Денис Пятигорец о невидимых переменах

Что касается реформ, которые сейчас происходят в стране и ожидания будущего Кабинета министров, то по состоянию на 20 апреля мы имеем новый Кабинет министров Украины. По той информации, которая у меня есть, хочу сказать, что первое впечатление у меня очень позитивное. Позитивное от того, что только Гройсман приступил к своим обязанностям, он тут же с головой ушел в работу. Он начал работать, проводить совещания, они начали нарабатывать законопроекты, программу Кабинета министров, как ее выполнять, что должно быть во главе угла и это очень хорошо. В частности, сегодня поступила информация от Саакашвили, что президент пригласил Гройсмана, чтобы они обсудили, какие первоочередные вещи нужно сделать в реформировании страны, на что нужно обратить внимание в вопросе ДФС, в вопросе налогов, в вопросе таможни и так далее. Это все позитивные моменты. Если бы никто не хотел этим заниматься, наверное, такое совещание не проводилось, все бы делалось, как делалось.

На самом деле у нас есть системная проблема, которая нам осталась со времен предыдущего Кабмина, сказать, что предыдущий Кабмин не делал ничего, было бы абсолютно неправильно. Было сделано многое для того, чтобы провести реформы, но недостаточно для того, чтобы это ощутили люди. Многие говорят о том, что сейчас появилось новая тенденция, что власть проводит реформы, но она не может об этих реформах правильно рассказать людям и поэтому люди, реформ не замечают. Я бы с этим в корне не согласился. Конечно, нужно всегда рассказывать о том, что вы делаете, всегда рассказывать о том, как вы это делаете, чтобы люди это понимали, но не в этом случае. Наиболее глобальные реформы, на мой субъективный взгляд, это, конечно, появление патрульной полиции. Что в принципе хорошо и позитивно воспринялось людьми, несмотря на большое количество людей, которые пишут, что посмотрите на них, в первый же день попали в аварию, либо потеряли пистолет, либо еще что-то произошло. На самом деле, конечно, такие вещи будут появляться, и мы понимаем, что невозможно взять на службу, привлечь каких-то ангелов, которые были бы безупречны и все делали. Но уровень доверия к патрульной полиции растет во всех городах, где начала работать патрульная полиция, в принципе все люди довольны. В принципе этот восторг от «селфи скопом», с чего все начиналось, перешел реально в объективные, очевидные вещи, когда люди говорят, что вот вызвали патрульную полицию, и она приехала через три минуты, через пять минут. Или один из ярких примеров, была проблема с нашей волонтеркой, у нее украли машину, патрульная полиция ее нашла буквально через два дня. Это тоже является позитивными вещами о которых действительно нужно говорить.

Реформирование полиции как таковой, из милиции в полицию – полная лажа. Понятное дело, что это никакая не реформа. Как правильно сказал волонтер Роман Синицын, который принимал участие в конкурсном отборе и переаттестации полицейских, по сути, это не является реформой, но это очень хороший шаг для того, чтобы отсеять, хотя бы сейчас на этом базовом уровне, тех, которые вообще, не имеют права называться правоохранителями. И более или менее создать какую-то структуру, хоть отдаленно будет напоминать, скажем, Министерство внутренних дел, которое хоть отдаленно будет напоминать полицию, милицию, правоохранительный орган. Но такие вещи нужно проводить ежегодно, этот отсев нужно проводить ежегодно. Да, есть системная проблема с заработной платой, ее мало, ее не хватает, есть раздутые штаты и полиции этой очень много, Национальной, я имею в виду. Есть проблема, что по судам возвращаются эти полицейские, которые были отсеяны во время переаттестации, но это все процессы, через которые нужно пройти, без этого никак.

