Егор Мельников о чувстве стыда за свою страну

Егор Мельников, генеральний продюсер радио “Хит ФМ”, гражданин РФ (Санкт-Петербург), недавно переехавший в Украину; до переезда в Украину был активным волонтером украинской армии с территории РФ. О последних политических событиях, войне, волонтерском движении, стыде и милосердии.
«Приехав в Украину я был удивлен, что разница между Украиной и Россией была навязана мне СМИ»
«Стыд привел меня в Украину. Стыдно за то, что происходит в моей стране, что эта страна делает с людьми других государств»
«В Украине по отношению к себе я не встретил никакой агрессии»

Стыд привел меня в Украину, но стыд привел меня в Украину во второй раз. В первый раз, это был 2007 год в Украину я приехал по зову профессионального долга, было интересное предложение, я всю жизнь работаю в сфере радио с 1993 года в разных ипостасях и сейчас я тот человек, который управляет радиостанциями. Так вот в 2007 году было интересное предложение приехать на работу в Киев. Да, я сомневался. Разница Россия и Украина тогда для меня была достаточно большая, я делал выбор в пользу России, но приехав в Украину я был очень сильно удивлен. Удивлен, что та разница, которая есть у меня в голове – это разница, навязанная мне средствами массовой информации России, тогда в 2007 году. Хотя по сравнению с тем, что делается сейчас с прессингом, не какого сравнения. Я, получил огромное удовольствие проживая в Киеве, обзавелся здесь семьей и ребенком. Прекрасные люди, прекрасная страна, прекрасный город, я был влюблен, я влюблен до сих пор в Украину, в этих людей. Но пришло время вернуться в Россию, опять же, из-за профессиональных нюансов, предложили интересное место, интересный шанс для роста, я переехал обратно в Россию.

Но то, что случилось дальше, не позволило остаться мне в этой стране. Больше чем полтора года стыда – я больше не смог вытерпеть. Это стало сложно не только эмоционально, но даже, наверное, на уровне физических ощущений. Стыд за то, что происходит в моей стране с людьми то, что эта страна делает с людьми других государств – это невероятно. Если это прочувствовать внутри, то оно начинает тебя съедать. Я понял, что я не могу там оставаться. Да я люблю эту страну, но я не люблю ее такой, какая она есть сейчас. Да, я люблю этих людей, но я ненавижу их такими, какие они есть сейчас. Естественно, я ненавижу тех людей, которые сделали это с моей страной и с теми людьми, которых я люблю. Наверное кто-то назовет меня предателем. Да, окей, хорошо.

Но что я предаю? Я не предаю любовь к своей стране, потому что я бы хотел, чтобы она была другой. Такой, какой я ее вижу для себя и такой, какой ее видят, очень небольшое количество людей, но эти люди они и есть та ценность для моей той страны, которую я знаю или хочу знать. Именно эти люди, скорее всего, что со временем позволят этой стране стать, быть, красивой, хорошей, доброй, мощной. Но мощной не в том смысле слова, как видят ее нынешние цареправители, а в другом, правильном, созидающем смысле.

В момент особенной внутренней боли хотелось что-то начать делать. Живя за тем занавесом, видя, что на самом деле происходит в Украине с теми людьми, которых я люблю, хотелось начать им помогать. Я не понимал, как это сделать. Я понимал, что у меня есть внутренние потребности и желание. Находясь в достаточно во враждебной обстановке, враждебность, конечно, я рождал внутри себя, никто против меня никакой агрессии не проявлял. Но я понимал, что все настроено против меня. Я ни с кем не могу поделиться тем, что я на самом деле чувствую, что я на самом деле думаю.

Происходит великолепное событие. На работу в Петербург приезжает моя хорошая знакомая, которую пригласили поработать в шоу. Эта знакомая из Киева, из Украины активно поддерживающая те процессы, которые происходили в Украине на Майдане. Естественно, поддерживающая на тот момент уже эти развивающие, эти отвратительные события, связанные с армией, связанные с недофинансированием, с плохими условиями быта, проживания. Эта персона на тот момент занималась активно волонтерской деятельностью. Я не мог не присоединиться к этому, потому что я просто нашел это окно, эту дверь в то чем бы я хотел заниматься. Наверное, это выглядело отчасти по-детски, когда сидя в Петербурге, желая помочь ребятам из украинской армии, мы, понимая, что, скорее всего, за нами могут следить вряд ли это, конечно, делали. Мы, искали возможность, даже работая по интернету, использовать какие-то технологии, которые не позволили за нами наблюдать спецслужбам. Очень смешно. Мои друзья, разбирающиеся в технологиях из Киева, удаленно заходили на мой компьютер в Петербурге, ставили защиты, подсоединялись к чужим Wi-Fi точкам с помощью чего, к соседским, там много, оказывается, можно пользоваться чужим Wi-Fi, я чуть позже сам научусь и не буду платить за свой Wi-Fi. Но, тем не менее, мы шифровались, создавали какие-то непонятные «левые» аккаунты с которых заказывали из Петербурга для украинской армии тосол, карематы, балаклавы и еще много – много чего. Пересылая деньги из Петербурга в Киев, кстати, не поверите, сколько всего можно сделать и заказать по интернету, дистанционно, фантастика. Я не думал, что двести литров, бочку тосола можно из Петербурга привезти в Славянск. Можно, легко. Ну и здорово. Я для себя отвечаю на вопрос, зачем я это делал, возвращаюсь к тому с чего я начал – стыд. От стыда.

