Андрей Петах о пластической хирургии

Все шоу, программы, телевизионные и не телевизионные передачи, мастер-классы и семинары по поводу обучения или хирургической помощи кому-то всегда проводятся в рамках рекламы. Любой пластический хирург помогает людям избавиться от какой-то проблемы либо бесплатно, в плане гуманитарной помощи, либо за реальный бюджет. Тот человек, который это делает, – врач и ему не нужны эти шоу, программы, публичность. Он делает это, потому что должен, а все акции с показом – это всего лишь реклама. Поэтому модели отбираются по такому принципу: есть проект, собрали деньги для рекламы, для операций, нашли человека, который не против, чтобы его показывали публично. Операцию ему делают либо бесплатно, либо за полцены. Но это нужно рассматривать только как коммерческий проект.

Когда мы видим, что по телевизору женщину в сто килограмм делают Золушкой и все это происходит за один день, – это неправда, а если это правда, то это плохо. Потому что существуют безопасные рамки нахождения человека на операционном столе и это четыре часа. Поэтому, когда нам докладывают, что провели сложнейшую, супермощную и эффективную операцию, которая длилась двенадцать, девять, восемь часов, то нужно понимать, тот хирург, отвечающий за эту операцию, однозначно рискует здоровьем пациента. Мы должны понимать, что это уже неискренне и уже не медицина.

Дисциплины «пластическая хирургия» нет в учебной программе университета, но она и не нужна. Для того, чтобы стать пластическим хирургом нужно сначала получить хирургический базис. Необходимо уметь обращаться с тканями, понимать, как в них происходят процессы и иметь понятие патологической физиологии. Поэтому со школьной скамьи пластическим хирургом становиться не нужно. Сначала человек приобретает навыки и знания обычного врача, после чего он может выбирать специальность: хирургию, терапию, стоматологию еще что-то. Когда он получит знания, навыки и небольшой опыт в одной из специальностей, например, в хирургии, тогда он может становиться пластическим хирургом. Ткани и организм – это не пластилин, из которого состоит из человек. Навыки обращения с тканями, понимание процессов, которые проходят в ткани, отек ли это, воспаление, должны быть базисными для всех врачей. Когда человек в этом разбирается, он начинает изучать технологии проведения пластических операций, перемещение мягких тканей, объемов их фиксации и так далее.

Существует очень тонкая грань между тем, когда человек ошибся и когда отнесся к работе халатно. Хирург, врач не все может предугадать, например, как будут укладываться ткани, происходить воспалительные и восстановительные процессы. Поэтому никто из врачей, если он действительно врач, не будет изначально делать плохо. Он может ошибаться, от ошибок никто не застрахован.

В пластической хирургии было бы намного интереснее, если бы Ассоциация пластических хирургов, могла создать совет из ведущих хирургов, которых выбирает общество пластических хирургов, члены ассоциации, и они могли бы разбирать сложные случаи или случаи, когда человек чем-то недоволен. Понятно, этот совет должен иметь какое-то финансирование для того, чтобы разобрав ситуацию, сформулировав правильно требования, претензии клиента и выдать решение проблемы. Повторная ли это операция, или дополнительное лечение – это, естественно, требует каких-то средств. Мне кажется, что такого вида страхование могло бы быть правильным, приятным, а самое главное эффективным.

Лицензирование нужно везде, потому что недобросовестные люди есть всюду, не только в пластической хирургии. Клиенты и пациенты пластических хирургов тоже иногда бывают склонны к аферизму и надувательству. Любой хирург, который работает в пластической хирургии, имеет базисное образование врача и специализацию. Сегодня у нас в Украине проводится обучение на эту специализацию под эгидой и на базе программ, разработанных Ассоциацией пластических хирургов. Мало того, хирург, работающий в пластической хирургии, обязан ездить на конференции, выписывать журналы, чтобы видеть те статьи и те проблемы, которые освещаются сегодня. Таким образом Ассоциация назидательно сертифицирует своих членов, обучает их, или же они не пройдут сертификацию через определенный промежуток времени. Это и есть лицензирование. Кроме того, все клиники и врачи, которые работают с Ассоциацией, имеют лицензии, выданные и с периодичностью проверяющиеся Минздравом.

Мировые тенденции сегодня – это актуальность, востребованность и возможность проводить пластические операции активным людям, которые не имеют много времени для асоциальных периодов жизни, для того, чтобы прятаться дома. Поэтому тенденции простые: малая травматичность операций, реабилитация, мини-инвазивное вмешательство, минимум нахождения в стационаре. Года четыре или лет пять назад в Праге, на одном из мастер-классов, канадцы докладывали нам о проведении сложнейших операций по пластике передней брюшной стенки. Они делают это в офисном центре и у них люди уходят домой после операции. Тогда нам казалось это аферизмом, но на самом деле так работают очень много клиник во всем мире. Поэтому все тенденции, современные развития направлены на то, чтобы человека минимально выключать из активного способа жизни.