Что касается остальных, очень мне импонирует реформа, которая была проведена в НАК «Нафтогаз», то, что НАК «Нафтогаз» сегодня практически не дотируется государством, государство экономит более ста миллиарда гривен из бюджета, которые они раньше тратили просто на дотацию «Нафтогаза», сегодня они могут тратить это на другие необходимые вещи для страны. К примеру, бюджет армии увеличен на 100 миллиардов, это говорит о том, что нормальную заработную плату стали получать военные. Это говорить о том, что у них появилась покупательная способность, это говорит о том, что они могут идти в магазины, чего-то покупать и экономика будет работать. Это говорит о том, что получили госзаказы предприятия, которые занимаются оборонкой. Получили госзаказ, значит, они начали работать, они начали создавать, они начали не просто купи-продай, они начали создавать что-то с большой добавочной стоимостью. Экономика стала работать, получается рост ВВП, мы получаем современную технику, мы становимся снова конкурентно способными на международных рынках вооружения. Мы, в конце концов, создаем достаточно сильную, модернизированную армию, которая сейчас уже, ее сравнивать нельзя с 2014 годом и 2015 годом. Сейчас наша армия – это достаточно жесткий ультиматум для Путина, для Москвы и поэтому эти игры в Минские соглашения и это ерничество, которым постоянно занимаются Лавров и Путин говоря о Минских соглашениях и решении проблемы на Донбассе, они уже, по сути, не подкреплены силой со стороны Путина. Потому что они не в состоянии сделать какой-то коридор до Крыма, захватить другие области или прорвать линию разграничения и захватить всю Донецкую, Луганскую области. Наши ребята в АТО сами говорят о том, что мы готовы сегодня проводить зачистки, мы готовы сегодня освобождать города, мы готовы сегодня отбивать нашу территорию. Сегодня все попытки сепаратистов и российских войск атаковать наши позиции заканчиваются для них очень плачевно, гораздо более плачевно, чем для наших военных, так это при том, что у нас тяжелого вооружения нет на линии разграничения. Это тоже очень хорошо.

Реформа государственных закупок – это одна из самых больших дыр в бюджете была, это именно государственные закупки. Там сумма закупок доходила до 150 миллиардов гривен в год, и ежегодно на госзакупках воровалось минимум 30 процентов. Вы представляете, 30 процентов, это то, что было украдено, а сколько еще было моментов. А что такое украсть на госзакупках, к примеру, фирма «Цветочек» приходит на коммунальное предприятие и поставляет коммунальному предприятию, скажем, фланцы на 30 процентов дороже, чем их рыночная стоимость. Они потом берут эти 30 процентов обналичивают и в чемодане заносят, а еще пять процентов они заносят финансистам, которые будут проверять эту сделку и еще пять процентов прокуратуре, чтобы прокуратура успокоилась. И фирма «Цветочек» на этом теряет, и бюджет на этом теряет, плюс из-за того, что фирма «Цветочек» вынуждена еще по пять процентов отдавать финансистам и прокуратуре, качество товара от этого страдает. Это уже не тот товар, который в принципе будет нормально служить. Более того, доходило до других проблем, государственные заказчики, которые за госзаказ чего-то заказывали, они контракт подписали, получили откат в полном объеме, но недоплатили 40 – 50 процентов стоимости поставщику и начинают еще выкручивать с этих денег. Мы вернем вам деньги, если вы нам еще сверху накинете. Получалось, вообще, черти что. У нас, я родом из Запорожья и был там депутатом городского совета,  был мрак во времена Юры Енакиевского, во времена всех этих “смотрящих”. Фирма могла получить 3-4 миллиона на модернизацию лифтов и украсть эти деньги в полном объеме, просто украсть и все. Это просто нонсенс. Бюджет получал такую огромную дыру, с которой жить было невозможно. Это еще со времен Тендерного комитета и со времен тендерной мафии, которая была, которую Гриценко возглавлял, который это все выдумал. Сейчас введена система Prozorro, с 31 августа она будет обязательна по всей территории Украины, это очень здорово. Рекламировать, на мой взгляд, нужно не просто эту систему Prozorro, нужно рекламировать то, как она работает, почему в ней важно работать, как простому бизнесмену, которые работает где-то в Мелитополе и выращивает какие-то фрукты, как ему поучаствовать в этой системе государственных закупок, чтобы эти фрукты поставлять на государственные какие-то там лечебницы, базы отдыха или школы. Чтобы он мог на этом зарабатывать, потому что посудите сами: 150 миллиардов или 200 миллиардов или сколько у нас будет в 2017 году бюджет государственных закупок, всех, в том числе и коммунальных предприятий, местного самоуправления. Это огромный рынок, который нельзя не использовать местным бизнесменам. Сегодня мы получаем экономию по бюджету, мало того, что мы получаем экономию, мы откат не платим 30 процентов и еще 10, 15, 20 процентов получается сэкономить, это огромные деньги. Все эти деньги будут направлены на другие программы, это здорово.

