Алексей Конашевич про электронную демократию и будущее государства

Я хочу рассказать о демократии. Об электронной демократии, хотя для Украины это явление безусловно, новое. На западе эти вещи стали очевидны и прижились в обществе, что воспринимаются как естественная составляющая. Что такое электронное управление и электронная демократия? Ответим на такие вопросы: государственное управление может быть недемократическим? Точно так же может быть. Соответственно, электронное управление это еще не означает электронная демократия. Электронное управление – это всего лишь инструмент, с помощью которого достигаются какие-то задачи управленческого характера.

Электронная демократия понятие более широкое, оно означает то же самое, что и демократия только уже с точки зрения применения электронных систем управления. Соответственно, если в обществе нет демократии, то мы не можем говорить об электронной демократии. И если мы стремимся к электронной демократии, то мы должны стремиться к демократии в целом.

С точки зрения инструментов: первое – это открытые данные, это основа демократии, потому что зная о том, что происходит у нас в государстве, каким образом себя ведут чиновники и какие решения принимают, на этом строиться народовластие. Второй пункт – это возможность людей принять участие, помимо того, что эти данные открыты в электронной системе, доступны, мы можем вступить в диалог с государством, например, с помощью электронных петиций, с помощью электронных консультаций, электронного диалога, форумов и так далее. И третье – это электронное голосование, электронные референдумы, электронные выборы. На самом деле сейчас понятие электронная демократия намного стало шире из-за интересных явлений, которые происходят в мире.

ПАУЗА

Я сейчас немножко отклонюсь от электронных инструментов и расскажу о таком явлении, как криптовалюта, которая стала известна под названием биткоин, что это такое и какое значение оно имеет в том числе для развития электронной демократии. Не так давно начало происходить такое явление, которое приобрело название криптовалюта ,основанное на технологии блокчейн. С точки зрения просто валюты как электронной наличности, оно не представляет особой значимости среди других виртуальных валют, да есть виртуальные кошельки, где можно провести транзакцию с кошелька на кошелек. Это вроде как в первой плоскости понимания. С другой стороны, за этой системой стоит нечто большее, нечто иное, чем просто какая-то очередная виртуальная валюта. Это система, которая действует, работает благодаря взаимодействию людей, не имеет никакого центрального управления с точки зрения самой структуры. У этой валюты, у этой системы нет собственников, у нее нет центрального управления, центральной власти, нет среднего управленческого звена, нет в принципе никаких координаторов, которые эту систему каким-то образом поддерживают. Многие, кто хоть чуть-чуть понимает в менеджменте скажут: «Ну, это невозможно. Невозможно поддерживать работоспособность большой структуры, масштабной структуры не имея управленческого звена». Да, если там 5-6 человек будет, такая группа может каким-то образом взаимодействовать не имея менеджеров, управленцев. А структура, которая насчитывает 5-6 сотен, тысяч или миллионов людей? На первый взгляд кажется нереально, для такой структуры необходима целая армия координаторов, для того чтобы эта система эффективно взаимодействовала. Так вот, впервые в истории такая система работает вопреки принятым представлениям о том, как должно быть организовано общество или как должна быть организована некая группа.

Это не просто какая-то группа, которая решает свои частные интересы, безусловно, каждый участник имеет какой-то свой частный интерес. Но с точки зрения объединения этой группы, она решает публичные задачи. Она решает вопрос общественного значения, потому что огромное количество людей объединилось и какую-то сферу своих жизненных взаимодействий, которые в привычном понимании выполняют государства, Национальные банки, банки и другие посредники, теперь они это делают без участия вот этих структур. Безусловно, там есть определенная конфронтация, с точки зрения понимания. Есть центральная власть, государство, которое якобы должно контролировать, и есть какая-то самоорганизованная структура, которая сказала: «Нет, подождите. Спасибо. Вы нам не нужны. Мы сами с усами». И получается, что есть конфронтация. На самом деле это естественный процесс, в психологии это называется инертность мышления, люди просто еще не способны осознать то, что происходит и дать этому адекватную оценку, начинают сопротивляться. Но в действительности это явление как раз более совершенно сточки зрения управленческих задач, нежели центральные власти, поэтому оно стало более успешным. Поэтому сейчас это сообщество говорит: «Мы сами можем организовать эффективно свое взаимодействие. Без участия центральных органов, без участия центральных властей».

