Анастасия Леухина: “Нам нужно много маленьких историй успеха”

Аудио-подкаст:

 

Анастасия Леухина
о кризисе доверия

Я занимаюсь очень разными вещами, начиная от реформ полиции и заканчивая реформой здравоохранения и образования и пишу достаточно много. Я думаю о том, что все вещи, которые меня цепляют, так или иначе связаны с доверием, с градусом доверия в обществе. Мне кажется, что оно настолько низко у нас, что мы очень много энергии тратим на обеспечение своей безопасности, что мы не можем развиваться, двигаться и реформироваться.

Я впервые в 2014 году попала в Голландию, ездила на велосипеде с голландскими друзьями и заметила, что я постоянно ехала очень медленно по сравнению с ними. Ко мне подъехала моя подруга и говорит: «Слушай, чего ты все время оглядываешься, ну машины, они проедут, они побеспокоятся», а мне было так страшно, потому что мы здесь все время привыкли оглядываться и на велосипеде, и на машине. Когда я перестала оглядываться, я действительно очень сильно ускорилась. Это метафора про то, что мне очень хочется жить в стране не оглядывающихся велосипедистов. Потому что, на самом деле, когда тебе не нужно оглядываться, тебе важно доверять соседнему велосипедисту, автомобилю и так далее, что он о тебе позаботится. Когда мы оглядываемся, мы теряем очень много энергии. Действительно, если посмотреть на то, как распределен наш бюджет или те же затраты городов и просто у людей, очень много денег уходит на обеспечение какой-то базовой безопасности. На построение высоких заборов друг с другом и все эти ресурсы, по сути, могли бы пойти на наше развитие. Так мы просто замираем в этих заборах, консервируемся, но при этом у нас создается иллюзия какой-то безопасности.

Я не могу сказать, что я это глубоко исследовала, но мне кажется, что это связано с историей взаимодействия людей между собой и с тем, как мы привыкли друг с другом что-то вместе делать. Даже при том, что в Советском Союзе было много всего коллективного, все-таки коллективного действия и командной работы, как таковой, не было. Доверие возникает из отношений. У нас просто очень многие годы войн, разрух, коммунистического строя привело к тому, что мы не умеем строить отношения через работу и, наверное, иногда строим отношения через деньги и коррупцию. Если делать проекты и любые вещи, которые направлены на получение людьми позитивного опыта от совместной работы, то это каждый раз, капля по капле, будет повышать этот градус доверия. Но в любом случае, после Майдана есть достаточно много инициатив, когда люди пытаются делать что-то вместе и на микроуровне очень много позитивных, маленьких историй успеха. Это то, на чем важно фокусироваться нам сейчас. Важно много маленьких историй успеха, когда люди что-то делают вместе. Просто для примера, я являюсь одним из сооснователей образовательного уикенда «Дети. Образовательный эксперимент». Мы собираем родителей, детей, учителей, которые экспериментируют с образованием. Мы, когда первый год делали это с коллегой, думали о том, что было бы круто, чтобы люди увидели, что из сотворчества может родиться очень классный продукт. В прошлом году мы сделали уикенд для ста человек, одна из задач была показать людям, что в сотворчестве рождаются фантастические вещи, хорошие проекты, классные курсы, чтобы они этот опыт позитивный брали и переносили в свою жизнь. После этого мне было так приятно, потому что некоторые родители решали создать свой частный детский сад или частную школу, потому что тебе нужно очень много доверия, чтобы на такое решиться. Или одна мама говорит: «Мы как-то в классе думали о том, что нужно делать какой-то праздник, и мы думали все аутсорсить, все закупить на стороне», а я сказала после опыта Уикенда, что давайте мы все сделаем вместе. И она говорит: «Вот это опыт проживания, решения вместе проблем, планирование, достижение и организация. У нас такой классный праздник получился, как никогда». На самом деле этот позитивный опыт где-то накапливает энергию для того, чтобы люди пробовали делать больше и лучше.

Раньше и сейчас вам любой полицейский скажет, они уже заучили фразу про то, что доверие является основным критерием их работы и оценки, но на самом деле это очень практическая вещь. Ее сложно замерить, но качество патрульной работы и других служб тоже, качество расследования, качество информирования полиции о том, что происходит, быстрота реагирования очень часто зависит от того, как население относится к полиции, и здесь доверие играет очень важную роль. Потому что, если ты доверяешь, ты позвонишь полицейскому и скажешь, что что-то происходит. Если ты доверяешь, у тебя украли велосипед – ты позвонишь им и сообщишь об этом. На самом деле, если мы будем больше доверять полиции, очевидно, им тоже нужно заслужить это доверие, то она тоже сможет лучше работать, если захочет.

