в том числе, для будущего Украины.

Авторитет учителя, я уверена, начинается с национальной идеи. Потому что учителя, фактически трансляторы этой национальной идеи. Я сейчас говорю об учителях в широком смысле, я говорю не только об учителях школы, потому что, если мы углубимся в то, как работают системы образования в мире, учителям тоже нужны учителя, им тоже нужны менторы, им нужны тренеры, им нужна супервизия, им нужна поддержка. Это то, чего очень не хватает сегодня современному учителю. Поэтому рост сознания учителей напрямую связан с ростом осознанности в обществе и формированию некой национальной идеи, на которую можно опираться всем, а учителям ее транслировать. Но сегодняшние реалии поменялись, и учитель больше не источник знаний. Учитель – это скорее, в лучших из педагогических парадигм, которые мы наблюдаем в мире, это источник мудрости и поддержки, тот, кто формирует благоприятный психологический климат в коллективе, тот, кто создает пространство для развития и раскрытия потенциала каждого учащегося. Это требует совершенно новых компетенций, это не про знания. Педагогика прошлого, советская педагогика была построена больше на “знаниевом” подходе, и к учителю обращались, как к источнику знаний – либо к нему, либо в библиотеку. Сейчас основной источник знаний – Гугл, и большая радость для всех учеников, когда вместе с учителем на свой вопрос можно погуглить ответ, это те учителя, которые позволяют себе чего-то не знать и совершенно спокойно предлагают вместе найти эту информацию из тех источников, которые доступны в пятисекундном доступе. Это педагогика партнерства, это то, на чем должна быть построена новая школа. Все начинается с реформы в отношениях между учеником и учителем, между учителями, между учителем и директором, между директором и органами власти, в частности, районо, Министерством образования и так далее. Я верю в то, что главная предпосылка к любым изменениям – это многогранный, комплексный, системный диалог внутри системы налаживания связей.

Один из моих учителей сказал такую фразу: «В мире нет проблемы со знаниями, не налажена логистика». Наша задача, как учителей, мы так или иначе являемся учителями для кого-то, кто-то в свою очередь учит нас – это помочь наладить эту логистику. Это те интеграционные функции, которые могут привнести системные изменения, они связаны с качеством отношений, потому что, если мы можем вести этот диалог спокойно, без эмоциональных взрывов, без уязвимости из-за своей некомпетентности, а наоборот, открытости, что мы чего-то можем не знать. Тогда у нас может получиться очень хороший результат и для нас и для детей, которых мы обучаем.

Действительно, есть много подходов в мире и много мнений у разных стран, их лидеров, каким должно быть образование. Должно ли оно быть полностью бесплатным и курироваться исключительно государством – такой подход применен, например, в Германии, во многом в Польше, такая модель существует. Либо это должны быть паритетный, более или менее паритетный вклад со стороны государства и со стороны родителей, и здесь он может быть разным, он может варьироваться, формальное образование, неформальное образование и так далее. Я глубоко верю, что мы должны найти свою формулу, свою золотую середину, которая ответила бы, прежде всего, на следующий вопрос: каким образом повысить ответственность родителя за формирование индивидуальной образовательной траектории своего ребенка? Как мы можем повысить его осознанность, как мы можем сделать так, чтобы он не скидывал на государство те задачи, которые на самом деле, прежде всего, являются его ответственностью. Как сделать государство помощником родителя, который предоставляет образовательную услугу, которую родитель может принять, а может приобрести, купив ее не у государства, у альтернативных учебных заведений, лицензированных государством. Все это такая широкая и интересная тема.

Безусловно, сейчас происходят очень интересные процессы в Украине. Возникает очень много альтернативных детских садов, частных школ. Новый законопроект, который сейчас все еще лежит в Верховной Раде, пока что не принят, но он предполагает довольно серьезную либерализацию процессов, связанных с образованием. Большая свобода частным школам и детским садам, с другой стороны то, с чего я начала – очень важна общая идеология, общий лейтмотив, куда мы идем, какого человека мы воспитываем, кто он, этот гражданин Украины, через 15 лет. Я глубоко верю, что на этот вопрос должны примерно одинаково отвечать и государственные, и частные школы. Соответственно, формулировки и концепции новой школы, которая недавно была презентована Лилией Михайловной Гриневич, министром образования и науки, и новым законом, который будет принят, она должна быть достаточно широкой, но при этом достаточно конкретной. Нам нужны новые ориентиры, нам нужно понимать, куда мы идем, а ответ на этот вопрос начинается с ответа на вопрос, какого человека мы хотим видеть во главе нашего государства и рядом с ним через 15 лет. С какими качествами характера, с какими ценностями, с какими компетентностями, с какими навыками – все это очень важно описать.

