Иван Кукобко: “У айтишников нет моды чем-то кичиться”

Есть стереотипы об айтишниках, что это некие парни, которые носят пиджаки, закатав рукава, у них классные прически, они повторяют популярные слова вроде стартап, роял айти, kastimer, satisfaction – всякую такую пургу. Так вот, эти люди – это стартаперы, это не айтишники. Они так же близко к айти, как морские свинки к морю или свиньям. Они просто начинающие предприниматели, которые еще не знают, что такое предпринимательство, они просто знают, что можно пойти к какому-то дяде попросить денег на свою идею. Многим это удается, они создают даже компании, мало кто выживает, конечно, но есть классные проекты у нас, есть у нас классные стартапы. Но это не айтишники, это бизнесмены, это, не знаю, как их назвать, барыги. Они продавцы, они, может быть, хорошие менеджеры.

Айтишник – это либо программист, либо тестировщик, либо системный администратор, тот, кто любит компьютеры и все, что работает на компьютере. Только развивается тема про 3D принтеры, интернет вещи и прочее, но это все равно связано с тем, что ты программируешь на компьютере, эти люди любят компьютеры обычно. Стать айтишником не то чтобы сложно – не сложно, это не тот критерий. Есть понятие об экспертности и о десяти тысячах часов опыта в чем-то, но есть много статей о том, что на самом деле ты не обязан десять тысяч часов чему-то учиться, чтобы стать экспертом. Ты, хотя бы сто часов на что-то потратишь и будешь в этой области уже умнее всего своего окружения, просто потому, что посвятишь чему-то сто часов обучения, больше или меньше, не важно. То же самое с айти – ты можешь научиться программировать, можешь научиться тестировщиком, я не знаю, почему это считается сложной профессией, потому что это просто должен быть какой-то человек, который всех задалбывает и ко всему придирается. Вот если ты зануда, ты можешь стать тестировщиком буквально за неделю, просто научившись, если ты не умеешь пользоваться компьютером, научиться им пользоваться, а если ты умеешь пользоваться, то просто научившись обращать внимание на какие-то нюансы. Допустим, если ты тестировщик сайтов или каких-то программ, просто сидишь, клацаешь, ищешь ошибки в Windows, например, ты уже тестировщик компьютерных игр, например. Это тоже айтишники, но они условные айтишники, просто потому, что они работают в этой сфере. Есть тестировщики, которые занимаются автоматизацией тестирования – это уже программирование, потому, что ты пишешь сценарии для того, чтобы программа сама тестировала какой-то продукт, программу или веб, не важно.

Насчет программирования, как такового, есть разные виды программирования. Есть программирование типа написать сайт, написать веб-сервер или написать программу, или компьютерную игру – это разные виды программирования. Допустим, написать компьютерную игру намного сложнее, чем сделать сайт на PHP, пороги входа разные. В принципе, почему у нас эта тема развивается, это потому что порог входа в веб-программирование намного ниже. Писать сайтики можно, открыв начало книги по PHP, первые главы и ты можешь написать сайт, где ты напишешь, что ты Вася Пупкин, ты молодец, ты программист. С компьютерной игрой так не получится. Есть, допустим, системное программирование, люди пишут программы под Windows, под UNIX, под Linux или что-то еще. Это тоже сложная система, сложная сфера и тяжело здесь начать быстро, поэтому все заходят в программирование через веб сейчас, в подавляющем в большинстве.

