Антон Таран о превращении увлечения в профессию

Сейчас на волне стартапы, люди что-то пытаются делать, как-то крутиться, как-то зарабатывать. Дела даже не столько в заработке, сколько в том, что люди хотят что-то делать, гордиться этим и чтобы любимое дело начало приносить какой-то доход. Это хорошо, прекрасно, но очень много сложностей. Если говорить о том, чтобы открыть какое-то кондитерское направление, связанное с едой или доставкой, в условиях этих законов – это официально и законно сделать практически невозможно не имея какого-то серьезного финансового подспорья. К примеру, вы решили дома печь пироги, вы печете прекрасные пироги, очень вкусно, все друзья в восторге, говорят «Нужно срочно заниматься этим профессионально». Вы приходите к каким-то знакомым у всех, наверняка, есть знакомый или знакомый знакомого, который открыл кофейню, ресторан или собирается, можно прийти, сказать «Я пеку классные пироги, попробуй». Он пробует, говорит «Действительно восхитительно, я хочу у себя продавать». Все прекрасно, цена, мы сошлись во всем, единственное, вдруг придут проверять, мне нужно заключение и сертификация из эпидемстанции, что все в порядке, что есть документы. И все, на этом, собственно, и закончилось прекрасное сотрудничество, потому что, если вы не снимаете цех, какое-то свое помещение, пригласить домой санстанцию можно, конечно, но максимум на чай. И вот с этого все начинается. Зарегистрировать свое что-то – это сложно. У нас еще с 90-х считается, что выгодно купить где-то, а потом продать – это бизнес, а все остальное не пойми что. На самом деле бизнес – это что-то, что ты делаешь, этим управляешь, это приносит тебе деньги. Есть у меня приятель, который вместе с женой начали продавать аккумуляторы для телефонов, для ноутбуков. Хорошо у них пошли дела, в какой-то момент они начали расти, арендовали сначала офис, потом себе склад, завезли кучу продукции, в разных точках расставили, свой магазин даже думали открывать. Все как-то росло, росло, росло и в какой-то момент, они поймали себя на мысли, что они уже ничего не зарабатывают. Потому что у них 150 сотрудников, которых нужно кормить и куча всего и когда бизнес заметный, у нас в стране все знают, если заметный, то уже нужно следить, куда-то платить, еще что-то. Просто получается, что он перестал приносить доход, они тогда распустили большую часть сотрудников, сократили назад все объемы, вернули все, как было и по сравнению с тем, что происходило, они практически ничего не делали и зарабатывали. Решили для себя, что гонка за разрастанием, это не для них.

Многие у нас считают, что надо расти, разрастаться, увеличивать объемы, но это не всегда хорошо. В Европе есть достаточно много очень маленьких семейных бизнесов, вот эта семейность тоже имеет очень большое значение. Потому что никакой друг, который у тебя работает, даже близкий, а уж тем более просто наемный сотрудник, не войдет в твое положение, что нужно подождать, денег сейчас нет, они появятся через месяц, потому что мы сейчас договариваемся с кем-то, что-то задержали. А семейное дело – это такое, что все, все понимают, вроде как всем доверяют, что если где-то что-то кто-то отрезал, куда унесет, к себе домой, это же семейное дело. Отрезал на работе кусок шоколада, принес в дом, все равно это же свой дом.

Сейчас очень сложно из-за того, что у людей просто нет денег. У нас работает в общей сложности не больше 10 человек, но при этом, получается, что нужно все равно зарабатывать, потому что себестоимость всего производства довольно большая, а продукт все равно штучный, это же не фабрика, все это, по большому счету, ручная работа. И продаваться это должно дорого, дешево не может продаваться, потому что тогда неинтересно этим заниматься, и прокормить себя уже невозможно. Есть люди, у которых есть бизнес или у них 35 квартир в аренду сдается и они от скуки решают завести себе какой-то приятный бизнес, та же кондитерка, например. Делают, ничего не зарабатывают на этом, но для души. И все говорят, что все у них прекрасно, хорошо идут дела. Хорошо идут дела, но не в этом, а в чем-то другом.

