Денис Семенов и Никита Потураев. Прикладная футурология: зачем и как проектировать будущее?

Н. Потураев. Я думаю, что нам нужно, наверное, рассказать, почему мы вообще с тобой решили заниматься будущим настолько профессионально, насколько мы можем это делать. Как мы к этому пришли, почему и что конкретно мы сейчас делаем для того, чтобы в Украине идея того, чтобы заниматься будущим серьезно, ладно уж профессионально, по крайней мере, серьезно. Чтобы она актуализировалась, чтобы она ушла в массы.

Д. Семенов. Та идея, которая утвердилась во всем мире, все больше и больше завоевывает сторонников во всем мире. Недавно директор Института Будущего в Пало-Альта выпустила небольшую статейку под названием «Футуристом должен стать каждый». Каждый человек должен проектировать и делать перспективы на будущее себе в этом изменяющемся мире, иначе мы никуда не выйдем, никуда не выползем и будем все время оставаться в настоящем, которое все хуже и хуже.

Н. Потураев. Здесь, я думаю, важно вспомнить о том, что мы всегда говорим и на наших лекциях и на семинарах о том, что будущее придет сюда в независимости от того, ждем мы его здесь или не ждем. Хотим мы каких-то изменений, которые оно несет, или не хотим, но самое существенное – то, что если мы не будем к этому осознанно подходить и относиться, если мы не будем проектировать собственное будущее и каждый для себя и на уровне нации, страны.

Д. Семенов. Семьи, нации, страны.

Н. Потураев. И семьи, и нации, и страны, то понятно, что это будущее будет таким, которое придумали для нас в другом месте, в каком, даже не так важно.

Д. Семенов. У современного человека есть выбор либо пытаться проектировать, реализовать свое будущее, либо жить в том будущем, которое придумывают и реализуют за него другие. Это то, что сейчас пытается делать наше правительство. Как раз оно пытается, правительство в широком смысле, наш правящий класс, он пытается нас засунуть в то будущее, которое спроектировано где-то.

Н. Потураев. Даже не именно ими, на самом деле. Они же тоже не проектируют никакого будущего.

Д. Семенов. Они просто говорят: «Давайте присоединимся к какому-то будущему» – и все. Даже не ставят вопрос, нет такой постановки вопроса, чтобы Украина проектировала свое будущее сама.

Н. Потураев. А это большая проблема, и мы с тобой оба прекрасно знаем, имея опыт работы в крупных украинских корпорациях, крупнейших, можно сказать, мы можем уверенно говорить, а они тоже, даже имея ресурсы, никогда не занимались проектированием будущего. Собственно, поэтому у них сегодня такие проблемы, которые у них есть. Но если возвращаться к тому, о чем ты говорил в самом начале, что мир меняется очень быстро, ничего стабильного в этом мире нет, тем не менее, какие-то контуры этого мира видны, они описываются там, где футурологи существуют.

Д. Семенов. Контуры мира будущего.

Н. Потураев. Контуры мира будущего на западе, давай сейчас попробуем повспоминать, как эти контуры рождались. Я думаю, что нам и самим интересно это сделать и заодно параллельно рассказать о том, что мы видели. Я хотел бы начать с того романа, там даже небольшой цикл романов под общей шапкой «Брошенные в реальном времени» – очень известный, фактически корифей современной американской фантастики и футурологии Вернор Виндж. Самое удивительное, что эти романы второй половины 80-х годов. Там два небольших романа и повесть небольшая, в которых он предсказал, что определенные технологии, в первую очередь, связанные с энергетикой, тогда это было уже как-то видно, сейчас к этому уже добавились и 3D принтеры и куча всего другого, что они позволят появиться так называемым самодостаточным людям. Люди, которые не зависят от огромных корпораций, которые обеспечивают людей, обычно в старом мире обеспечивают энергией и другими ресурсами. Эти люди смогут устанавливать между собой связи без посредничества государственных институтов, и это уже будет некий социум нового типа, и политика там будет совершенно другая, непривычная для нас. Более того, тогда же он сказал о том, что возможно, что государство в том виде, к которому все привыкли, будет не нужно и вполне вероятно отомрет полностью, управление процессами сохраниться, но для того, чтобы управлять, эффективно управлять процессами, государственные институты этого типа не нужны.