Мне кажется, что мы просто перманентно живем в кризисе доверия. Причем все, начиная от высоких затрат на оборону и на конфликт, который сейчас происходит на востоке и заканчивая построением огромных заборов между домами и просто очень больших трат на безопасность и низких трат на все, что касается социального человеческого развития. Все, что касается социальных услуг, образования и медицины, у нас полная диспропорция того, что важно. У нас почему-то сейчас очень важна закупка оружия, новых средств обороны и так далее, и у нас все приоритеты касательно социальных вещей и образования остаются внизу списка, и  это тоже мешает нам развиваться и идти вперед.

Нужно понимать, откуда берется доверие. Во-первых, доверие – это предсказуемость. Чем больше мы считаем человека предсказуемым, тем больше мы ему доверяем. Предсказуемость выстраивается только через долгосрочные отношения. Чем больше ты знаешь человека, тем больше ты знаешь, что от него ожидать. То же самое в работе с государственными институтами. Например, по опыту Минздрава. Недавно, я была одним из соинициаторов «Приказа об открытии дверей в реанимации» для посетителей и я просто следила потому, как мы продвигали Приказ, каким образом изменялся градус доверия между активистами и тем же Минздравом или депутатами. Сначала у нас было полное недоверие, никто никого не хотел слушать, все готовили свои проекты, и никто не хотел как-то меняться. Когда ты внутри, ты понимаешь, что качество тех же документов, идей и решений может возрастать, когда ты привлекаешь других людей к разработке этих решений. Каждый день, когда ты общаешься, первое правило – это много коммуникаций. Второе правило – это конструктивное отношение, это не про поругаться с МОЗом и не покритиковать его, это про то, что мы в сотворчестве должны принять какое-то новое решение. Третье правило касается инициатив широкого плана, когда нужно работать в командах с большим количеством людей, это выстраивание персональных отношений и, если тебе нужна помощь, то формулировка очень конкретных персональных запросов. Мне кажется, что мы очень привыкли выстраивать отношения оптом, мы хотим запостить одно объявление и чтобы к нам пришла вся помощь или организовать одну конференцию, чтобы у тебя выстроилась очередь поддержки, но эти контакты оптом не работают. Тебе нужно выстраивать индивидуальные отношения с каждым человеком, конечно же, это требует больше труда, больше времени и больше знания о том, что делают другие люди, но это невероятно работает. Общий пост и общая просьба о помощи имеет намного, колоссально во много раз меньше отклика, чем если ты каждому человеку персонально будешь писать, какая тебе нужна помощь.

То, что сейчас происходит на фронте реформ показывает очень четко, что даже если ты делаешь хорошую реформу, но недостаточно о ней коммуницируешь, то она обречена на провал. Приведу пример, я видела это четко с патрульной службой. Один из факторов успеха патрульных – это то, что у них был очень высокий конкурс на место. Соответственно, это позволяло выбирать более качественных кандидатов. Я когда наблюдала за этим, мне было очень интересно, от чего это зависит, почему в одном городе 30 человек на место, а в другом, условно говоря, 15 или 10. Я проследила очень четко, что когда Эка приезжала в город и общалась с журналистами, с местной громадой и так далее, коммуникации было больше, она больше объясняла, реально конкурс на место в течение нескольких дней сразу вырастал. Для меня это был посыл про то, что у общества есть запрос на понимание, на знание того, что происходит. Мне кажется, что сейчас очень многие государственные структуры, которые, в частности, проводят реформы, недооценивают важности коммуникации. Работа людей, которые должны писать аналитические записки, которые должны работать с медиа, очень часто недооценены. Хотя она должна быть одной из ключевых в реформе.

Очень часто для того, чтобы людям или организациям, особенно это я видела на примере организаций, чтобы им объединяться в одно целое, условно говоря, несколько партий в одну или несколько организаций, им нужно стать отдельной единицей. На самом деле, ты не можешь объединиться с кем-то, пока ты не станешь отдельной, самодостаточной единицей. Атомизация, которая происходит, достаточно естественна, потому что она позволяет индивидам, или группам, или организациям формироваться, как самодостаточным, независимым единицам. Потому что пока они не будут таковыми, им будет очень страшно и больно интегрироваться в какое-то большее целое, потому что они будут бояться сами себя в нем потерять. Но когда ты уже становишься отдельной единицей со своей идентичностью, со своими целями, со своими четкими параметрами работы, то тогда тебе намного проще взаимодействовать с другими, потому что у тебя выстроены определенные границы и рамки твоего существования.

Мы не можем просто стать больше доверять друг другу и государству, нам важны правила игры и, собственно говоря, реформы будут успешными, если они будут менять правила игры, а не просто законодательные акты или, условно говоря, одежду у полицейских. Важно поменять правила игры – это первое, а второе – это, наверное, все-таки больше про уважение, потому что, когда ты едешь в Голландии, то вопрос твоей безопасности как велосипедиста – человеческая жизнь и уважение к тебе, как базовая ценность других участников движения. Уважение к другим можно только через уважение к себе развивать, потому что, если ты сам себя не уважаешь, то ты и других тоже не будешь уважать.