Анастасия Некрасова: “Учитель, дай ребенку посидеть под партой”

Это важно всем странам и всем системам – учиться друг у друга. Ключевое слово здесь, наверное, живая система – то, что живо,что само по себе учится, оно учится из среды, оно учится из своей внутренней среды. В Украине сейчас происходит такая творческая работа на разных уровнях, поэтому я бы перефразировала и сказала так: Украина учится, она уже учится. Другое дело, что сегодня мы будем говорить о процессах, происходящих в системе образования. Чтобы стать живой системой, можно учиться и нужно учиться у других систем, это оживляет процессы, это учит учиться, как дети учатся в школе, так и Украина должна учиться, и она учится у других стран, в частности.

Любая система образования, в любой стране – это подсистема, если взять саму страну за систему, общество, которое живет в стране, его потребности, его нужды, его чаяния, мечты. О чем люди мечтают, какой они хотят видеть свою страну, осознанно или неосознанно это закладывается в основы системы образования, потому что мы начинаем воспитывать, образовывать наших детей с раннего возраста, очевидно, имея какой-то образ того, как это будет выглядеть в будущем. Это первое.

Швеция, как страна, как система ценит людей, которые активны, которые умеют критически осмысливать то, что происходит для того, чтобы самому выбрать, сделать выбор в отношении своего будущего и в отношении тех людей, с которыми он общается или живет вместе, будь то семья, класс, школа, работа, страна. Критически мыслящие люди, которые сами могут делать выбор и одновременно заботиться обо всем обществе в целом. Для Швеции, например, это не секрет, очень ценны такие понятия, как демократия, права человека и право человека на самовыражение так, как ему этого хочется. Эти основные постулаты заложены и в систему образования, как следствие. Школьная система Швеции старается, чтобы уже с ранних лет человек учился критически мыслить, человек учился думать о других и одновременно думать о себе и учился думать о том, как его самовыражение может стать ресурсом для всех.

Тоталитарные системы очень просты по своему устройству. Сверху сидит тот, кто все знает, как должно быть, как этого достичь и он в одностороннем порядке, мягко или не очень мягко рекомендует, как это нужно делать. Поэтому учитель имеет у себя на руках как бы все, он знает, что ему делать, как ему делать, тут свободы нет ни у учителя, ни у ученика, ни у директора, ни у кого. В принципе, ему предписано, что ему делать и как делать. Если же школа ставит перед собой задачу воспитывать и образовывать людей с критическим мышлением, это априори не подходит. Этот способ образования подразумевает, что нет сверху никого важного, который знает, как это делать. Вот эта свобода, которая предполагает партнерство, потому что один человек никогда ничего не сделает, и шведы это очень хорошо знают. Вы знаете, как шведы хороши в командных видах спорта – это просто зашито в душу, это зашито в культуру, что ты ценен, как человек и одновременно ты член какой-то экосистемы, команды, и сила каждого должна использоваться для блага всей системы и всего общества, всей команды. Поэтому вопрос, чему учить, условно говоря, это учить демократии, критическому осмыслению того, что происходит, чтобы делать свой собственный проактивный выбор в соответствии баланса интереса с другими. А вот как это происходит, в принципе, это вопрос очень свободный. Если перевести сейчас на язык системы, то у нас в школе есть, разумеется, как в любой стране, закон об образовании, который написан максимум на пяти страницах, насколько я помню. У нас есть школьная программа, документ программный, которым руководствуется школа сверху донизу. В этом программном документе есть три основные части. Первая часть, в которой десять страниц, описывает общие ценности, ценностные ориентиры системы школы, те, которые я здесь упомянула, рассказывается, почему это важно, на тот случай, если кто-то еще об этом не знает. Вторая часть тоже очень краткая, там страничек девять – десять, которые описывают, как это можно делать. Здесь во второй части прописаны всего около семи или восьми принципов, которые у нас в школьной системе есть, которыми мы руководствуемся, там не прописано правил, инструкций, как таковых, но разъяснены принципы. Первый принцип как раз и заключается в том, что ценности являются приоритетом номер один. Второй принцип говорит о том, что в школе есть несколько движущих сил, и все они должны вместе работать для того, чтобы достигать этой благородной цели. Сюда входит и учитель, и директор, и родитель или другой опекун, и ученик. Пункт третий прописывает свободы ученика. Место ученика в продвижении этой системы, как раз этим шведская система отличается от украинской, что каждый ученик в шведской школе знает, что именно на нем лежит частичная ответственность по вопросу, как меня учить, если я учусь лучше так, то учите меня так. Если я учусь лучше через картинки, через музыку, если я не люблю сидеть за партой, а люблю лежать на матрасе рядом с тем, кто сидит за партой, я лучше так воспринимаю информацию, и лучше так, креативно работаю, то я имею право это высказать и вынести это на обсуждение, когда обсуждается вопрос, как сроятся уроки. Получается, что у каждого участника этой системы есть свои права и обязанности, есть своя степень свободы, и вот этим, наверное, и характеризуется шведская система.

Отдельно мне задают вопрос об оценке знаний и успеваемости, посещаемости, как у нас это делается. Так вот скажу, что вопрос оценки и отметки у нас считается вопросом номер семь, если идти по порядку этих семи принципов. Там, как и в любой порядочной стране, в системе образования написано, как оценивать. Оценки у нас начинаются с A, B, C, D, E, F, у нас как бы шестибальная шкала, F – когда ты не прошел, не сдал, а так по этим пяти буквам. Каждому учителю, а в этом и заключается третья часть нашего программного документа, где описаны критерии оценки качественные, но не количественные; 2, 3, 4, 5 – они качественные. На каждый из этих пунктов прописано, что человек должен уметь и уметь с этим делать. Если кому интересно, мы именно сейчас этим и занимаемся, шведские эксперты приглашены в Украину для того, чтобы поделиться опытом, как учителю работать в той или иной системе, как оценивать знания, умения, навыки, способности ученика, не давая ему при этом чисто количественных оценок. Тут у нас есть интересное поле для сотрудничества.