Д. Семенов. Он подчеркивал фактически высвобождающий характер современных технологий. Действительно, они имеют высвобождающий характер, как потом выяснилось позже, через 30 лет после того, как он написал эти романы, они действительно имеют высвобождающий характер. Технологии энергетики, причем персональной, возобновляемой энергетики, когда у тебя дома стоит солнечная батарея, стоит ветряк, и когда ты независим от энергосистем. В идеальной комплектации, это когда у тебя дома стоит 3D принтер и ты можешь какие-то товары производить для себя, для собственного потребления без помощи каких-то супермаркетов, не покупая, не приобретая его. И это интернет вещей, когда компьютеры общаются между собой, коннектятся между собой и производят какие-то действия. Высвобождающий характер. Действительно, эти технологии и их совокупность делают такую платформу, впервые в истории, кстати, платформу того, чтобы люди обходились без посредников. А люди всегда создавали себе посредников в виде институтов каких-то, то ли корпораций, то ли государств, то ли каких-то организаций, посредников между собой и жизнью. Сейчас этот посредник между собой и жизнью размывается, все эти иерархии, все эти институты и так далее, размываются и люди получают возможность взаимодействовать друг с другом напрямую.

Н. Потураев. Я думаю, что это один из самых важных главных элементов вот этого мира будущего, один из несущих. Я бы выделил, наверное, несколько: один – это совершенно точно, впервые открывшаяся возможность, как отдельным людям, так и сообществам, общаться без посредников непосредственно друг с другом, причем в любом географическом масштабе.

Д. Семенов. И взаимодействовать.

Н. Потураев. И взаимодействовать, что очень важно. Второй момент – это возможность обеспечивать себя энергией, главным ресурсом. Опять-таки, без посредников и без обращения к мега производителям, огромным этим энергетическим компаниям. Уже в самой ближайшей перспективе, на западе речь идет – пять, десять, максимум пятнадцать лет, в результате которых миллионы людей получат возможность сами генерировать энергию для своих нужд, полностью себя обеспечивать, еще избыток отдавать в сеть для общественного потребления. Буквально на днях в Фейсбуке была любопытная статья нашего коллеги Андрея Зинченко о том, что для украинцев будет, наверное, дико это узнать, но в Соединенных Штатах миллионы людей живут прекрасно без всяких Облэнерго. Они объединяют свои небольшие энергоресурсы и вместе генерируют энергии столько, сколько хватает их сообществам, еще и избыток продают. Уже это все есть.

Д. Семенов. Надеюсь, нас не слышат нас наши олигархи.

Н. Потураев. Я очень надеюсь, что кто-нибудь услышит и им об этом расскажет, что их горизонт существования уже очень невелик, и это плохие новости для них, но хорошие новости для нас, для всех. Третий момент – это, конечно, возможность производить разные товары просто лично, конечно, используя современные технологии.

Д. Семенов. Лично или малым сообществом.

Н. Потураев. В первую очередь, конечно же, 3D печать. Эти три основных компонента, которые будут определять, на мой взгляд, во многом мир будущего. Но я хотел сказать, когда мы говорим о высвобождающих технологиях, слово «высвобождение», «свобода», обычно воспринимается хорошо. Процесс, может, и хороший, но доброго там ничего нет, потому что это означает, что миллионы людей лишаться привычной деятельности, в том числе, той деятельности, которой они на сегодняшний день зарабатывают себе на хлеб насущный. Это значит, что миллионам людей придется либо приобретать новые компетенции и заниматься чем-то другим, а не тем, чем они занимались. Либо придется решать на уровне государств, наций, сообществ вопрос с обеспечением этих людей. Обеспечением доходом, который позволит им жить достойной жизнью, при этом ничего не делая абсолютно.

Д. Семенов. Не производя продукта, который они будут продавать.

Н. Потураев. Да, не производя продукта, который будет иметь некий спрос. Я в этой связи хотел вспомнить, что буквально на днях я выступал с очень короткими презентациями на одном из факультетов Киевского Национального университета и говорил там о том, что есть хороший пример, кто будет, очевидно, главными специалистами в больнице. Сегодня это хирург, традиционный царь больницы, главный врач в больнице, не по статусу, не по должности, а по сути, по деятельности. А в больнице будущего – это, скорее всего, нянечка, медсестра, потому что

Д. Семенов. она единственный человек.

Н. Потураев. Да. Еще психолог, чтобы работать с пациентами, снимать стрессы, страхи, тревоги и так далее. Про этих людей я понимаю, что они обеспечены работой, а вот про всех остальных – там есть еще вопросы.