Первое, на чем сходятся все – это изменение отношений в системе образования, педагогика партнерства, очень важна роль учителя, очень важна подготовка учителя. Вторая концепция, очень важная, – это больше ответственности родителю за образование ребенка через, в частности, механизм «деньги ходят за ребенком», который, мы надеемся, будет утвержден на государственном уровне. Именно он станет тем шагом, который позволит родителям больше задумываться об образовании детей, потому что родитель будет иметь возможность распоряжаться тем, пока что небольшим объемом средств, которые будут выделяться на каждого ребенка. По идее, это должно простимулировать конкуренцию на рынке образования, как среди частных, так и среди государственных школ, потому что это будет уже выбор родителей. Родитель будет голосовать деньгами, это очень серьезно, это очень серьезный прорыв, я считаю.

Очень многие говорят о ценностях, чего не хватает мне в этом диалоге – это научного фундамента, когда мы говорим о ценностях. И как раз на эти вопросы отвечает наука психология, особенно позитивная психология. Приведу пример: в концепции новой школы есть абзац, посвященный ценностям. Образование, основанное на формировании ценностей в новом поколении. И там фигурирует такое понятие, как общечеловеческие ценности – свобода, достоинство, мир. На протяжении 20 лет американские позитивные психологи Мартин Селигман и Крис Петерсон работали над тем, чтобы понять, есть ли свод общечеловеческих ценностей, одинаковых для всех культур. Если сформировать эти ценности в человеке, может ли он гарантированно стать успешным, реализованным и счастливым, причем не только в работе, но и в семейной жизни. Благодаря этим масштабным исследованиям, потом проверки валидности этих методик в разных странах, разных культурах, они сформировали свод из 24 сильных сторон характера и добродетелей, другими словами, ценностей. Эта методика была перепроверена во многих странах, во многих учебных заведениях, и сейчас она взята за основу во многих школах, в основном американских, но есть и в Австралии, в Англии школы, которые работают по этой методике. Что было взято за основу? Был сделан табель характера, который помимо академических результатов, которые так или иначе измеряются государственными тестами, как правило, они существуют во всех системах, школа видит динамику развития характера ребенка. О каких ценностях, каких чертах характера идет речь? Это умение качественно общаться, социальный интеллект, это оптимизм, это выдержка, самоконтроль и самообладание. Это умение чувствовать и выражать благодарность, это любознательность, это креативность, это щедрость, это способность к прощению и милосердию. Это те общечеловеческие вещи, которые мы обычно ценим в людях. Но в этих школах математика, иностранные языки, программирование, логика и прочие предметы становятся материалом для формирования в ребенке вот этих общечеловеческих ценностей и добродетелей. Таким образом, мы можем рассмотреть рост сознания и развития ребенка в двух плоскостях – с одной стороны, горизонтальная плоскость, это навыки и компетенции, это как я пользуюсь Excel, как взрослый человек, как я способна вести проекты в Project Management, как я владею тем или иным языком, насколько грамотно я пишу. Это горизонтальные компетенции, но есть некий вертикальный рост сознания, это рост мировоззренческий, рос ценностный, как меняется моя самость, что меня мотивирует в жизни, как меняются мои смыслы. Например, как они изменились после того же Майдана, что изменилось в каждом из нас после того, как это случилось в этом коллективном сознании, частью которого мы являемся. На фоне чего возникли эти новые ценности, свобода, достоинство и так далее. Это про другую плоскость развития человека, это про вертикальную плоскость, как это называют психологи из Гарварда и Стэнфорда. Тогда в школу закладываются не только исключительно знания и компетентностный подход, с точки зрения развития горизонтали, но и вертикальное развитие. Тогда мы сможем с помощью табеля характера, обучив, обязательно, учителей и проведя соответствующую подготовку с родителями, мы можем оценивать динамику развития каждого ребенка, это очень интересно. Эти ученые доказали, там целый институт занимается исследованиями, как это потом влияет на, например, когнитивное развитие детей, на их академические результаты. Стало очевидным в какой-то момент, что когда дети показывают вот эту динамику в развитии сильных качеств характера, добродетелей и ценностей, они автоматически лучше учатся, автоматически лучший климат в самом образовательном пространстве, они более жизнерадостные, они более активные, они лучше вовлекаются в community service – это волонтерская работа, которую делают многие школы в своих сообществах. Происходит настоящая социальная трансформация, только за счет внедрения вот таких вот методик из области позитивной психологии.