Анатолий Ахутин: Как преподавать философию детям?

Мой философский учитель, Владимир Соломонович Библер, придумал именно проекцию философии в школу, причем в начальную. Опять-таки, здесь речь не идет о преподавании философии. Не саму философию, потому что она никому не интересна и уж тем более детям, а вот как это предполагается. Есть круг школьных предметов – арифметика, грамматика, история, литература и так далее, начинается урок в первом классе не с того, что я говорю, что ребята, есть такая вещь, как число. Число – это единички, они складываются, потом можно вычитать, делить и так далее – вот вам, пожалуйста, знания, умения, навыки. Пожалуйста, вот вам знания, надо уметь с ними обращаться и нужно это умение превратить в навык, чтобы это все автоматически делалось. Здесь школьное обучение ведется так, что первый вопрос не я, учитель, начинаю урок, рассказывая, пожалуйста, запомните, имейте в виду. А я задаю вопрос  первоклашкам, что такое число? Они все знают, что такое число, они достаточно развитые люди, чтобы знать, что такое число, но поскольку я их спрашиваю, и они могут отвечать, кто хочет, то сразу же становится видно, слышно, что ответ на этот вопрос не один, а несколько. Тогда погодите, а кто же прав из нас, оказывается, что и этот немного прав и этот, просто надо как-то уметь это сочетать. Дальше начинает развертываться разговор по поводу того, что такое число, и они просто учат по ходу дела. Я могу объяснить, что такое умножение, что такое деление и так далее, по ходу дела. Но это все в контексте совсем другом, а именно в контексте размышления о том, что такое число. Значит, это с самого начала обучение мышлению.
Вот сколько я живу, столько во всех газетах нам говорили, что нужно обучать мышлению, но как это делать, никто не говорит, дескать, само собой должно быть мышление. Так вот, пожалуйста, это просто технология преподавания или обучение мышлению. Само собой разумеется, что я могу просто сказать, что философия присутствует везде, чем бы человек не занимался, в той мере, в какой человек мыслит и не только мыслит, но и мыслит о том, как он мыслит, как он это складывает, о чем он мыслит. В школе это все вы ведете, я рассказал вам о том, как преподавать арифметику, положим, в первом классе, ни о какой философии речи нет. Что такое слово? Это я начинаю, там окажется, что нельзя преподавать грамматику в отрыве от литературы. Почему, потому что у нас предмет слово. Да, оно грамматически расщепляется, там есть фонетика, морфология, но оно бессмысленно, если оно не складывается в поэтическое слово, литературное слово, сказочное слово и так далее. Это первое требование к реформе школьного образования. Нельзя преподавать литературу и грамматику разным способом, потому что у нас предмет слово. То же самое история, то же самое природа и так далее. Это преподавание предмета, при этом развивается или разрабатывается мышление, в контексте мышления. И это только и значит философия. Не надо никаких имен даже, Аристотеля, упаси Бог, как там первоклашки об этом скажут.
Есть замечательная книга норвежского писателя, забыл фамилию, которая называется «Мир Софии», где автор показывает, что можно саму философию, не вот так, косвенно, как мы говорим, а саму философию, там десятилетняя девочка, ей таинственный адресат пишет письма, загадочные письма. Первое письмо она открывает и читает: «Ты кто такая?» – вопрос, который делает то, о чем я говорил, обращает внимание. «Я вся десятилетняя девочка», – она вся внимание, в играх и так далее, в школе учится и вдруг она слышит этот вопрос: «А ты кто такая?». «Кто я такая? Я девочка, такая-то такая, Софи меня зовут», – но вопрос уже никуда не денется – кто ты такой? А действительно, кто я такой? Дальше, эта книга достаточно объемная, она получает эти письма друг за другом и в этих письмах автор умудряется всю историю философии развернуть, но по делу вот в этих самых важнейших точках.
Я уверен и убежден, что вот этот оборот преподавания должен начинаться с первого класса. Маленькое замечание, очень важное – а почему не раньше? Потому что здесь уже работа психологов имеется за этим утверждением, что есть некий рубеж, есть понятие возраста, важнейшее понятие. Потому что мы все хотим как можно раньше обучать, чтобы эффективно что-то такое делать, но есть понятие возраста, это разработано психологией, так называемые зоны ближайшего развития. Что, к чему предрасположен этот малыш или кто-то постарше, есть предположение, что лет с семи примерно возникает такой рубеж, когда зона ближайшего развития – это именно мышление. Одно дело, я сознаю вас передо мной сидящей, а другое дело, я начинаю думать, что происходит, кто вы такая вообще. Это переключение на мышление. Вот это переключение на мышление – это и есть основание школы. Школа – это переключение на мышление. Теперь и мое мышление есть то, что будет там развиваться независимо от того, включаю я туда философию как таковую или  ввожу в дело только философский оборот всех предметов.