Елена Шкарпова о фактчекинге

VoxCheck появился примерно в декабре прошлого года очень спонтанно и стихийно в связи с тем, что мои коллеги журналисты задумались над тем, что слишком много популизма и откровенного вранья льется с телеэкранов, что наши соотечественники не могут фильтровать все, это довольно сложно. Эта информация в основном исходит от политиков и публичных персон. В частности известный журналист Борис Давиденко смотрел выступление в Раде во время слушания Государственного бюджета. Когда собрались все депутаты и было много представителей власти – министерств, Нацбанка и депутаты задавали настолько глупые вопросы, было видно насколько они вообще не в теме и не понимают о чем они говорят, Бориса это возмутило до глубины души и он подумал, что нужно сделать такой проект, и я этим занялась. Основная проблематика – это вранье политиков, которое оказывает влияние на электоральные настроения.

Это журналистский проект, я бы сказала, мы смотрим на то, что говорят политики, это довольно стихийно, опять-таки, происходит. Мы видим какая-то волна идет по определенной теме, например, сейчас очень ярко и много говорят про газ. Мы это чувствуем, видим, что тема горячая становится и начинаем проверять, что говорят. Видим, что есть очень много манипуляций, и собственно, выбираем эти цитаты политиков и дальше проверяем, для этого есть много инструментов, это Google для начала, дальше профильные эксперты в самом VoxUkraine и за пределами Vox тоже. Проверяем большой толпой экспертного сообщества, пишем статью и выпускаем. Саму статью обязательно проверяют два редактора из Vox, это обязательное условие для публикации материалов.

Когда мы делали краудфандинговую кампанию, собирали деньги, объявили о том, что нам нужно финансирование, мы не можем делать это строго волонтерски, очень много людей откликнулось самого разного уровня в социуме и самые разные суммы давали. В целом видно, что обществу надоело слушать тот ужас, который льется из СМИ. В то же время сами политики, мы получили реакцию только от Михаила Саакашвили, который прочел статью, перепостил на своем Фейсбуке, снабдил коротким комментарием, довольно доброжелательным по отношению к нам, хотя, опять-таки, популистским, он там постарался себя как-то приукрасить. Хотя статья не была комплементарной по отношению к нему, естественно, была очень объективной и где он соврал, мы так и сказали. Нас это порадовало и даже показалось, что дальше в одной из своих речей он упоминает цифры по экономике, ВВП, инфляции, он говорил “примерно, я точно не могу сказать, но вот что-то такое”, нам показалось, что он использовал этот опыт, который мы ему дали. По поводу остальных политиков, которых мы проверяли, никакой реакции мы не заметили. Мы только начали, надеюсь, что они узнают о фактчеке и будут учитывать, что за ними следят.

Мы очень надеемся привлекать как можно больше СМИ к этому процессу в том плане, что публиковать статьи наши, которые мы выпускаем на очень крупных ресурсах. Мы это уже делаем на «Украинской правде», ЛІГА.net, «Новом времени» у них очень большая аудитория, наши статьи читают не только на Vox, где аудитория маленькая, это специализированный ресурс. Все статьи идут автоматически на очень большие ресурсы и получают большую аудиторию. Но понятно, что этого мало и я думаю, что правильно было бы не только писать статьи, но и выпускать ролики на тему фактчека. Это делает «Нью-Йорк Таймс» совершенно блестяще, очень красивые и короткие полутораминутные ролики с классными, броскими цитатами этих людей и объяснением, в чем проблема. Это следующий шаг. Дальше, я надеюсь, что движение фактчека, мы своей работой будем его популяризировать и надеюсь выходить на какие-то большие каналы, может быть что-то объяснять, участвовать в ток-шоу, хотя это очень проблематично, потому что во время ток-шоу невозможно проверять, на проверку уходит несколько дней, как минимум, одной цитаты. Поэтому мы можем только объяснять, постоянно говорить людям, что нужно критично мыслить, давайте не воспринимать как данность, все, что говорят с телеэкрана, если эти люди известны, это не значит, что они не врут. Нельзя воспринимать это так легко.

Я думаю, что медиа-среда в Украине не очень сильно отличается от журналистики на западе. В принципе, движение фактчека возникло в США, там есть два института на эту тему, и крупные газеты – «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон пост» занимаются этим, целые разделы этому посвятили, для фактчеков политиков. Очевидно, что эта проблема существует и там, особенно сейчас в ходе предвыборной кампании в США, публикуется очень много на эту тему материалов. То, что я читаю, я вижу, что Хиллари Клинтон, Трамп и Сандерс, врут просто на каждом шагу. Дело не в том, что они путают какие-то понятия экономические или еще что-то, они просто откровенно перевирают что-то о своих конкурентах. Так вот, в чем проблема журналистов – они не могут сразу публиковать достоверную информацию, потому что существует у журналистов такое этическое правило, донести слова источника в первозданном виде. То как сказал человек, вот эту цитату нужно так и поставить. Поэтому в процессе интервью, например, журналистам, действительно сложно сразу проверять что-то или вмешиваться в цитату, поэтому это делают уже внешние аналитики, и вот таким образом проверяется то, что говорят люди.

То, что под фактчек могут маскироваться организации с не очень чистыми целями или манипуляторы, или политики могут использовать этот ресурс, движение для своих целей – это неминуемо. Я думаю, что действительно это может произойти в Украине. Основной предохранитель от того, чтобы этот ресурс фактчека использовали в грязных целях – это имена тех, кто проверяет, кто за ними стоит. Это непонятная организация, непонятно кем финансируемая, если политик финансирует фактчек организацию и пытается таким образом повлиять на своих оппонентов, естественно источники финансирования будут неизвестны широкой публике. Это самый первый, главный знак задуматься, что это за организация, что она делает. У нас единственное финансирование на данный момент от краудфандинга, который мы сделали. Это было очень прозрачно сделано, даже ни какая-то карточка «Привата», а через «Спільнокошт», большую платформу, через которую люди сбрасывались, даже имена видны, кто, сколько заплатил нам. Другие гранты, которые мы будем привлекать, это, опять-таки, будет все выложено на нашем сайте. Источник финансирования VoxCheck понятен, прозрачен, если этого нет, то есть повод задуматься, кто это делает, кто за этим стоит.