Д. Семенов. Буквально на днях была совершена первая сделка без участия человека, когда робот погрузил на сухогруз груз из Соединенных Штатов, отвезли куда-то в Китай или на Тайвань, отвезли этот груз, робот сам заполнил таможенную декларацию, получил согласование, разгрузил и все. Даже юристы, которые, казалось бы, вообще никогда не могут остаться без работы.

Н. Потураев. Юристы были фактически королями пятого уклада. Если говорить о разных укладах, тут, наверное, нужно вспомнить, чтобы всем было понятно, о чем мы говорим. Украина по-прежнему находится в четвертом укладе – это тяжелая промышленность, машиностроение.

Д. Семенов. Машиностроение – это уже четвертый.

Н. Потураев. Тяжелая промышленность – это третий уклад, вообще, но у нас было какое-никакое машиностроение – это четвертый. Это, конечно, зависимость, энергетическая зависимость от углеродов – это нефть, газ, атомная энергетика отчасти. Запад весь живет в пятом укладе, там финансовая экономика, там и деиндустриализация, перенос промышленности в третьи страны, экономика услуг так называемая.

Д. Семенов. Финансы, информация, коммуникации.

Н. Потураев. Интернет, IT – вот эти все штуки, сейчас они переходят в шестой, собственно, который будет характеризоваться теми.

Д. Семенов. У них зарождается шестой, этот по-прежнему силен.

Н. Потураев. Да, зарождается, пятый, конечно, главный. Так вот, самое любопытное, о чем ты сказал, что юристы – это одни из королей пятого уклада, уже, пожалуйста, первый звонок.

Д. Семенов. Если в основе уклада лежат финансы, лежат деривативы, игра на биржах, то юристы – просто боги и короли, это понятно. В Штатах все конгрессмены юристы, все президенты юристы, так или иначе. Они короли и так далее. А они сейчас могут быть забанены, по крайней мере, те юристы, которые занимаются обеспечением сделок. Это уже первый звоночек, поскольку право и закон – это есть некая процедура, а всякая процедура может быть оцифрована, перемещена в блокчейн, там, где нельзя подделать и нельзя смухлевать. Я не исключаю, что сценарий «Судьи Дредда» – этого очень известного фильма с Сильвестром Сталлоне, когда решение в суде вместо судьи живого будет принимать робот, оно не за горами. Это в горизонте 10 – 15 лет.

Н. Потураев. Я абсолютно с тобой согласен, убежден в этом, тем более, что перспектива появления и внедрения разных искусственных интеллектов в разные сферы человеческой деятельности – это горизонт, буквально пять, семь, десять лет. Понятно, что коль скоро они появляются, такие роботы, а они уже появляются, это еще не совсем ИИ, но уже близкие к этому. Машинки работают на том же Уолл-стрите, работают в других отраслях человеческой деятельности, появилась автоматизированная система, о которой ты говорил, в этом смысле, конечно же, условно говоря, некий административный протокол, административное правонарушение может быть легко оцифровано, переведено в делопроизводство. Судопроизводство на уровне просто робота, который накладывает некое действие на матрицу процедуры и закона и автоматически выносит решения, будет, безусловно, справедливым, неподкупным. Я не знаю, понравится ли людям, что нет ничего человеческого, но с другой стороны, вообще-то, в законе, о чем многие люди, к сожалению, не понимают, в законе любом нет ничего человеческого, как только появляется в законе человеческое, появляется коррупция и всякие договорняки. Закон обезличен.

Д. Семенов. У меня есть такое ощущение, что у слушателей и у зрителей может сложиться впечатление, что мы разговариваем о том, что далеко от них и так далее. Украина, возможно будущее или нет – это важный вопрос. Вот в этой ситуации, когда все меняется, так как сейчас мы идем туда, куда мы идем, как сейчас мы продолжаем наше настоящее, имеем ли мы право на будущее и какое оно может быть.

Н. Потураев. Я думаю, что право на будущее имеют все, в смысле, что это некое природное, как у американцев в Конституции, Богом данное право. Просто, способны ли люди или сообщество, или нации его реализовать – это другой вопрос.

Д. Семенов. Хотят ли.

Н. Потураев. Хотят ли – да, хотят. Осознают ли они наличие этого права и, соответственно, способны ли они его реализовать. Тут чего душой кривить, можно честно вспомнить и сказать о том, что мы же много всяких таких программ, проектов будущего писали для целого ряда политических партий. Убедились с тобой, что политические партии либо не хотят, либо неспособны к реализации собственных программ, зачастую и не собирались никогда этого делать, потому что воспроизводили, потому что цель была воспроизводить ту систему, которая есть, которая всех во власти устраивает.