На съезде в Одессе в прошлом году я докладывал, что за два года сделал около десяти подтяжек лица, которые не требовали общего наркоза и нахождения пациента в стационаре больше, чем четыре часа.

Сегодня мы можем купить в Киеве Мазератти, Феррари, Мерседес – все, что угодно. Точно так же мы, хирурги, можем купить любое оборудование и работать на нем в Киеве, Украине. Поэтому сегодня рынок развит так, что никакой разницы в оборудовании, медикаментах, подходах и технологиях нет. Вопрос только в том, насколько хирурги закончили жить в ХХ веке, как часто они бывают за рубежом, встречаются с обществом пластических хирургов, которое двигает прогресс пластической хирургии, насколько они читают периодику. Да, она тоже дорогостоящая, нужно знать английский для того, чтобы читать ее. Но те хирурги, которые читают, общаются с мировым сообществом, могут производить все операции, которые производятся за рубежом.

Есть часть клиентов, которые знакомятся с хирургом по интернету, есть часть людей, которые созваниваются по телефону и приезжают непосредственно на операцию. Мне достаточно часто звонят из-за рубежа, потому что кто-то из друзей оперировался у меня. Но более правильно – это личное общение. Ведь как можно доверять врачу по телефону или скайпу? Профессионализм врача проверит очень просто. Нужно лишь посмотреть сколько раз за последние два года, на каких конференциях, съездах и мастер-классах бывал хирург. Если за последние два года у врача появилось два-три сертификата за рубежом из солидных форумов, этого вполне достаточно для того, чтобы доверять этому человеку. Потому что если человек ездит, то он слушает. Как бы он ни был ограничен, он услышит что-нибудь новое. Когда собирается съезд, конференция или симпозиум принципиально обсуждаются некоторые моменты. Первое – это осложнения и проблемы, второе – это новшества.

Итак, первое, что должен сделать клиент, – проверить, где хирург был и как регулярно. Второе – что он читает. Если у него в кабинете нет хотя бы трех номеров журнала «Пластическая реконструктивная хирургия», значит – это несерьезный врач. Второй журнал – это журнал нашего Всемирного общества ISAPS, членом которого я являюсь. Третье – где он публикуется, чем занимается в то время, когда не оперирует. Он должен интересоваться какой-то научной деятельностью, как-то развиваться, где-то публиковаться. Поэтому нужно спросить, где человек показывал свои результаты за последние пять лет, ведь это достаточно сложный труд и бывает не так часто. И четвертое – является ли хирург членом Всеукраинской ассоциации пластической и реконструктивной хирургии. Если все эти вещи соблюдены, то клиент может совершенно спокойно доверять этому врачу, но, подчеркиваю, главное – это личные взаимоотношения.

Сегодня пластическая хирургия доступна для широких масс. Любой уважающий себя, порядочный хирург, неважно, какие цены он называет за операцию, из чего эти цены сформулированы, делает бюджетные или бесплатные операции, потому что у всех есть члены команды, у которых есть семьи, эти семьи попадают в какие-то неурядицы, получают травмы. Кроме того, у всех есть знакомые, у которых, не дай Боже, проявляются дети с дефектами. Конечно, хирург не всегда будет покупать препараты для наркоза, платить за то, чтобы стирали белье или стерилизовали инструменты, но все члены команды, включая хирурга, ассистента, анестезиолога и операционную сестру, отказываются от гонорара.

Ценообразование зависит от сложности хирургического вмешательства и еще нескольких вещей. Пожелания клиента, ситуация, которая есть изначально, количество времени, приведенного в операционной, инструментов и дополнительных материалов, потраченных на операцию, хирургов, потраченное время на реабилитационный период – все это складывает бюджет операции. Обычно, этот бюджет складывается, в том числе, и из гонорара хирурга.

Сегодня существуют государственные учреждения, которые выполняют пластические операции, соответственно, у нас есть бесплатная пластическая хирургия. И люди, которые не имеют колоссальных средств для того, чтобы выполнить омолаживающую процедуру или увеличить грудь, губы уши, обращаются с какими-то врожденными либо посттравматическими дефектами в эти инстанции и получают помощь. Но материалы, которые необходимы для этих операций, не всегда могут быть в ресурсе государственного учреждения. Поэтому иногда нужно тратить на это деньги.