Научиться программировать можно, но тут нужно задать себе вопрос: а оно тебе надо? Да, ты будешь зарабатывать деньги, ты будешь богаче всех своих друзей. У тебя будет дорогой iPhone, ты сможешь купить себе машину, не сразу, заработаешь на нее через год, отложишь деньги на любую неплохую машину. Культура айтишников немножко отличается от культуры менеджеров, как людей. Если у менеджеров принято кичиться, одеваться красиво, часы, телефон iPhone, обязательно iPhone, потому что без iPhone ты «село» какое-то. На самом деле, вот тут это «село» и проявляется, потому что айтишник, по своей сути, любит разбираться в какой-то вещи. Взять и прочитать от начала и до конца, как оно работает, чем хорошее, чем плохое. Он знает, что iPhone – это может быть очень качественный аппарат, но он ему не подходит, он ему не нужен, он нашел себе какой-то на андроиде или есть какие-то экземпляры, на Windows кому-то нравятся телефоны. Он разберется и он выяснит, какой ему нужен телефон, а не просто потому что у Васи iPhone и я хочу себе такой же. То же самое ноутбук – Вася из села заработает деньги и купит себе нетбук, потому что это круто, потому что у другого парня есть нетбук. Программист не будет брать себе нетбук, потому что это нетбук, ему нужно брать что-то, на чем он будет работать, играть в игры, может быть, что-то еще такое делать. Он выбирает то, что ему нужно по потребностям. Среди программистов я не встречал людей, которые чем-то кичились бы, нет такой моды. Если ты пришел в айти, только чтобы разбогатеть и показать, какой ты стал клевый, то ты можешь наткнуться на какую-то стену игнора, даже не то что неприятия, а тебя просто проигнорируют. Это будет еще большим разочарованием, чем если бы тебя осуждали. Потому что в системе мировоззрения программистов понятие ты круче или не круче не меряется обычно. Среди всех айтишников, с которыми я общался, никто не мерился своим финансовым состоянием. Если один зарабатывает две тысячи долларов, другой пять, для них это… Конечно человек, который совсем лишен амбиций, ему плевать на зарплату, он не пытается развиваться, и такие люди есть среди людей, которые пришли в айти за заработком денег, они доходят до такого момента, что «я вот заработал больше, чем мои друзья и, я уже крут». Программист развивается столько, сколько ему позволяет его свободное время. Есть понятие, оно вышло из обихода, но раньше было понятие «красноглазики». В принципе это все началось с Linux-сообщества, когда нужно было сидеть, ставить систему операционную. Если в Windows нажал кнопочку «установить», откинулся на спинку кресла, то в случае с Linux, когда ты ставишь себе систему, которая нужна тебе для работы, мог потратить трое суток,сидя за компьютером. Ждать, когда все компилируется, устанавливается, докачиваешь какие-то пакеты, почему что оно все не работает, потом крошится, короче, много страшных слов, которых при бабушке лучше не произносить. И вот это красноглазие есть в культуре айтишников. Есть какая-то технология, она тебя заинтересовала, ты сел и копаешься, и копаешься. Если ты пришел в айти без этого желания в чем-то копаться… Откуда пошло слово «хакер»? «Хак» – это по-нашему буквально «рубить», ты в чем-то «рубишь». «Рубишь» в математике – ты хакер в математике. «Хак», как образ жизни, это как бы взять докопаться до чего-то, как оно работает, берешь и разбираешь на запчасти. Какую-то технологию, ты понимаешь, как она работает, тебе интересно, ты начинаешь в ней что-то строить, построил – классно, программа написана, что-то еще, вот в этом суть хака, как понятия. Люди, которые приходят в айти без этого желания, просто становятся посредственными сотрудниками, которые там работают на одной позиции пять-семь лет, он зарабатывал две тысячи долларов, дошел до такой планки, и ему это с головой. Хотя на рынке западные клиенты предлагают уже четыре тысячи долларов всем, но тебе не предложат, потому что ты пользуешь технологию, которая остановилась три года назад или пять лет назад и все, больше она не идет, она не нужна клиентам больше.

Еще раз повторю, мир айти постоянно меняется и поэтому тебе постоянно нужно что-то ловить, хакать. Красноглазие тебя не оставит никогда, тебе всегда придется сидеть по ночам и в чем-то разбираться, что-то делать. Среди айтишников красноглазие компенсируется попытками вести здоровый образ жизни. Многие занимаются спортом, кто-то боевыми искусствами, кто-то велоспортом, кто-то на танцы ходит, кто-то еще. В принципе, есть такая культура поддерживать свое здоровье в более или менее нормальном состоянии. Этим могут кичиться люди, типа: «Я спортсмен, а ты нет, у тебя пузо». Материальным состоянием – я не знаю, чтобы кто-то хвастался. Нет такого сельского подхода, типа я заработал, а ты нет, поэтому я барин, а ты типа холоп. Мне этим культура айтишников и нравится. Я думаю, что благодаря вот этой культуре эти люди будут костяком среднего класса в Украине, потому что у нас мало кто пытается такую культуру насадить. Корпоративная культура вне айти, она некрасивая. Чем классно быть в айти, у тебя есть постоянное общение с иностранцами. От тебя требуется знание иностранных языков, обычно это английский, но иногда есть другие, изредка. Все клиенты, с которыми когда-либо я общался – это Европа, Штаты, изредка Азия, сейчас Азия начинает заходить, все говорят по-английский, проблем нет. Но требуется английский и от тебя, конечно же, как айтишника, потому что зачастую отношения горизонтальные. Зачастую, если тебя наняли в какую-то контору зарубежную, ты общаешься напрямую с руководством этой конторы, не важно, ты работаешь в бодишопе, кстати, могу отдельно о нашей структуре рассказать, о фирмах и корпорациях в Украине.

