Андрей Длигач и Давид Арахамия о перспективах молодых партий

Естественно, победа на выборах будет не у одной политической платформы, потому что у нас сейчас очень кавантонизированное, рассыпанное, общество. Если у нас в программе десять пунктов, то каждый пункт делит общество на два, а если десять, то общество поделено на 1024 ячейки. Мы планируем ввести в новую Верховную Раду две новых партии. Одна партия буде концентрируется на социальных вопросах, другая – на вопросах малого и среднего бизнеса, экономических.

Андрей Длигач: Естественно, победа на выборах будет не у одной политической платформы, потому что у нас сейчас очень кавантонизированное, рассыпанное, общество. Вы прекрасно понимаете, что если у нас в программе десять пунктов, то каждый пункт делит общество на два, а если у нас десять пунктов, то общество поделено на 1024 ячейки. Соответственно, максимум, что ты можешь набрать со своей программой, – это одну десятую процента.

Давид Арахамия: То есть, «Рух за очищення» – это математически выверенный шаг?

Андрей Длигач. Это будет, в большей степени, разведено по нескольким направлениям. Конечно, в новую Верховную Раду очень сложно будет ввести две новых партии, но мы должны об этом говорить. Одна партия буде концентрируется на социальных вопросах, другая – на вопросах малого и среднего бизнеса, экономических.

Давид Арахамия: То есть, вы две партии будете создавать?

Андрей Длигач: Ну, не мы. Они есть. Их не надо создавать. Я категорический противник дополнительного создания партий. Есть прекрасная партия, которая уже существует. Вопрос только в том, что нужно консолидироваться, а партии – это не вопрос, а инструмент, и многие из существующих партий открыты для того, чтобы входить туда с программами, командами.

Павел Себастьянович: У партий же есть и свои программы, и команды, и идеологии?

Андрей Длигач: И все, представь, готовы сейчас консолидироваться на общих программах.

Давид Арахамия: Например, получилось у вас создать некую платформу, консолидировать продемократические силы, чтоб идти одним забралом. Теперь есть, с одной стороны, Опа блок, люди, сильно разочаровавшиеся, вспоминают, как было раньше, про курс доллара, они есть, и они говорят вещи, которые людям понятны и доступны, их хочется слышать. Далее, есть текущие правящие партии. Если про «Народный фронт» сейчас трудно говорить, учитывая, что у них нет рейтинга, то у ППП по-прежнему серьезный рейтинг, и они за это время, обе эти политсилы, стали самыми богатыми. Поэтому они могут себе позволить национальные компании, телеканалы, заклеить всю страну билбордами.

Павел Себастьянович: В том числе, и покупку партий.

Давид Арахамия: Да. То, каким образом сейчас можно выйти из этой ситуации, ведь, по сути, это стартап, который работает на олигополистическом рынке. И каким образом ему сегодня проявиться, чтобы он занял хотя бы какую-нибудь серьезную долю.

Андрей Длигач: Три инструмента. Первый инструмент – крупный, средний бизнес. Второй – это интернет, который становится гораздо более эффективным каналом.

Виктор Пузанов: Ты будешь людей за уши в интернет притягивать?

Андрей Длигач: Зачем? У нас только фейсбучной аудитории уже четыре миллиона человек. Это сила, которую не использовать нельзя. Все-таки, вменяемая была компания: возьми свою бабушку приведи ее на выборы, объясни ей что и как. Когда-нибудь это должно было возникнуть. Больше того, креативный класс уже готов.

Давид Арахамия: В Николаеве получилось. Пятьдесят тысяч перепостов и тому подобное.

Андрей Длигач. Это второй инструмент. Третий – это нетерпимость к коррупции и к тому, что происходит у нас в стране со стороны Запада. На Западе, если уже Блаттер и генеральный директор ОПЕК попадают под антикоррупционное расследование, то, как вы понимаете, под колпаком у Фатва все эти ребята. Мы должны наконец-то вместо дискуссий предъявить консолидированную команду с программой, лицами, планом действий Западу. Ведь нам от Запада нужна не финансовая поддержка, которую мы, естественно, не получим. Нам нужно только одно.

Давид Арахамия: Если захотим, то получим.

Андрей Длигач: Я считаю, что не это мы должны просить у Запада. Мы должны просить перестать поддерживать господ Яценюка и Порошенко, должны сделать видимость, что у нас есть какая-то коалиция, видимость легитимной власти. Нас все время обвиняют в популизме, ссылаясь на некий тезис, который называется «политическая ответственность». Если какая-то партия выиграла выборы, она является представителем народа. В любом развитом демократическом обществе, в тот момент, когда премьер-министр имеет отрицательный рейтинг доверия, когда партия имеет нулевой рейтинг, они уходят в отставку. Это и есть политическая ответственность.