Антон Головаченко. Экзоскелет для бабушки: по следам “Железного человека”

Экзоскелет – это, по сути, дополнительный скелет, устройство, которое используется для восполнения или увеличения силы мышц человека, расширения его двигательных возможностей. В реабилитации людей с различными заболеваниями и травмами опорно-двигательного аппарата экзоскелет – великолепный инструмент. Интересную современную модель роботизированного экзоскелета сконструировал киевлянин Антон Головаченко, который уже является автором нескольких других роботизированных разработок. Одна из них – транспортная платформа для грузов на складе – даже получила технопремию от “Intel Украина”.

В студии IDEALIST.media Антон рассказал, какой герой комиксов подсказал ему идею изобретения, почему сейчас он продолжает работать над ним в Гонконге и кто в мире может составить конкуренцию его изобретению.

Я изобретатель, сейчас я еще стал стартапером, у меня проект UniExo – роботизированный, модульный экзоскелет для реабилитации и для людей с ограниченными возможностями. Этот проект предназначен для реабилитации людей, которые не способны самостоятельно передвигаться, и только эта система может позволить ему нормально двигаться и реабилитировать собственные движения.
Около двух лет назад у бабушки возникла проблема с рукой, потом с ногой, поскольку е нее была какая-то болезнь, и у нее парализовало правую сторону. Реабилитация, скажем так, не дешево стоила в то время и, я решил разработать систему, которая позволит и нормально передвигаться, и реабилитировать пораженную часть тела. Поскольку деньги будут постоянно тратиться, результата фактически никакого – 10% или 20%, стопроцентного результата с врачами не было, и это была довольно большая проблема. Поэтому меня вдохновил фильм «Железный человек 3» для создания этой технологии. Поскольку там была очень ярко и наглядно показана система, которая сама одевается и можно руководить с помощью шлема. До этого, естественно, наши технологии пока не дошли, но это возможно сделать. Уже пробы, которые показал я с этим экзоскелетом и с людьми, с которыми я сейчас работаю, эта технология работает. Она позволит в будущем заменить и стационарное оборудование. Даже когда я ехал сюда, в студию, и видел два огромных магазина – «Медтехника» и «Засоби для реабілітації», клиентов там, грубо говоря, не было. Техника простаивает, никто ею не пользуется, продаж никаких нет, и получается, что это довольно большая проблема. Если человек будет в аренду брать это устройство у клиники или компании, это будет очень хорошо, поскольку не надо будет делать лишнего перепроизводства как для людей, так и для больниц, это будет намного дешевле, чем закупать постоянно стационарное оборудование и его менять. Это главная сейчас проблематика, которая выделена в проекте, кроме основной темы реабилитации людей.
Начинал я с механического прототипа, это были куски дерева и железяки, которые просто крепились к руке, чтобы она могла двигаться. Потом я вместе с университетом, который первым поддержал мои разработки, они помогли с NXT Mindstorms, это профессиональный конструктор Лего, не детский, и он дал основной толчок, чтобы сделать нормальные прототипы. Сейчас у нас стадия production prototype, я связался с некоторыми компаниями в Гонконге, мы произвели пару прототипов, построенные 3D принтером с медицинским пластиком, которые сейчас мы тестируем, чтобы выйти уже на финальный результат для привлечения инвестиций и промышленных прототипов, которые смогут уже давать первую, нормальную прибыль. Сейчас мы в состоянии поиска инвестиций production prototype, поскольку само приложение, которое мы используем для контроля и мониторинга, мы его улучшаем. Сейчас он в бета-версии, скоро будем выходить на финальный продукт, но смысл в том, что использовать приложение для использования экзоскелета будут только или врачи, или пациенты. Не скажем, что это стандартное приложение, которое надо установить на телефон. Но в случае реабилитации, естественно, его нужно загрузить.