Если взять сравнивать ту же Европу, то там, естественно, все стоит дороже, например, если говорить о кондитерке. Какое-то пирожное, кусок торта имеют какую-то цену, имеют какую-то себестоимость по продуктам и по зарплатам и всему остальному. Вот по продуктам, я не могу сказать, что у них это дороже, у них это дешевле, потому что, если взять какие-то качественные продукты, из которых много чего делается, тот же сыр «Филадельфия», вот эти все дела, шоколад, у нас это все стоит дороже. Себестоимость по продуктам качественного десерта у нас выше, чем в Европе, а цена, по которой он продается, ниже. У нас в Киеве есть «Ателье Эклеров» наше и есть еще ряд наших конкурентов, которые не только эклеры делают, это одно из основных направлений. Но цена в среднем везде одинаковая. Если посчитаем 1 – 1,5 евро, в Европе 3 – 6, при том по качеству у нас они не уступают. У нас есть уже где учиться, но стоит это немало – от одной до пяти тысяч евро за курс, и если у тебя уже есть столько денег, чтобы пойти и поучиться кондитерке, то вопрос в принципе зачем тебе это нужно.

Есть у меня такая мечта, я хочу жить у моря, открою там маленький отель, при нем будет маленький ресторан, и мы будем жить возле моря, люди будут приезжать и все будет красиво. Но нет, получается нужно что-то все время менять, развивать, чтобы люди не уходили, потому что люди у нас сейчас все время вот такой круговорот, кто-то что-то открывает, кто-то что-то закрывает. Если ты открыл какой-то ресторан или кондитерскую, которая хорошая, вкусная, качественная, люди пришли, сказали «Да, прекрасно». А в следующий раз они думают «Куда сходим? Вот там было очень вкусно, да, но я слышал, что вот там открылось новое, пойдем, сходим еще туда». И очень сложно задержать вот так вот у себя людей, тут скорее просто место удачное играет большую роль иногда, чем насколько все вкусно. Вкусно, да, хорошо, но если нужно ехать через пол города, чтоб это вкусно попробовать, это можно сделать раз-два в месяц. Это как «Фестиваль уличной еды», вроде добраться туда можно, но так, чтоб каждый день кто-то ездил куда-нибудь, на тот же Лесной массив, то нет, но раз в месяц люди, конечно, едут и там уже отрываются по полной. Я сомневаюсь, что где-нибудь в Одессе, Львове, Днепропетровске, Запорожье в любых других городах, вряд ли стоимость будет ниже – куда, она и так не очень высокая. Постоянно приходится слышать, что это дорого, люди, которым дорого постоянно пытаются высчитывать и говорят «А почему вы так дорого продаете». Ведь вот это стоит столько, вот это стоит столько. Как объяснишь человеку, что продукты, которые он считает, это реально самая последняя часть, которая в себестоимости готового продукта учитывается. Это точно так же, когда вы начинаете какой-то стартап дома, когда вы начинаете что-то дома печь, сейчас я не открою никаких тайн, если скажу, что никто не трогает сейчас людей, которые дома пекут пирожные и продают их через фейсбук, домой не придет налоговая, во всяком случае, пока не возникнет какой-то скандал, кто-то не отравится. Так вот, это ошибка – начинать подсчет с продуктов. Например, я хочу готовить дома пирожные, я это делаю сам или с другом, с подругой, я посчитал продукты, получилась такая цена, я думаю классно, сколько можно поставить. Я посмотрел, кто по чем продает, поставил, какой-то зазор себе сделал, я считаю, что я вот так зарабатываю. И тут есть ловушка и для тех, кто так начинает и для тех, кто уже работает и их производство становится больше. Потому что получается, что у них нет помещения, они не вкладывают деньги в рекламу, они не платят зарплаты и они себе вот этот кусок забирают. А ты тут считаешь, получается раз-раз, что твоя себестоимость приблизительно такая, как у них продажная цена. И они сталкиваются потом с проблемой «О, у нас покупают, у нас цена интересней, и продукт вкусный, качественный! Давай еще возьмем кого-то в помощники», и вот уже делим на все на троих, и уже как-то мало. А потом: «Давай снимем что-то, будем делать там, дома уже невозможно – все обои закоптились, все в жиру или еще в чем-то, все пропахло и дома невозможно находится, давай снимем что-то». Сняли, а вот тут еще, а вот тут прибавилось, мы же сняли не квартиру, тут еще какие-то коммунальные услуги по другим тарифам. И все это такой снежный ком.

Нужно считать на перспективу и все, что я сказал на счет того, что это потом может превратиться в бизнес, желательно все это попытаться просчитать с самого начала. Можно сделать ограниченное количество чего-то, попробовать продать это кому-то и увидеть спрос, а потом, прежде чем выходить на более широкий рынок, нужно все просчитать, чтобы потом не догонять самого себя, вот я продаю уже много, а денег все равно нет. Нужно все это считать и составлять какой-то бизнес-план. Даже если вы делаете пирожные, к сожалению, я убедился на собственном опыте, что бизнес-план нужен.