Люди в России – это, конечно, интересная сфера для разговора. Чем образование человек, чем более значимый пост он занимает, из моего опыта, тем человек более точно понимает, что на самом деле происходит. Дураков среди образованных и людей, занимающихся бизнесом, политикой, средствами массовой информации дураков там нет. Слепых фанатиков, наверное, есть, но я не встречал. Все примерно плюс-минус понимают в некоторых случаях даже лучше чем я, что происходит на самом деле. Не дураки вроде. Но все сидят ровно боясь что-то делать, может быть боясь, может быть не желая – это одна часть людей. Это есть то, что называется серой массой, кстати, скорее всего, это те люди, которых я люблю больше всего, потому что хотелось им, именно им здоровья и точной психической постановки относительно того, что происходит сейчас, потому что именно эти люди по итогу смогут подняться и что-то сделать. Так вот, что касаемо этой массы у меня такое ощущение, что эти люди просто спят. Им наплевать абсолютно на все, они готовы есть то, что им дают, вы знаете, когда кашу… и они счастливы. Я даже смотреть не хочу на это больше.

Я был готов ко всему, когда ехал в Украину, причем я приехал на своем автомобиле, у меня российские номера, я достаточно долго и весело перебирался через границу. На меня пограничники, привет им огромный, кстати, потратили около шести часов. Я один был в очереди, насколько, я понимаю, они несколько месяцев скучали к ним никто не приезжал, а тут приезжаю я с российскими номерами. Они прямо обрадовались, у них был какой-то суперпраздник. Все стояли вокруг меня рассматривали, пока перебирали мои вещи, но в конце концов, пропустили, пожелали доброго пути и мы расстались. Я ожидал, на самом деле, здесь разного отношения и ко мне лично и по поводу машины, но пока не встретил никакой агрессии. Думаю, что я и не встречу этого. Я четыре года до этого жил в Украине и ни разу, ни с кем у меня не было никакого конфликта на национальной почве. Мы общались спокойно. Я прекрасно понимаю украинский язык, но я не говорю на нем. Люди есть прекрасно понимающие русский язык, но не говорящие на нем. Это не мешает общаться. Это абсолютно здорово. На машину я практически в первый или второй день по приезде, это опять же, внутреннее ощущение и желание, а не желание выделится и обезопаситься, я наклеил наклейку с украинским флагом и наклеечку с буквами, которые я давно мечтал наклеить, но не мог их наклеить в России, там сочетание два раза по три буквы. Ла-ла-ла-ла. Я езжу на этой машине и достаточно часто, люди в пробках сигналят из соседних машин и показывают…окей. Хорошо, спасибо. Мне за, что спасибо. Это вам спасибо. Бывает так, что на улице люди подходят, когда я выхожу из машины и общаясь, на украинском языке говорят, здорово, а чего здорового, все нормально. Так и должно быть. Надо быть там, где комфортно, там, где хорошо. Там, где любят тебя, там, где есть те, кого любишь ты.

Я работаю в сфере развлекательных медиа – это FM радиостанции, которые несут людям исключительно развлечения и радость. Большой разницы между Россией и Украиной в производстве этого продукта нет. И в России это достаточно высокий профессиональный уровень и в Украине это прекрасный, высочайший уровень. Надо отдать должное, я очень рад работать здесь и мне доставляет истинное удовольствие. Единственная история это, конечно же, то, что связано с влиянием высших сил на радиовещание. Пока я работал в России это очень точно и четко прослеживалось. Ты всегда опасаешься говорить, не то чтобы правду, а не общепризнанную точку зрения. Допустим, когда начались события в Украине, я понимал, я видел, что говорится, что льется с разных сторон. Я понимал, что не я владелец этого бизнеса и не мне принимать решение на, так или иначе, строить редакционную политику канала. Я не мог позволить себе, опять же это уровень профессионализма, долго бы я этого делать не смог и вряд ли оно чем-то помогло. Начать говорить людям открыто противоположную точку зрения. Я просто принял решение не говорить об этом вообще. То, что я вижу здесь, здесь со свободой слова гораздо свободнее, гораздо проще. Есть свои проблемы, потому как в отличие от России в Украине достаточно большое количество кланов, политических я имею в виду, и они между собой находятся в конфронтации. Если ты работаешь на СМИ этого клана, то пожалуйста будьте любезны, про этих людей плохо не говорить, а вот туда можно. Но, слава Богу, что есть такая возможность, это борьба разных точек, это все-таки и возможность в целом поляну того, что происходит видеть в более-менее реальном спектре. В России это невозможно. Там есть один-два источника, которые несут что-то альтернативное общей точке зрения, но вот и все. И то нельзя назвать эти источники массовыми.