Без врачей не получилось бы, вообще, создать эту технологию, поскольку именно физиотерапевты, невропатологи и кардиологи – это те люди, которые меня консультировали, как изобретателя, и когда давали бабушке реабилитационную программу. Я ее подробно изучал, как она должна помочь ей разрабатывать собственные конечности. Я подумал, почему бы не сделать более роботизированное устройство, которое может помочь человеку с этим работать. Поэтому намного лучше, и по плану роботизации клиники это будет довольно выгодно.
Государственные клиники не заинтересованы, потому что они дотируются только из бюджета, частные клиники проявили свою заинтересованность. С несколькими мы общались по поводу тестирования промышленных образцов, поскольку нам надо проводить открытые испытания. Скажу честно, несколько инвесторов заинтересовались, мы сейчас с ними ведем переговоры, но большая заинтересованность за рубежом. Поскольку нам надо пройти акселерацию нашего проекта за рубежом, там намного больший интерес. Большинство моих знакомых и друзей, с которыми я общаюсь, советуют поехать в США, но надо понимать, что еще надо пройти определенные этапы, которые помогут уже полностью развернуться в США. Хотя на европейском пространстве, когда я выиграл Европейскую молодежную премию, немецкоязычные страны более заинтересованы в данной технологии. Естественно, они уже требуют внедрения, а пока нет инвестиций, мы не можем этого сделать. Есть некоторые осложнения, но мы пытаемся с ними справиться.
Аналоги в мире есть. Первые два аналога самые яркие – это ReWalk и Ekso Bionic, но проблема в том, что это стационарные экзоскелеты, они имеют высокую стоимость что для клиники, что для страховой компании, что для самого человека – от 85 до 100 или 115 тысяч долларов, это довольно дорого. Я понимаю, они там используют титан, разные навороченные сенсоры и сервоприводы, но они слишком завышают цену продажи этого экзоскелета. Хотя мы свой модульный экзоскелет не пытаемся продавать, потому что это бессмысленно, так как тот же самый ReWalk пользуется спросом, но не настолько огромным, потому что люди не могут позволить себе столь дорогостоящую реабилитацию. Когда я был в Японии, там тоже есть один экзоскелет HAL-5, я не знаю, как у них сейчас с развитием, немножко потерял курс, они тоже пытаются развивать модульную систему экзоскелета. Но я решил не раскрывать свои секреты, наглядно они могут посмотреть, но секреты и алгоритмы технологий я решил не показывать, поскольку определенного и конкретного сотрудничества мне не предложили. Если они не предложили, я не могу с ними работать на общественных началах. Вторая категория наших конкурентов – это стационарные реабилитационные аппараты. Они используются в Израиле, они используются в Дубаи, в европейских клиниках, и в немецких, и в США, но проблема в том, что они стационарные, они тоже имеют свою определенную стоимость. Они подключены к постоянному источнику питания. У них есть огромный монитор, с помощью игр человек реабилитирует собственные движения под наблюдением врачей. Это тоже дорого стоит. По недавней информации, в Израиле один день реабилитации стоит тысячу долларов. Получается, в немецкоязычных странах это от 700 до тысячи евро в день платит человек за реабилитацию. Например, за пользование нашим устройством вы платите 250 евро в день или 250 долларов в день, это уже зависит от ценовой политики и региона, потому что в разных странах по-разному. Но клиника экономит средства на закупку стационарного оборудования. Они могут арендовать, а могут потом отдать, если у них появятся клиенты, они снова арендуют. Они не тратят лишних денег на покупку того оборудования, что увеличивает конкурентоспособность нашего продукта. Статистика Всемирной организации здравоохранения гласит, что более полутора миллиардов людей с ограниченными возможностями не имеют определенного доступа к медицине из-за дороговизны. Допустим, в США каждые пять секунд случается перелом – это может быть нога, это может быть рука, еще что-то, человек обращается в клинику. Ему могут предложить дорогое лечение, а могут более дешевую альтернативу, которая является инновационной.

На данный момент мы работаем над адаптацией алгоритмов, поскольку это довольно интересная технология, как IBM Watson. С помощью этого искусственного интеллекта мы можем увеличить эффективность реабилитации, эффективность лечения в больницах редких болезней, чтобы не было оно бесперспективным и неэффективным.