Игорь Туров: “Ученые подозревают, что основоположник хасидизма был хорошим знатоком всяких трав и грибов”

Движение хасидизм, которое на сегодняшний день составляет приблизительно 30% ортодоксальных евреев всего мира, зародилось в Украине в 60-е годы XVIII века. Оно, собственно говоря, уже в первые десятилетия широко распространилось не только в украинских землях, но также и в польских, впоследствии венгерских и румынских. Потом вместе с еврейской эмиграцией в эпоху революции и мировых войн распространилось по всему миру.
Что, собственно, из себя представлял хасидизм и чем он интересен. Учение еврейской мистики, ранее доступное только узким кругам образованной элиты, сделало хасидизм достоянием широких масс. Не все тайны еврейской мистики, но очень много, как концептуальных моментов, так и ритуальных, стали достоянием широких масс верующих. При этом соотношение элитарного мистического учения и традиционного, талмудического, эзотерического – это сложный вопрос. Было ли простое учение только для начинающих, для их подготовки, а мистическое учение для людей продвинутых и вполне ознакомившихся с сутью нового движения, или же эти учения каким-то образом были равноправны – спорно, есть много разных теорий.
Одним из основных аспектов существования хасидского общества является наличие лидеров нового типа – цадиков. Цадик – это посредник между творением и Господом, между человеком и Божеством, и во многих случаях даже воплощение Божества в творении. Следует отметить, что ранее в еврейской истории ничего подобного не было, по крайней мере, не было как успешный, социальный проект, принятый еврейским обществом. В учении хасидов очень много общего с тем, что мы, например, наблюдаем в общинах ранних христиан, пока христиане были в еврейском обществе, а не эллино-христианское движение, которое появилось позднее, и которое, по сути, уничтожило раннее иудео-христианство, не физически, а идеологически оно перестало существовать. Иудео-христианство, тоже предполагалось, что мы полностью остаемся в рамках еврейской традиции, но мы верим во всемогущество своего священного лидера и его преемников. Хасидизм также предполагал, что цадики могут предвидеть будущее, исцелять от тяжелых болезней, предотвращать войны, засухи, делать бесплодных женщин способными к родам и даже воскрешение мертвых и какие-то эпохальные изменения всего человечества. Все это где-то в силах цадиков. Разумеется, религиозная философия была отлична от той, которая известна на рубеже эр, которая связана с ранней христианской общиной, есть сходственные моменты, но и принципиальная разница. Хасидизм аккумулировал концепции уже развитой средневековой еврейской мистики и, в частности, в хасидизме сочеталось несколько религиозных концепций. Согласно одной из них, существование мира есть иллюзия и только в силу того, что человек забывает, что он частица единого всеохватывающего Божества, он ощущает себя пребывающим в иллюзорном мире, где Божество где-то далеко на небесах, а человек где-то ведет обособленное существование в материальном мире. В реальности материального мира не существует. Таковы хасидские притчи о чертогах иллюзии и так далее. С другой стороны, в хасидизме говорится о том, что мир существует, но Бог пронизывает его целиком, и Бог нечто большее, чем этот мир. И этот мир целиком в складке одежды, на теле Бога – так притчи описывают ситуацию, но в то же время Бог выходит за рамки этого мира. В наличии была и классическая теория, которая представляла Бога как творца и царя, который где-то удаленно существует на небесах, восседает на престоле, удаленный от этого мира, на многие миллиарды километров и так далее.
Все эти три теории существовали и, строго говоря, не делалось попыток привести их в некую гармонию, создать некую базовую, объединяющую теорию. Как правило, таких попыток не делалось. Отдельные учителя хасидизма, напротив, старались создать единую, всеохватывающую теорию. Этим славится хасидизм Хабад, в частности, в Киеве синагога на «Дворце Спорта», синагога Бродского. У Хабада четко продуманная, хорошо обкатанная в рационалистической философии доктрина, которая излагается во многих сотнях томов. Но как раз гораздо более интересен базовый вектор хасидизма, основанный не на попытках создать всеобъемлющую философию, а на попытках утилизировать и развить все формы человеческой мысли и переживания. Любые представления, которые могут прийти в голову человеку о мире, рассматриваются как инструмент: вот в настоящий момент ты переживаешь Бога, как царя. Замечательно, это очень продуктивно и в этом переживании ты можешь с Богом соединится, много чего добиться для себя и мира. А вот ты переживаешь Бога, как поток предвечного света, поглощающего вселенную, даже единство сосуществует, тоже замечательно. И те и те взгляды продуктивны в акте переживания. Под каждый из таких переживаний создается и философская система, и определенная духовная практика, а сам человек считается универсальным воплощением Божества. И как Божество бесконечно непредсказуемо, так и человек бесконечен и непредсказуем и, соответственно, не может быть вогнан в рамки одной системы. Но при всем этом, разумеется, лучшие из людей – это как раз цадики, конечно, говоря о человеке вообще, все-таки предполагается, что вот эта широчайшая свобода общения с Божеством и все то хорошее, что говорится о человеке, наиболее полноценно реализуется в лучших среди людей, и прочие люди должны следовать их примеру.