Д. Семенов. Потому что у политической партии две цели: пока она не у власти – прийти к власти, а когда она у власти – удержать власть, а о будущем уже некогда.

Н. Потураев. Да, во-первых, а во-вторых смысл удержания власти в Украине, мы с тобой знаем, состоит в том, чтобы только и исключительно перераспределять в частных интересах национальные ресурсы. Вся остальная деятельность, в том числе, государственных органов, не только постсоциалистической демократии, начиная с Верховной Рады и заканчивая другими советами, в том числе, и государственных органов, вся остальная деятельность, она только либо вынужденная, для того, что надо хоть что-то делать, либо для того, чтобы прикрыть основную деятельность по перераспределению ресурсов. Сейчас чуть эта ситуация меняется и то только очень точечно, и она, как мы знаем с тобой, системно не поменяется никогда, потому что эта система к реформированию неспособна. Собственно, то, что мы осознали и сейчас об этом говорим, что эту систему нужно полностью демонтировать и строить заново совершенно другую, вынужден снова это слово употребить, систему социальных, экономических взаимоотношений на основании нового договора между всеми людьми, общественного договора, если угодно. Фактически переосновывать страну Украину, переосновывать государство, мы можем его называть государством. Хотя мы оба надеемся, что это не будет государство в том понимании, в котором оно существует сегодня. Вот таким образом мы пришли к тому, чтобы появился проект, который ты назвал «Укропия».

Д. Семенов. Сначала хотел сказать, что у нас есть несколько общественных инициатив, которые выступают за переоснование страны – это и «Хартия будущего», «Народная Конституция», это другие инициативы. Это хорошо, потому что в этих инициативах рождается диалог о будущем. Как раз здесь, не в треугольнике Банковая – Грушевского 12 – Грушевского 5, а там, в Печерском треугольнике, а именно в общественной среде рождается и это видение, и это понимание. У нас общественность сейчас идет впереди паровоза, она гораздо больше обгоняет в этом плане, в прогрессивном плане власть, как таковую, вообще государственную систему.

Н. Потураев. Для меня было очень большим, приятным событием, когда наши друзья и коллеги по «Хартии будущего», которые стояли на Майдане, которые были лидерами боевых отрядов Майдана, сказали о том, что мы же поняли, почему так все произошло после Майдана, потому что у нас не было никакого проекта. Мы победили, но мы же не знали, что делать дальше, поэтому, естественно, эта система снова начала отвоевывать позиции, пусть с новыми лицами, но система та же. Она отвоевывает позиции, то, что называют многие реакция, контрреволюция, но это потому, что не было идеи, это мы сейчас победили и это мы убираем, а вместо этого мы делаем вот это принципиально новое. Кстати, многое из этого зародилось на Майдане и доказало, что оно имеет право на существование, потому что оно там жило, боролось и побеждало. Все-таки давай вернемся к нашей Укропии, потому что я считаю, что это была неплохая работа, похвалим себя, если мы сами себя не похвалим, кто же нас похвалит. По крайней мере, это первый образ, связный вполне, конечно, предварительный и пока еще весьма общий. Но первый образ будущей страны, по крайней мере, про которую мы с тобой оба понимаем, что нам бы с тобой в ней жилось хорошо, не в смысле мы были бы богатыми, нам просто было бы там хорошо жить. Хорошо жить – это не значит жить богато, значит хорошо, комфортно, достойную жизнь вести, хорошо себя чувствовать. Поскольку мы ее начали проверять на других людях, выяснилось, что в этой стране Укропии и другим людям тоже, видимо, жилось бы хорошо. Давай поделимся и расскажем в самых общих чертах, как эта наша страна будущего выглядит.

