Дмитрий Романович: “Общественного запроса на реформу контролирующих органов по типу новой полиции нет”

По контролирующим органам происходят действия в двух направлениях. Первое – возобновилась работа по ликвидации реорганизации многих инспекций, которая была начата еще в 2014 году, в 2015 году заморозилась ее активность, и сейчас со сменой правительства возродилась работа по исполнению Постановления 442. Оно подразумевает объединение инспекций, ликвидация части других, вроде работа движется и есть надежда, что до конца года этот процесс завершится. Сейчас есть одна инспекция, которая, полностью сделана – это Держпродспоживслужба, которая занимается рыночным надзором, защитой прав потребителей. В нее влилось восемь разнообразных инспекций, это теперь мегаорган. Выглядит так, что они уже запускаются. В остальных службах ситуация сложнее – где-то главы не назначены, где-то положения не утверждены, они фактически не могут работать, новые службы. Но все активизировалось, дай Боже получится.

Второе направление – это наработанный пакет законопроектов из четырех штук, которые реформируют саму систему проверок, инспекций, процедур и так далее. Я надеюсь, что в начале июля он уже будет во втором, финальном, чтении принят и мы, наконец-то, поменяем этот ландшафт. Основная идеология этого пакета – это превращение наших органов контроля надзора, как они правильно называются, из репрессивной машины в более сервисную машину. Этот пакет законов состоит из двух частей: первая – мораторий на проведение проверок, это продолжение того моратория, который действовал в 2015 году. По сути, это покупка времени на то, чтобы принять эти реформистские законы, затем принять все подзаконные акты, чтобы они смогли заработать по-новому и уже в обновленном виде приступить к проверкам, потому что без проверок все равно нельзя. Есть критические области, которые влияют на жизнь, здоровье, экологию. Не будем далеко ходить – пожарная инспекция, нужна ли она, в принципе? Да, нужна. Другое дело, что она должна работать не так, как сейчас. Нужно ли контролировать санитарно-эпидемиологическое благополучие? Да, нужно, но очевидно, что не так, как сейчас. Это мораторий.

Еще три закона, они реформируют сами принципы работы. Там есть четыре ключевых новации. Первое – это расширение контролирующих органов, которые подпадают под действие вот этого закона надзора и контроля. В частности, авиаторы, в том числе, ядерщики. Это не значит, что насаживаются какие-то особые принципы, которые не свойственны им, и они будут вынуждены их выполнять. Просто идеологически нужно соответствовать тем критериям, которые выставляются контролирующими органами, иметь план проверок, иметь чек-листы и так далее. Где нужно расширение на уточнение, благодаря международным нормам, как, например, в авиации международное законодательство действует. Там они смогут и дальше этим пользоваться, проблем нет. В итоге, после принятия этого закона останется шесть направлений, которые не будут подпадать под действия – это таможенное оформление и так далее, там свои особенности.

Второе – радикально сокращается количество и длительность проверок. Благодаря новациям, примерно в два раза сократится количество проверок бизнеса и примерно в два раза сократится время проверок. Посчитали, что только на этом изменении бизнес немедленно сэкономит примерно пол-миллиарда гривен в год, и это не считая штрафов, которые сопутствуют проверкам, коррупции, которая сопутствует проверкам и так далее. Только прямых расходов времени, бумаги, каких-то документов, немедленно украинский бизнес не потратит в следующем году на пол-миллиарда гривен. Это второй блок.

Третий блок – это более четкая ориентация наших контролирующих органов на использование критериев риска. У инспекции сейчас есть перечень предприятий, и они придумывают, грубо говоря, куда им пойти проверить. В этом списке нет разницы, пойти проверить базу БРСМ, которая горела в прошлом году, или проверить газетный киоск. Я сейчас намеренно утрирую, потому что в какой-то степени это существует, но этого явно недостаточно. В законе более четко прописывается, с какой частотой должны делаться проверки для предприятий с разным уровнем риска. Одно дело – нефтебаза или даже заправка, явно более рисковая для экологии, для людей, чем газетный киоск.