Благодаря чему эта система стала такой совершенной? Благодаря тому, что применена технология, которая приобрела название блокчейн. Наверное, важно остановиться на главных аспектах этого блокчейна.

Первое – это взаимодействие людей. Каждый участник системы является частью этой системы и благодаря своему участию он поддерживает работоспособность ее. Прежде всего речь идет о том, что часть людей отдают свои компьютерные, вычислительные мощности в эту систему. Подключают свой компьютер без каких-то особенных специальных требований на вход, таким образом, для этой сети, компьютерной сети, предоставляют вычислительные ресурсы. Это первое – основа.

Второе – в этой компьютерной сети запущены алгоритмы, которые выполняют функцию вот этого управленца. Теперь решение принимает не человек, не субъективный фактор, а правила и алгоритмы, записанные в виде компьютерного кода, который исполняется на компьютерах этой системы. Если мы запрограммируем определенные задачи, то многие вопросы уже не требуют участия человека. Поэтому когда мы говорим об электронной демократии или электронном управлении, речь идет о том, что многие процессы управленческие нужно алгоритмизировать и превратить в компьютерный код. В исполняемый компьютерный код.

Уже на сегодняшний день можно говорить о том, что есть большая потребность внедрять такие технологии в регистрацию юридических лиц, физических лиц, предпринимателей. Эта система требуется, например, в сфере земельных правоотношений, там, где сейчас высокая степень коррупции, высокая степень влияния чиновника на процесс и успех этого процесса. Высокая степень бюрократии – сколько бумажек нужно вначале получить для того, чтоб совершить земельную какую-то сделку, сколько нужно потом произвести транзакций. От этого всего на сегодняшний день можно полностью либо частично отказаться. В идеале государство должно выполнять функцию не игрока, арбитра, наблюдающего, который просто контролирует процесс или утверждает некие стандарты, по которым этот процесс будет происходить. Все остальное может исполняться уже самоорганизованными, такого рода, как биткоин, блокчейн системами. Эта система, как мне кажется, в ближайшее время станет основой именно развития во всех странах, которые развивают электронную демократию, электронное управление. Сейчас уже видны примеры: на прошлой неделе Эстония заявила о том, что они внедряют это в систему нотариата, то есть нотариальные сделки уже можно будет совершать с помощью применения системы блокчейн. Мы знаем, что ведутся разработки по внедрению, в том числе, земельного кадастра, не у нас, к сожалению. И когда мы приходим к вопросу, что есть электронная демократия мы говорим, конечно же, и о прямой демократии, которая проявляется в виде голосования, в возможности отдать свой голос. Причем, который будет иметь юридическое значение, но также мы говорим об электронной демократии в контексте трансформации нашего общества из централизованного – в горизонтальные структуры, в горизонтальное взаимодействие. На эту тему очень интересно пишет Джереми Ривкин в своей книге «Третья промышленная революция». Это достаточно известный на западе ученый, его идеи, его концепция в Европе были не так давно приняты за основу. Он записывает каким будет наше будущее в ближайшие 25-50 лет. Как раз в основе этого является именно горизонтальное взаимодействие. Уже сейчас в экономической сфере, в коммерции задают тон именно горизонтальные структуры. Хороший пример – это такси «Убер», которое по всему миру распространено сейчас, таксисты в шоке, экспансия этой организации, которая тоже, кстати, построена на совершенно плоской, горизонтальной концепции работы, объединяет в себе и стала самой крупной коммерческой организацией в мире, которая не имеет при этом ни своих производственных мощностей, не имеет какой-то особой структуры. Так вот как раз эти плоские структуры доказывают свою работоспособность и эффективность по сравнению с центральными. Наверное, об этом я хотел рассказать с точки зрения электронной демократии.