Андрей Билоус о молодых режиссерах

Каждый год университет выпускает до 20 человек режиссеров. Разумеется, что необходимости в таком количестве режиссеров нет. Но здесь, к сожалению, срабатывает такая статистика: если с курса 1 человек становится режиссером, это означает, что курс был успешным. Все остальные разойдутся кто куда, будут искать свою судьбу где-то в других сферах. Это не только потому, что перед ними закрыты двери театра, хотя и эта проблема есть, а потому что они попробовали себя, и это оказалось очень тяжелой профессией. На самом деле, для того, чтобы создать спектакль, нужно иметь дар. И он либо есть, и университет каким-то образом помогает его взрыхлить, полить, прорастить, либо его нет. У одного из десяти он есть, и он станет режиссером. Остальные станут профессиональными режиссерами: они будут знать, как делаются спектакли, они смогут работать с актерами. Но вот той энергии космической, которая нужна для того, чтобы создавать мир — потому что режиссер создает какой-то неведомый мир, которого никогда нигде не было, он как демиург, как создатель, он должен из глины вылепить этих людей, вдохнуть в них жизнь, создать законы, по которым эта жизнь будет развиваться… Для этого в принципе не обязательно учиться — это либо есть, либо нет. А государственная программа, о которой я говорил, должна помогать режиссером. Должно быть понимание, что нужно развивать молодых режиссеров, что нужно, чтобы эта энергия, эта кровь бурлила в театре. Потому что именно эти люди еще хотят чего-то, они хотят жить, они хотят создавать. А люди, которым уже за 40-50, им уже хочется чего-то поспокойнее, чтобы их никто не трогал, у них уже все есть. Не на них строится будущее театра, а именно на молодых.

Во все времена режиссеров волнуют одни и те же темы: это любовь, смерть, предательство и так далее. То есть основные, ключевые моральные темы, которые всегда актуальны. Они берут классику, они находят там себя. Меняется только форма, а суть человеческая не меняется. Предательство не изменится — оно как было тысячу лет назад, так и останется. Главная функция искусства, в данном случае театра, – это передача во времени и пространстве эмоций и чувств. То, что чувствовал человек 2 тысячи лет назад, я благодаря искусству могу почувствовать сейчас. Как письменность передает информацию, так искусство передает эмоции и чувства. А эти эмоции за последние 20 лет не изменились, человеческие отношения не изменились. Каждый раз каждое новое поколение открывает их для себя заново. Человечество уже все знает про любовь, но каждый молодой человек, влюбляясь впервые, открывает ее для себя снова. Это вечный процесс, который будет идти по спирали, по кругу, но он никогда не закончится. Какой бы ни была наша форма жизни — будем ли мы разговаривать по телефонам или общаться телепатически, ездить на телеге или летать на космических кораблях, — это никакого значения не имеет. Человек остается человеком всегда.