Наверно, нет такого понятия «типичная» шведская школа. Хотя многие из физических зданий, в которых располагаются шведские школы, они такие же точно, как и ваши. Зачастую, это не самые интересные здания, это то же коридор, это то же классные комнаты. Так как здания построены в 60 – 70-х годах, большинство из наших школьных зданий построены в 60 – 70-х годах, то учителям иногда бывает сложно сделать что-то такое магическое в этих школах. Поэтому приходится эту магию переносить внутрь классной комнаты, где ты действительно можешь что-то сделать. Обычно у нас в школе есть разные типы классных комнат. Есть классные комнаты, где стоят парты, обычно это квадратные парты на одного человека, мобильные, которые можно двигать, переносить, менять их местоположение очень быстро. Соответственно, пол у нас такой, который это все может вынести, нет лишнего стресса, что мы поцарапаем пол и придется все это ремонтировать, это учтено. Есть классные комнаты, где, например, есть мягкие подушки, мягкие кресла, где нет доски, где есть, например, поле, которое то пространство для визуализации, которое обычно на доске, представляет из себя доску. Есть разные типы комнат, есть всегда, обязательно комната для расслабления, комната отдыха, это всегда есть. Все учителя, все ученики в любой момент могут туда прийти и там просто-напросто развалиться и отдохнуть. Может быть, в отличие от ваших школ в наших школах не всегда присутствуют звонки, потому что продолжительность уроков у разных классов может быть совершенно разными. У нас есть уроки по 20 минут, у нас есть уроки по 40 минут, по 50, по 60 минут. Поэтому звонков каких-то в школе делать как-то и нецелесообразно, мы будем друг другу мешать, хотя бы из этих соображений. С другой стороны, это учит ученика самого активно знать и понимать, когда у него начинается урок, в каком ему надо быть классе, когда и люди двигаются по своим программам, не мешая друг другу и жизнь кипит. Ощущение, когда ты входишь в шведскую школу, что там все кипит, шипит и пузырится, при этом ты видишь, что люди продолжают жить своей какой-то жизнью, есть какая-то целесообразность в том, что они делают.

Знаете, что меня радует. Меня радует, что трансформирующаяся система, а именно задача трансформации ваша система ставит перед собой, она всегда открывается, она становится открытой, проницаемой для того, что есть и внутри и снаружи. 80 – 90-е годы, прекрасные годы, когда в Украине сформировалось некоторое количество педагогов-новаторов, которые пытались вынести, в частности педагогику партнерства как можно шире и внедрить ее в систему. Но тогда система была закрытой, сейчас эта система открывается. Первое, что мне кажется, Украина должна сделать, это посмотреть на то, что уже есть, а есть, это как раз то, что мы сейчас в Швеции вам сейчас рассказываем. Мы говорим о педагогике партнерства и ребята наши сейчас побывали в Швеции украинские, пожили, походили в школы, поняли, что это такое на своем собственном опыте. И мы видим, какие пласты педагогики партнерства, разработанные уже и в дидактику, в темы, в методы, в уроки есть и лежат где-то, используются где-то, может быть. Это все нужно сейчас вносить в саму систему, вот в чем я вижу вашу задачу сейчас. Так как система открывается, посмотрите, пожалуйста, на все те перлы, которые у вас есть, посмотрите, как оно работает на самом деле, если бы система была открыта и это было внедрено. Я вижу свою задачу, как представителя шведской системы образования, посмотрите, как оно работает, то, что у вас есть, но не используется.

Я бы хотела пожелать, чтобы вы все открыли глаза, уши и сердца и посмотрели внимательно с интересом на то, какие у вас есть ресурсы вокруг вас. Родитель, посмотри на ребенка не как на объект воспитания, а как на того, кто может воспитывать тебя. Посмотри на те ресурсы, которые ребенок несет тебе. Ребенок, посмотри, пожалуйста, на родителя не как на того, кто воспитывает тебя, а как на человека, у которого есть свои потребности, у которого есть свои проблемы, возможно, ты ему можешь дать больше, чем ты об этом задумываешься. Учитель, не думай, что на тебе все лежит на одном, у тебя прекрасные ресурсы. Посмотри на детей, загляни каждому в глаза, послушай внимательно, не говори «нет», «нельзя», «не сиди под партой», дай ему посидеть под партой, может именно там в нем проснется то, что нужно тебе для того, чтобы ты правильно, и хорошо, и радостно жил в школе. Министр, посмотри, пожалуйста, на те все ресурсы, которые у тебя есть в стране, не дума, что вся эта работа лежит на тебе. Нам, как министрам, свойственно искать экспертов, которые могут быть нам полезными, давать нам ответы. Эксперты могут нам дать какие-то советы, но мы все знаем, что иногда экспертные советы приводят как раз к закрытию системы, а нас, как министров, это очень мучает, потому что мы чувствуем, что наши системы мертвы, они не живые. Министры, подумайте о том, что кругом огромное количество живых ресурсов, которые могут вас вдохновить, а для этого надо немножко открывать. Может быть, в следующий раз в экспертную группу так называемую пригласить не только экспертов и не столько экспертов, сколько всех других детей, родителей. Вместе нужно строить живую систему.