Д. Семенов. Чтобы долго не рассказывать, несколько основных принципов, по которым построена эта утопическая, я не боюсь этого слова, потому что я считаю утопия – это один из способов построения будущего. В принципе, этот универсальный способ без образа будущего, которое складывается, невозможен сам путь к будущему, потому что, если мы будем строить, не зная, что мы строим, мы ничего не достигнем. Мы живем последние пять тысяч лет в мире реализованных утопий, причем реализованных частично, ни одна из утопий не реализовалась на сто процентов. Но в любом случае при трансформации общества, какой-то той или иной трансформации общества некоторые положения утопий входили и учитывались. Сейчас не буду распространяться про примеры. Если говорить об Укропии – это страна с управлением, но без государства. Это страна без законов, но с правом. Это страна без бюрократов, но со служением. Это такая страна, которой правит принцип, мы назвали его хартией, которой правит принцип. Принципы, которые изложены в документе – это общественный договор, под которым подписались добровольно все люди. Вот Тарас Бебешко называет такую вещь «ладным простором» – простор лада, не место власти, а лад, тот же строй, но не государство, ладный строй. В чем ключевые вещи? Во-первых, Укропия – это сообщество сообществ, это люди, которые объединяются в добровольные сообщества, именно в добровольные сообщества, а уже сообщества составляют единую страну. Причем ключевым принципом, который действует в Укропии, является принцип не доминации, это общество без принуждения. Общество без принуждения – это очень важно, потому что единственное, что запрещено – это доминация. Запрещено навязывание кому-то чего-либо против его воли. Вот это главный принцип, на котором это построено, а это дает возможность обходиться без институтов государственных, без институтов принуждения и свободно развиваться.

Н. Потураев. Одно принуждение у нас там с тобой точно есть – это принуждение выполнять добровольно взятые на себя обязательства. Обязательства берутся всеми людьми, которые там живут, не важно, есть гражданство официальное или нет. Люди, которые живут и добровольно вступают в некие отношения, все отношения эти фиксируются договорами, это общество тотальных договорных отношений. И договоры эти должны исполняться, и за этим следит судебная, очень простая, прозрачная система, в которой, кстати говоря, задействованы многие граждане, многие жители этой страны через систему жеребьевок на определенном квалификационном уровне. Мы должны сказать, что там квалификационные требования тоже присутствуют. Есть и силы самообороны, это страна может защищаться, у нее есть силы самообороны, у нее есть внутренние полицейские силы, которые способны обеспечить выполнение судебных решений и выполнение тех договорных обязательств, которые разные субъекты, отдельные люди, сообщества берут на себя. На самом деле, это отнюдь не анархия. Тарас Бебешко использует слово «синархия», но чтобы не путаться во всех этих «архиях», мы скажем так, что это очень свободное общество, но общество с высоким уровнем ответственности каждого и ответственности сообщества, коллективов и так далее. Общество, в котором правовые нормы выполняются беспрекословно, последовательно и очень четко – это общество не хаоса, это общество очень упорядоченное, но при этом очень свободное. Очевидно, для того, чтобы закончить эту тему на сегодня, по крайней мере, надо сказать о том, что когда мы это все придумали, ты все написал, мы поняли, что для популяризации, в том числе этих идей, и вообще, для того, чтобы появилась здесь футурология, как ты очень правильно говоришь, это штука интердисциплинарная. Не бывает, я футуролог, это моя специальность, футурология появляется, когда много людей разных специализаций, деятельности объединяются в такие группы, которые с разных точек зрения размышляют о будущем, проектируют будущее. А у нас ее вообще нет, и мы хотим, чтобы она появилась, как род деятельности, как род занятий. Более того, как must have, причем must have и для государства, и для сообществ, в том числе, для бизнеса. Один из студентов нашего проекта, о котором я бы хотел сейчас поговорить, сказал, когда прослушал наш курс, что должна появиться специальность корпоративный футуролог.

Д. Семенов. Корпоративные футурологи на западе есть, практически у каждой крупной компании.

Н. Потураев. На западе есть, а у нас нет. Не важно, как они там называются, стратегическое развитие или что-то такое, но, по сути, это корпоративный футуролог, а у нас этим и не пахнет, что называется. Мы такой проект инициировали, мы его назвали «Школа управления будущим» и стараемся дать эти представления о том, что происходит в мире. Какие перемены, как будет устроен мир, как это все коснется Украины, какую роль должна играть Украина. Какие компетенции важны в этом мире будущего, про которое уже что-то понятно. Мы стараемся слушателям наших школ рассказывать в наших вводных курсах, и плюс еще применяем те методики, которые мы считаем очень интересными, я не скажу уникальными, но очень интересными и мы стараемся с этим максимально эффективно и интересно работать. Игровые практики для того, чтобы люди не просто слушали, но то, что они услышали, могли примерить на себя, проиграть некую ситуацию.