Есть такое понятие, как бодишоп – люди, которые продают людей, то есть, аутсорсинг. Приходят какие-то клиенты западные обычно и говорят: «Нам нужно много дешевой рабочей силы квалифицированной. Пожалуйста, продайте нам». Вот такие корпорации как Luxoft, EPAM, Ciklum, GlobalLogic – их много на самом деле, у которых персонала тысяча человек, таких около десятка, может больше, я не помню. Они продают труд программистов за рубеж, на этом зарабатывают хорошо, на этом заработают программисты, на этом зарабатывают заказчики. Это работает, тяжело поверить, но все в плюсе, потому что на западе все еще ценят наших программистов, все еще мы считаемся хорошими работниками, квалифицированными, умными, порядочными. Единственное, что у нас страдает обычно – это коммуникабельность, умение выразить свои мысли и задавать вопросы. Это у нас большая проблема, потому что у нас этого нет в культуре еще, мы не умеем задавать вопросы уточняющие, чтобы понять, что делать. Нам сказали, пошел делать, как в армии, от забора до обеда, что-то такое, все к этому привыкли, у нас мало кто может взять и расспросить подробно заказчика о том, чего же он хочет. Иногда это ценится больше, чем, собственно, профессиональные навыки программиста. Иногда, кстати, и поэтому люди, которые пришли в айти из других сфер, например, менеджмента или еще чего-то, преуспевают больше просто потому, что они могут хорошо общаться, не имея особой страсти к айти. Это грустно, но это рынок и если человек может себя продать, он себя может продать. Допустим, с нашим украинским рынком тяжело, сколько было случаев с украинскими клиентами, что где-то там падает курс доллара или зашумели, что-то произошло, все, денег нет, закрываемся, прячемся, ничего не покупаем, ничего не продаем. Люди не понимают, что если ты деньгами перестаешь пользоваться, они обесцениваются. На западе редко сокращают расходы на разработку чего-то, потому что они знают, что они делают продукт, который они будут продавать. Они всегда работают чуть-чуть вдолгую. Они понимают, что такое инвестиции, что такое вложение на потом, они учат этому и нас, как сотрудников, как айтишников. Поэтому в этом плане прийти в айти набраться какого-то опыта – это очень круто.

Корпоративная культура в Украине – детский сад, потому что программистов всегда в больших корпорациях, в маленьких меньше, просто нянчат. Они им ставят стол-футбол, PlayStation, Xbox, во что тебе больше нравится играть, вот вам лаунж-зона, можете на диванчиках, на пуфиках посидеть, печенье, кофе в неограниченных количествах: «Ребята, пейте, кушайте, только работайте». Такой подход к сотрудникам – это, конечно, детский сад, но он показывает, что вы как сотрудники главный ресурс, мы вас продаем, мы на вас зарабатываем и поэтому вы нам нужны, мы вас ценим. В принципе, больше нигде у нас так не нянчат сотрудников, как только в айтишных конторах, ты из университета опять попадаешь в детский сад, только при этом ты зарабатываешь деньги и можешь купить себе iPhone. Самое главное, что ты можешь зарабатывать, занимаясь любимым делом. Я работаю в айти с 2003 года, это уже 13 лет фактически, я всегда делал то, что мне нравилось, я прусь, что мне платят за это деньги, если бы не платили, я был бы грустнее, я помню, сколько я зарабатывал тогда и сколько сейчас, тогда и сейчас я достаточно доволен жизнью. Я тогда не мог себе позволить машину, сейчас могу позволить себе машину. Тогда не мог себе позволить купить дорогой телефон, сейчас могу, но и тогда, и сейчас я делал то, что мне нравится. Самое печальное, что, когда у тебя мало айтишников в твоем окружении, ты не можешь ни об успехах похвастаться, ни шутку какую-то рассказать, это настолько грустно. Во всех профессиональных кругах есть свой юмор, у медиков свои шутки, у патологоанатомов свои шутки, у электриков свои шутки. У программистов свои шутки, они очень смешные, но их никто не понимает. Просто сидишь, угораешь, подруге говоришь «глянь, смотри, а-а, ладно».