Со временем в хасидизме образуются многие десятки течений, как правило, связанных со склонностями, предпочтениями отдельных цадиков, а поскольку власть цадика пожизненная и наследственная, то в каждой семье цадика и свои традиции, и свои взгляды на жизнь. Соответственно, первоначальная широта канонизируется сообразно воззрениям и предпочтениям отдельных цадиков и династических определенных культур. Такая-то династия славна такими взглядами, такая-то династия славна сякими взглядами. Но все равно личность цадика является ключевой, и цадик в силах традиции поменять. Самый забавный случай, который я знаю, на Украине была такая династия цадиков Тверских, то есть, Чернобыльских, и эти цадики Тверские культивировали веру в простую силу и мудрость цадика, веру в переселение душ, там не было мощной, изощренной философии, была большая нелюбовь к современному миру, к науке и образованию. Но во второй половине ХХ века, в силу династических причин, цадиком стал профессор Гарвардского университета Исидор Тверский, просто он оказался наследником очередного цадика. Он сочетал деятельность научную с деятельностью цадика, а хасиды должны следить за своим цадиком и во всем ему подражать, и масса хасидов ударилась в науку, стала ходить в университет. Вообще, хасидский двор славился бесконечной роскошью, хотя далеко не у всех хасидов было так, но у некоторых цадикских семей была так называемая доктрина царского пути. Цадик живет во дворце, цадик ездит в карете, его сопровождает свита, ему хасиды дарят дорогие подарки и вот эта царская роскошь – это очень важный элемент духовного спасения и освобождения. И вот цадики Чернобыльские, Тверские, цадики царского пути – и тут профессор из Гарварда, да еще специалист по рациональной средневековой еврейской философии, именно по рациональной. Хасиды ударились в рациональную философию, потому что так цадик занимается, а задача хасида по мере сил подражать цадику. Не всегда оно так бывает, но такая социальная организация делает хасидизм и очень консервативным и обособленным. Каждая группа хасидов живет согласно своим традициям, и любую информацию, не одобренную цадиком, любой образ жизни, не одобренный цадиком, они не примут и бороться с этим бесполезно. Какие-то отдельные люди могут, но социум, конечно, успешно отвергает. Но в то же время, любой цадик может сделать фундаментальную революцию.
Кроме того, что еще важно и интересно в хасидизме – это перенесение центра внимания с переживаний греховности и желания исправить на переживание кайфа и веселья. Это не значит, что не хасиды все сугубо депрессивные, а хасиды всегда только веселые. И все же смещение очень и очень ощутимое. Философия радости, философия смеха и, пожалуй, доминирующий постулат, что человек в состоянии блаженства, человек в состоянии веселья гораздо больше имеет шансов слиться душой с Господом, чем в состоянии депрессии и в состоянии подавленности. Иудаизм не так уж депрессивен. Но все-таки, в средние века была сильная линия на то, что обычный человек живет себе, радуется жизни, благодарит Бога за всякий хорошо прожитый день, но если возникло желание проникнуть в высшие сферы бытия и как-то слиться с Божеством и причаститься к каким-то высшим реалиям, совершенно далеким от приземленных, то тут очень полезен аскетизм, умерщвление плоти, самоотрешенность. Хасиды это, как правило, отрицают. Как правило, как раз высшее просветление может быть у человека, когда он, накидавшись водки, танцует, бьет в ладоши и поет песни. Это как раз широко культивировалось и вместе с этим активное употребление алкоголя. Поэтому рассказы, что евреи спаивают бедных славян, попадая к хасидам, понимаешь, кто там кого спаивает, кто кого научил панствовать – большой вопрос. Профессор Идель подозревает, что основоположник хасидизма рабби Исраэль Баал-Шем-Тов был хорошим знатоком всяких трав и грибов. Это он подозревает, традиция однозначно об этом не говорит, традиция настаивает, что он любил покуривать свою трубку, и покуривая свою трубку, любил изрекать великие тайны. Но в дальнейшем как раз алкоголь стал очень важным аспектом мистической культуры хасидов.
В Украине огромное количество памятных мест и городов, и хотя хасидизм проник потом в Белоруссию, Литву, Польшу, а позднее в Румынию, Венгрию, и до Первой мировой войны ареал хасидизма был в этих странах и только потом он раскидался на весь мир, именно украинская культура, поскольку первые очаги – это Подолье, Волынь, Галиция, очень влиятельна во всех базовых течениях хасидизма, даже невзирая на то, что впоследствии они переобкатались уже несколько под культуры стран своего проживания. В Украине сотни памятных мест, связанных с деятельностью различных хасидских цадиков. Самым известным является рабби Нахман из Брацлава и, кстати, это уникальный случай, по сей день это великое паломничество в Умань. Кстати, рабби Нахман – довольно уникальный случай, после его смерти было решено не выбирать каких-то новых цадиков, а верить в то, что покойный цадик на небесах защищает свою общину и продолжать поклоняться Господу и поминать, быть обращенным к учению своего первого цадика и новых уже не допускать. Но при всем том, что рабби Нахман очень интересная личность, достойная отдельного и очень большого разговора, в Украине были еще сотни цадиков и еще десятки очень интересных личностей. Тем более, что хасидизм уникален тем, что цадик не просто философствует, как какой-нибудь раввин или священник, он может все свои идеи еще при жизни воплотить в реальность. Интересны были как личности, так и социальные организации, которые создавали хасиды. Но Первая мировая война и революция практически уничтожили хасидскую жизнь в Украине, но на той части территории Украины, которая оказалась в Польше и в Чехословакии, это просуществовало до Второй мировой войны, но после холокоста и захвата социалистическим режимом Восточной Европы традиция тут исчезла. Но сейчас она возвращается, но возвращается не прямо пропорционально. Далеко не все дворы хасидов, которые вышли из Украины, имеются в видупоследователи определенных династий, они вернулись. Вернулось, по большому счету, три. Это Хабад, Карлин-Столинские хасиды и Брацлавские хасиды, а существовало их тут много десятков, и они продолжают существовать в Израиле, в Америке, в Канаде, в Австралии, в Англии, в Голландии, но сюда еще далеко не все вернулись. Возможно, в будущем вернутся, так что эта палитра предвещает и много интересного и разнообразного.