Д. Семенов. В группе это только одна из возможных картин будущего. Мы же не считаем, что она единственно возможна и так далее. Мы даже заинтересованы в том, чтобы появлялись другие картины, какие-то альтернативные, дополнительные картины. Для этого нужно, чтобы в социуме появилась привычка, возможность, способность не фантазировать о будущем, как каждый из нас как-то фантазирует о будущем, без этого человека не бывает, потому что он глядит в свое прошлое и глядит в свое завтра. Не просто фантазировать о будущем, а системно выстраивать, какие будут отношения, какие отношения для него предпочтительнее, какие правила организации общества и так далее. Для этого, собственно, мы и создали школу, чтобы людям открыть такую возможность, потому что, возвращаясь к тому, с чего мы начали, каждый должен стать футуристом и в принципе инструментами работы с будущим должен каждый овладеть и только тогда, когда это проникнет довольно широко в Украине, Украина будет иметь надежду на будущее, на самом деле. У нас свое собственное будущее, а не импортированное кем-то или привезенное откуда-то на дискете или на флэшке, инсталлированное сюда под каким-то соусом. Вот именно на это направлен наш проект, и мы действительно даем, мы собираем команду лекторов, у нас много людей, которые работают с будущим. Мы собираем команду лекторов, которые говорят о ключевых трендах, которые говорят о методах работы с будущим и мы, действительно, предоставляем возможность в любом формате попытаться применить эти инструменты. Почему, потому что работать с будущим возможно только в игре. Игру я сейчас понимаю не как просто в карты, приятное время препровождение. А игру в классическом понимании. Игра – это взаимодействие неких объектов с разными интересами. Как раз в своих играх, в частности, то, что мы назвали game, есть группы с разными интересами. Это могут быть Россия, Украина, Китай, это могут быть и внутриукраинские игроки, и они взаимодействуют действительно, учатся взаимодействию. Причем, учатся так, что начинают действительно действовать от имени тех игроков, которых они представляют. Действительно, они это будущее проектируют. Скажу один факт, который меня поразил: на игре у нас в каком-то такте, мы играли на глобальные трансформации, возникло, что Северная Корея запустила ракету, которая упала на территории Южной Кореи, и это привело у нас в игре к обострению конфликта, который потом затих, и так далее и тому подобное. Игра длилась четыре часа до глубокого вечера, утром я встаю, залезаю в ленту новостей и первое, что я вижу, это Северная Корея совершила неудачный пуск ядерной ракеты. Этой новости еще не было, об этом еще не знали, она появилась только ночью. Тем не менее, прогностический потенциал этой игры, создание будущего, проектирование будущего, возможно. С прогнозированием проблема, потому что в современном мире предугадать будущее могут, наверное, только пророки, которых днем с огнем не сыщешь, действительно пророков. А вот проектировать будущее, прогнозировать будущее, его создавать – это возможная вещь и для человека, и для семьи, и для сообщества, и для города какого-нибудь, и для страны в целом.

Н. Потураев. Короче говоря, мы надеемся, что к нам в школу будут приходить, эти идеи будут шириться. Информацию об этом можно узнать на наших с тобой страничках в Фейсбуке, есть страничка нашей лаборатории исследований будущего Quantum Future Lab. Наверное, на этом нужно уже заканчивать, благодарить IDEALIST.media за то, что они нас позвали. Я в самом заключении хотел бы сказать, что мы точно понимаем, что одной из главных, если не самой главной ценностью будущего будут являться специфические человеческие идеи, средой реализации которых будет специфическая человеческая среда коммуникаций и взаимодействия. Почему специфических и человеческих, потому что уже в самом ближайшем будущем нам предстоит сосуществовать с искусственным интеллектом, который мы, собственно порождаем. У него будет своя специфическая и среда коммуникаций, и среда реализаций, и его специфические искусственного интеллекта идеи. В этом смысле нам нужно за собой сохранить наши, присущие только нам способности, порождать те идеи, которые именно нам присущи, как людям и уметь их реализовывать.

Д. Семенов. Как я об этом говорю, следующая Мировая война будет между людьми и системами, я не говорю только искусственными системами, будет за человечность. Но это уже совсем другая история.

Н. Потураев. Или, чтобы завершить оптимистично, не будет следующей войны, а мы с созданными нами искусственными интеллектами с договоримся, установим равноправные отношения и пройдем точку сингулярности, о которой впервые заговорил тот человек, с которого мы начали сегодня разговор – Вернор Виндж, американский писатель-фантаст и футуролог, и пройдя точку сингулярности, мы приобщимся к высшим космическим силам, и все человечество уйдет в вечность к Богу без страшного суда.