Программирование не будет лишним, даже если ты не собираешься быть программистом. В школах у нас уже начали делать вид, что преподают программирование, но это такие архаичные языки, и такие архаичные программы школьные, что все держится на энтузиазме самих преподавателей в школе либо в универе даже. В универе то, чему я учился, будучи инженером, я этого не использовал никогда. Я программистом захотел быть просто потому, что мой одногруппник меня заразил этой идеей, он интересовался разными технологиями и мне постоянно рассказывал: «Слушай, я там такую штуку написал». Его пример был очень заразительный, я тоже захотел такое делать.

Западные заказчики любят быстрое решение, и поэтому начали развиваться технологии таким образом, что есть большие корпоративные решения – DotNet, Java, самые такие монстры, и есть решения «побыстрее», обычно это для веб-технологий, я говорю о них. Допустим, на Python что-нибудь, на JavaScript, которая сейчас стала очень популярна почему-то. Эти решения быстрее помогают запустить продукт и быстрее помогают зарабатывать деньги. Потом принимается решение либо как-то оптимизировать то, что написано на той библиотеке, которая помогла быстро написать что-то, либо переходить на что-то тяжеловесное типа Java. Но смысл в том, что от тебя не требуют чего-то гениального никогда, есть узкоспециализированные области типа Big Data, где от тебя требуют какие-то слишком умные, заумные решения, у тебя должно быть образование математика, мозг, у которого извилины за пределы черепа выходят. А в основном от тебя просят: «Не изобретай велосипед, пожалуйста, найди где-то в интернете, как это делается и сделай». Тебя просят плагиатить жестко и много, но культура и сообщество программистов так построено, что они постоянно делятся своим кодом. Это с конца 60-х годов дало стремительный рост айти, потому что программисты между собой делились: «Вот смотрите, я нахакал такую штуку, глянь, посмотри, как я написал, возьми», в принципе, такое понятие как плагиат тяжело встретить, если только код не защищен какими-то правами, не закрыт. Все делятся между собой и тебя просят: «Пожалуйста, сплагиать что-нибудь классное, напиши, не изобретай велосипедов». Это неплохо, это помогает тебе ориентироваться быстро, быстренько разбираться, постепенно повторяя часто много раз, ты углубляешься в технологию, это нормальный путь в айти.

Да, мы дешевле, чем индусы, потому что они работают над своими soft skills, хотя зачастую это ужасные программисты, но среди них есть, в защиту индусов скажу, что Intel, Microsoft, Google, Apple набрали себе много индусов, которые реально просто жемчужины. Индус, который изобрел Bluetooth или USB, нет, Bluetooth все-таки изобрели в Финляндии. USB – это был индус, сейчас им пользуются все, это стандарт мировой, все им пользуются. Индусы, благодаря своему большому числу программистов, некоторые переросли в качество. Много сотрудников нашлось, которые стали просто гениями программирования и инженерии и прочего такого. Мы еще не умеем так изобретать, как индусы, не умеем так продаваться, как индусы. Индусы иногда очень отчаянно продаются, у них сейчас из-за этого жесткий трудовой кодекс, чтобы уволиться и перейти на другую работу, ты обязан уведомить за три месяца, если я не ошибаюсь. Они были какое-то время очень дешевой рабочей силой, но когда украинское айти-сообщество начало развиваться, оказалось, что мы еще дешевле почему-то. Все еще индусы, это нарицательное слово, потому что код еще десятилетней давности, который поддерживается до сих пор нашими программистами после индусов, называется индусским кодом и это какой-то ужас, идущий вразрез с логикой. Видимо они писали на санскрите, но использовали синтаксис какого-то языка программирования, потому что обычно это тяжело понять и невозможно простить. Вот такие вот индусы.