Анна Леонова о новых тенденциях в защите прав ЛГБТ-сообщест

ЛГБТ сообщество является частью украинского общества в целом. Процессы и динамика, которые происходят в украинском обществе, находят свое отражение и среди геев, бисексуалов, лесбиянок и трансгендеров. Ведь эти вопросы «зради» или «перемоги», которые у нас сейчас на повестке дня, очень актуальны для ЛГБТ-сообщества. Что мы видим сейчас? Что старые организации, которые были в украинском обществе с 1993-1995 годов, когда стали формироваться и регистрироваться первые организации, сейчас постепенно начинают сходить на нет. Это такая жесткая иерархия, следование какой-то выбранной политической линии для конкретной организации с ее видением миссии как это все должно быть, она постепенно уходит. И на место этих структурных образований все больше и больше выходят активисты, индивидуальные лидеры, которые несут больше ответов на то, что важно именно для сообщества в целом. Потому что за последние десять лет была очень большая проблема, когда ЛГБТ-организации что-то делают для защиты прав, а при этом само сообщество, обычные среднестатистические геи и лесбиянки, абсолютно не понимает что это и зачем. Это не отвечает их ожиданиям, их проблемам. И этот момент, что все чаще и чаще начинают появляться какие-то активисты со своими воззрениями и со своими стремлениями, дает очень позитивную динамику. Очень хорошую динамику и для ЛГБТ-сообщества Украины, и для украинского общества в целом.

Такое объединение, как гомосексуальные группы, являются отражением украинского общества, но в более маленьком масштабе, и, соответственно, какие-то процессы там протекают чуть-чуть быстрее, с небольшим опережением. Я уверена, что и наш украинский политикум максимум через три-четыре года точно так же начнет все больше и больше отзеркаливать идеи новых активистов-общественников, которые будут более динамичны, открыты, отзывчивы для проблем общества в целом.

2015 год – это один из самых важных годов в правозащитном движении относительно прав человека в разрезе проблематики сонди. Проблематика сонди – это сексуальная ориентация, гендерная идентичность. Так вот 2015 пережил два прайда. Первый – региональный прайд, который был в Одессе. Он пережил принятие антидискриминационного законопроекта, где наконец-то появилось определение «гомосексуальные люди» и запрет на дискриминацию по сексуальной ориентации.

Сейчас, как мне кажется, есть несколько основных направлений, которые будут являться приоритетами. Это более четкое определение преступлений, совершаемых по отношению к гомосексуальным людям – преступления ненависти. На данный момент у нас, в правоохранительных органах и прокуратуре, всячески игнорируют и пытаются избегать преступлений на почве ненависти. Когда мы становимся свидетелями нападения на общественные центры для геев и лесбиянок, когда мы становимся свидетелями организации экстремистских молодежных группировок, которые устраивают сафари на геев, в большинстве своем мы не можем добиться от правоохранительных органов соответствующего наказания. Это все максимально приуменьшается и подается как хулиганство или как что-нибудь из преступлений подобной серии. Хотя, я полагаю, что эти преступления надо рассматривать как преступления террора. Ибо когда одна группировка пытается с помощью методики запугивания, угроз максимально подавить другую социальную группу, иначе как террором это обозначить нельзя. Поэтому для меня приоритетными направлениями в правозащитном поле будет работа с представителями правоохранительных органов для изменения ситуации по фиксации преступлений, по внедрению политики профилактики преступлений. Как мне кажется, необходим комплекс мероприятий, которые будут направлены на то, чтобы максимально информировать общественность, обозначать какие-то моменты, на которые сейчас в большинстве своем закрываются глаза и стараются не услышать, не понять.

Второй несомненно важный момент – это проблемы трасгендерных людей. Проблемы, связанные с оформлением документов после коррекции пола. Вопросы, связанные с тем, чтобы как можно больше помочь им найти свою реализацию в обществе и быть принятыми.

Абсолютно уверена в том, что в безопасности можно жить, только будучи открытым. И это не только личностная безопасность, это и моя ответственность, ответственность любого другого представителя сообщества за сообщество в целом. Чем более открытыми мы будем, чем более готовыми к диалогу с обществом, тем лучше, легче, быстрее нас будут воспринимать, понимать и слышать. Ибо нельзя обижаться на украинок и украинцев за то, что они не в курсе наших проблем. Пока мы с ними не разговариваем и не объясняем – мы не можем услышать ответы на эти вопросы.

У нас почему-то считается, что гей должен ходить с табличкой, обязательно в боа и стрингах. По таким принципам его можно как-то маркировать в транспорте, в метро, на улице, в магазине. Поэтому среднестатистический украинец говорит, что не видел геев никогда в жизни. Это, опять-таки, к вопросу об открытости. Бабушки у меня во дворе, с которыми я постоянно здороваюсь, которые знают кто я, более лояльно относятся к представителям ЛГБТ-сообществ, чем бабушки из соседнего двора, только потому, что это личное знакомство и личное восприятие. Я знаю очень много ребят, которые пошли добровольцами в АТО, причем сразу, ребят, которые были на Майдане. Тут надо понять, что представителей ЛГБТ-сообщества, тема евроинтеграции является, в первую очередь, темой личной безопасности. Когда ты понимаешь, что твоя страна идет либо на Запад – туда, где такие как ты в безопасности, туда, где такие как ты приняты, или она идет на Восток. Туда, где на данный момент принят огромный пакет законопроектов, который предусматривает и уголовную ответственность за то, что ты являешься членом ЛГБТ-сообщества, сейчас рассматривается законопроект о лишении родительских прав, в случае если один из родителей является гомосексуальным – все это не может не пугать. Соответственно, любой здравомыслящей человек делает вывод. Вывод, выбор и, в общем-то, примет какие-то активные действия.

Ни о каких особых правах речи не идет. Речь идет об обычных правах, социальных, экономических, которыми априори наделены все граждане Украины. Я, будучи гражданкой Украины, имея паспорт, хочу иметь возможность реализовывать то же самое, что реализуют все остальные. Мои возможности ни в коей мере не уменьшат возможности моего соседа, знакомого или даже малознакомого человека.

Что касается представителей сообщества, то я уверена, что как только мы сможем найти в себе силы объединиться, мобилизоваться и выйти на улицу, когда обижают кого-то из нас. Когда мы становимся свидетелями преступлений в отношении геев, когда мы видим какую-то несправедливость по отношению к человеку, которого уволили по принципу его сексуальной ориентации – мы должны объединиться. Как только этот момент сопричастности к чужому горю станет очень высоким, мы сможем каким-то образом противостоять всяким негативным явлениям и, как мне кажется, менять ситуацию в лучшую сторону.