Четвертое – это внедрение публичной интегрированной базы проверок, мне кажется, что это одна из ключевых новаций, которая есть, это выведение в свет того, что же происходит на проверках. Там она состоит из двух компонентов: во-первых, есть сведенная база, когда они делают дополнительные вещи, делают комплексные проверки из отдельных проверок, уменьшают количество времени. Но самое интересное – это то, что предприятие заранее знает, когда, кто и по какому поводу придет. Во-вторых, все результаты этих проверок будут публичны. Будет видно, какой инспектор, из какой инспекции пришел на объект и ушел оттуда, никакого приписания или штрафа не выписал. А потом можно будет еще раз посмотреть и увидеть, что оказывается этот инспектор еще четыре раза зачем-то пришел на это предприятие и задать соответствующие вопросы, то ли это связано с тем, что проблем на предприятии нет и ему не к чему прицепиться, то ли это какой-то легализованный терроризм. Заказ политический или экономический, то ли проблемы на самом деле есть, но ему очень нравится ходить и отовариваться на предприятие, где заведомо есть проблемы, и при этом ничего не меняя. Предприятие ничего не меняет, инспектор к ним радостно приходит, получает там, по сути, уже зарплату и все хорошо. Подобные вещи станут публичными, и они на самом деле способны поменять, вообще, как мы видим на примере ProZorro. Прозрачность немного меняет суть того, что происходит. Коррупция боится света. Внедрение этой публичной интегрированной базы проверок способна менять эту картину.

В законах достаточное количество новаций и презумпция невиновности бизнеса, который действовал на основании разъяснений, потому что у нас есть такая практика, которую любят особенно налоговые органы. Дал разъяснения налоговый орган, я сделал, а потом приходит инспектор и говорит: «Это не имеет официального статуса, это просто письмо, поэтому извините, получите». Там целый набор, может быть там меньшего масштаба изменения, которые действительно меняют суть взаимодействия бизнеса и контролирующих органов.

Интересный факт – эффективность проверок украинских органов контроля пять процентов. С одной стороны, наверное, живя в другой стране, я бы радовался этому, потому что я бы считал, что только в пяти процентах случаев предприятия нарушают. Это прекрасный показатель, особенно для любителей статистики, 95 процентов и пять процентов за пределом – очень классно ложиться, это был бы очень хороший показатель, который говорил бы о том, что в Украине прекрасные предприятия, прекрасные проверяющие. Но как-то не верится. Зная уровень зарегулированности, подход проверяющих органов к проверке бумаг. Они приходят и во многих случаях проверяют бумаги, а не безопасность, экологию и так далее. В бумагах ты всегда можешь найти какую-то запятую. Просто из практики, я сам из бизнеса, любой проверяющий приходит и что-то находит, как ни крути, он что-то находит. Зарегулированность и рьяность наших контролирующих органов заставляет сомневаться в том, что действительно в пяти процентах случаев что-то находится, в реальности эта цифра должна быть гораздо больше. Эта та статистика, которая просто не совпадает с ощущением, реальностью и эта интегрированная база позволит вывести в свет, хотя бы частично, весь этот процесс.

К сожалению, на позапрошлой неделе депутаты едва не завалили один из ключевых законов из этого пакета 2418, слава Богу, удалось отправить на повторное второе чтение, не хватило несчастных пяти голосов. Сейчас 2418 вернется в зал вначале июля, туда же попадут все остальные из этого пакета, и теоретически июль станет тем моментом, который начнет менять наши Експерименти Гарварду emaytiконтролирующие органы. Немного фантазируя, наверное, поменять их в действительности можно по принципу новой полиции, это был бы самый эффективный способ. Просо полностью принять законодательство под несуществующую на данный момент структуру, после этого создать с нуля эти контролирующие органы, и это была бы идеальная реформа в этом деле. Но поскольку, в отличие от полиции, нет такого мощного социального запроса на это изменение, то пока есть возможность менять структурно эти инспекции. Я надеюсь, парламент сделает этот шаг, и станет понятно, для чего мы активно работаем, разъясняем, доказываем, он положит начало изменениям в этой сфере и как бы это пафосно не звучало, улучшит бизнес-климат нашей страны, сделает его более привлекательным как для внутреннего инвестора, так и для внешнего. Удачи нам всем.