Но в связи с этим есть дна огромная проблема. Все эти вещи на макроуровне существуют, но они никоем образом не могут коснуться кармана простого обывателя. И вот это уже очень плохо, что государство в погоне за такими базовыми вещами, абсолютно забыло или не захотело посмотреть на те вещи, которые нужны простому обывателю, которые нужны простому гражданину Украины. Сегодня мы имеем профицит бюджета, куда направляется профицит, кто-то говорит, что нельзя его направлять на социальные выплаты, потому что мы его просто проедим. С одной стороны, вроде как логично, но с другой стороны, вы поймите, что сейчас у нас покупательная способность практически на нуле. Вдумайтесь, минимальная пенсия у нас 1080 гривен, а есть люди, которые получают 860 до сих пор. Как они должны жить на эти деньги? Теоретически депутатов избрали люди, теоретически депутаты, выступая с трибуны, говорят «Что ж вы занимаетесь ерундой, вы послушайте, чего хочет народ». Постоянно хочется задать им вопрос, а вы откуда знаете, чего он хочет, когда вы в последний раз с народом общались? Хотите делать какие-то реформы – попытайтесь проанализировать, что нужно людям первоочередное. Сделали какой-то проект –  попытайтесь проанализировать как он будет работать. Мы сейчас приняли шикарный закон о том, что все должно идти через кассовые аппараты, это здорово, вопросов нет. Но получилось, что у нас все сельское население стало заложниками закона. Маленькое село, в котором живет 300 – 400 человек, у них нет больницы, у них нет аптеки, у них нет полноценного медицинского учреждения, у них так называемый фельдшерско-акушерский пункт, где работает один – два человека. Это давление померить, каких-то таблеток дать и в случае чего, вызвать «скорую помощь», все. Они не занимаются чем-то глобальным. Именно эти ФАП всегда реализовывали лекарства, самые простые, которые нужны жителям села. Жители села в таких селах, сами понимаете, это не молодежь, это люди преклонного возраста. Им нужны таблетки от давления, от головной боли. Но сегодня из-за того, что ввели эти кассовые аппараты, они не в состоянии это купить, потому что ФАП кассовый аппарат никогда не купят, потому что это им нерентабельно. Фармацевтической компании, которая поставляет лекарство под реализацию, им невыгодно заплатить 8 – 10 тысяч за кассовый аппарат, потому что они никогда не наторгуют в этом селе на 8 – 10 тысяч за год. Я уже не говорю о прибыли, они просто кассу не сделают такую. Зачем это сделал законодатель, неужели нельзя было об этом подумать, неужели нельзя было проанализировать и уже два года люди с этим живут. Уже два года люди не понимают, почему нужно ехать за 18 – 20 километров, чтобы купить какой-нибудь андипал или корвалол. Это категорически неправильно и такие моменты нужно просчитывать. Сейчас, когда говорят о том, что будет реформирование школ, сельские школы тоже переживают. Они говорят, что вот хотят создать какие-то базовые школы, куда будут свозиться дети с других школ, но люди тут же задают вопрос, а базовая школа, которая будет, она обеспечена всем необходимым, что требует закон? Она обеспечена компьютерными классами, она обеспечена инфраструктурой, а детей как свозить, а школьные автобусы есть? Если школьные автобусы вы закупите, а дороги есть? Все эти вопросы они задают и это правильные вопросы. К этим вопросам нужно подходить последовательно.

Сегодня новый Кабинет министров, на мой взгляд, стоит перед очень большой проблемой, он понимает, что так, как было раньше уже нельзя, и он понимает, что если будет, так как было раньше, его сметут точно так же, как и предыдущий Кабинет вместе с теми политическими силами, которые мы сформировали. Поэтому на это нужно обращать внимание, на то, что нужно людям сейчас. На налоговую реформу, на медицинскую реформу, на реформу образования, на социальную помощь, вот на это нужно обращать внимание.