Дмитрий Золотухин о кибербезопасности

Развитие информационного пространства сделало мир быстрее, а нас – ближе друг к другу. Фактически до своего собеседника, который находится на другом краю планеты, можно добраться с помощью двух кликов мышкой. Но также вместе с прогрессом и возможностями, которые развитие информационного пространства нам принесло, оно принесло нам угрозы и риски, как это всегда бывает с инновациями. Например, как это случилось с ядерной энергетикой – одновременно с благами она принесла и масштабные риски. По моему мнению, информационное пространство и его развитие также может поставить перед человечеством риски и угрозы самоуничтожения. Это происходит, потому что очень многие люди склонны потреблять информацию без критической оценки и готовы к тому, чтобы воспринимать те картинки, которые им предлагают, навязывают как правдивые, как реальные. В то же время люди, которые имеют более высокое образование и более склонны к тому, чтобы критически оценивать слова из телевизора, радио или из других СМИ, всегда будут более защищенными. По общему правилу человек, который производит информацию, контент, всегда будет более защищен, чем тот, который эту информацию потребляет.

Двадцать лет назад, в апреле 1994 года, «Радио тысячи холмов», которое находилось в Руанде объявило о начале самого страшного геноцида в истории человечества. Когда в одной стране одна народность убивала другую. В процессе этого геноцида погибло более миллиона человек. Народности тутси и хуту очень давно жили на этой территории, бельгийцы, которые были колонистами Руанды, в основном привлекали к административным работам представителей народности тутси, но собственно ни национальных, ни этнических различий между этими людьми – тутси и хуту – не было. Скорее, это находилось в разрезе социального и социально-экономического состояния человека. То есть, разбогатевший хуту мог стать тутси. Например, женившись или выйдя замуж. В то же время тутси, который потерял свое состояние, обеднел либо перестал стремиться к чему-либо, мог стать хуту просто по определению. Тем не менее хуту воспринимали тутси как поработителей, потому что они, в том числе благодаря бельгийцам, которые были колонистами, занимали более высокие должности, у них открывались более широкие возможности в жизни. В связи с этим длительное время в среде хуту продуцировалась идея того, что их же сограждане, которые живут рядом с ними, но просто принадлежат к другой народности, являются врагами. Этому очень способствовало радио, которое, собственно, было единственным средством массовой информации в этой местности. В стране находилось два мощных передатчика, которые передавали свой сигнал слушателям и сотрудники этого радио – ведущие, редакторы, которые были замешены в распространении информации, которая в результате стала толчком к резне, стали подсудимыми на международном трибунале, который потом пройдет в Европе, уже после событий. Есть очень хороший фильм «Отель Руанда», который описывает эти события. Те, кто смотрел этот фильм, могли слышать такой металлический голос человека за кадром, который якобы из радиоприемника говорил: «Убейте тараканов», называя тараканами людей тутси. «Убей таракана. Раздави таракана». Это продолжалось достаточно длительное времени, но определенный день стал действительно толчком. Мобилизовать большое количество людей для того, чтобы они взяли в руки оружие – ножи, палки, биты и пошли совершать убийства для того, чтобы синхронизировать это по всей стране – этому должно было помогать средство массовой информации. И такой день настал, когда по радио действительно сказали: “Сегодня вы должны подняться и навести порядок в своей стране”. Международный трибунал слушал потом эти передачи, они выслушивали свидетельства очевидцев, которые принимали участие в этих действиях.

Очень показательным в этом глобальном преступлении была позиция Организации Объединенных Наций. Впоследствии большое количество экспертов заявляли о том, что международное сообщество недостаточно резко прореагировало на информацию о том, что происходило в этой несчастной стране. Люди воздерживались от комментариев, люди думали, что это не их проблема. Вместе с тем иностранные корреспонденты, которые в этот момент находились в Руанде кричали и присылали сюжеты о том, что происходят массовые убийства людей. В то же время Организация Объединенных Наций и обсуждала этот вопрос, и издавала некоторые резолюции, но к сожалению, их оказалось недостаточно. В определенный момент появились резолюции о запрете ввоза оружия в эту страну, еще какие-то свидетельства большой возбужденности, но в результате международное сообщество никак не повлияло на то, чтобы остановить эти преступления.

Международный трибунал приговорил большое количество людей, которые участвовали в этих преступлениях к длительным срокам заключения и одними из осужденных были сотрудники этой радиостанции, эти люди получили от девяти до двадцати лет заключения.

Но на этом, естественно, процесс понимания и изучения этого феномена, этого страшного преступления не закончился. Так, профессор Гарвардского университета доктор Янагизава Дротт провел изучение радиосигналов, которые распространялись на территории Руанды и попытался сравнить их с количеством преступлений. Выяснилось, в тех районах Руанды, где радиосигнал имел устойчивый прием, количество людей, которых осудили за участие в преступлении возрастало примерно на 60-65 процентов. Это фактически является подтверждением того, что средства массовой информации и способствовали и оправдывали преступные действия, убийства и нанесение увечий людям, которые без радио, без того, что они слушали, воспринимали это как нормальное, без оправдания этих действий, они никогда не стали бы участвовать в этих действиях. По подсчетам профессора Янагизавы, на сотрудниках радиостанции лежит ответственность приблизительно за 45-50 тысяч смертей. Это говорит о том, что если бы один из передатчиков поломался или его выключили, или хотя бы один человек, который сидел у микрофона и рассказывал эти страшные вещи, прекратил это делать, то десятки тысяч человек остались бы живы. Но разделить вину о том, кто отдавал указания и кто их исполнял очень сложно, потому всегда можно сказать, что отдавая указания подать информацию под тем или иным углом, я имел в виду абсолютно другое, а журналисты восприняли это по-другому.

Такие же исследования и социологические и близкие к математическим моделям проводились не только в Штатах, но и в России, и в Европе. Большинство исследователей приходят к выводу, что чем образованней человек, чем он более подготовлен к информационному медиамиру, тем больше он может защитить себя от манипуляций, тем критичнее он будет относиться к тем посылам, которые звучат из радиоприемника либо из телевизора. В противном случае человек будет воспринимать те картины, которые ему дают готовыми за чистую монету. В том числе в Российской Федерации были проведены социологические исследования, которые говорят, что люди молодого возраста и люди, которые получили высшее образование – резко негативно относятся к тому, что государство может использовать средства массовой информации в своих целях, в том числе, чтобы замалчивать какие-то темы либо, наоборот, поднимать какие-то актуальные. С другой стороны, люди старшего возраста и люди, скажем, более размытых социальных слоев, готовы воспринимать руководство государственными органами средств массовой информации, готовы согласиться с тем, что в целях национальной безопасности либо в целях каких-то политических целесообразных движений государство может вмешиваться в работу средств массовой информации и распространять месседжи и посылы те которые им выгодно. Мы к, сожалению, не можем знать действительно ли дикторы российского телевидения и корреспонденты российского телевидения имеют в виду те вещи, когда они говорят, слова типа «радиоактивный пепел» или «ядерная война». Тем не менее, мы должны понимать, что даже если это происходит с их точки зрения “понарошку”, на самом деле это взаправду, даже если они не думали, что их слова произведут такое воздействие. Действительно, эти слова производят воздействие подобное ядерному взрыву.