Алексей Болдырев о лженауке

Мы поговорим о проблемах популяризации науки, о просвещении общества, о борьбе со лженаукой. Особенно в украинском обществе, в наших современных реалиях. У нас очень много, особенно в Украине, лженаучных воззрений на такую проблему как генетически модифицированные организмы. То страшное ГМО, которым всех пугают, но за этими страхами стоят, в основном, либо предрассудки психологического характера, либо некоторые люди, которые называют себя учеными, то есть занимаются, по сути, лженаукой, отстаивают какие-то вот такие взгляды. Как ни странно, у нас до сих пор популярна идея о том, что вирус иммунодефицита человека, который, как во всем мире знают, называется СПИД, его не существует. Эти люди также называют себя учеными, также говорят, что они проводят исследования, но на самом деле никаких исследований реальных экспериментальных теоретически за этим не стоит. Это типичная лженаука.

На самом деле, простого какого-то определения нет. Есть множество работ философских по методологии науки, которые определяют, ну если так просто сказать, то лженаука – это то, что называет себя наукой, но по сути ею не является. То есть не соответствует научному методу, не является верифицированным, проверяемым, является фальсифицированным, то есть нет возможности опровергнуть данную идею. Лженаука постоянно усложняется, усложняется, усложняется, и поэтому всякие новые определения сложные, которые появляются, лженаука учится их обходить. В общем, это такая самоэволюционирующая система, которая хорошо справляется с нашим сопротивлением ей. Как вирусы, как бактерии.

Природа ее, скорее всего, та, что в 20-м веке наука стала общественным авторитетом. То есть все, что ученые изучают, и публикуют, и показывают обществу – общество этому доверяет. Поэтому любая новая идея, которая входит в конфликт с тем, что показала наука, ее сторонники пытаются придать себе тоже ореол научности, дабы можно было противостоять устоявшимся научным взглядам. Общий вред обществу в целом, конечно, можно так абстрактно сказать, что вред обществу – всеобщий отказ от научного мышления, смешивание реального знания и различной рекламы, пропаганды, ну тем мы все страдаем, конечно. Но в некоторых отраслях, так сказать, в отраслях лженауки наблюдается и финансовый вред. Просто прямые экономические растраты. Когда человек говорит, что «я занимаюсь наукой, и я обещаю вам что-то сделать», например, очень известный случай это с торсионными полями в позднем Советском Союзе, потом это распространилось на Россию и частично даже на Украину, что можно создать генератор, который будет черпать энергию прямо из вакуума. Генералы Министерства обороны СССР когда- то в это поверили, вложили в это огромные деньги, естественно, никакого генератора не было создано – просто трата государственных денег. Но бывает еще хуже. Многие лженаучные идеи, они могут привести к заболеванию человека и даже к смерти человека. Упомянутые СПИД-диссиденты, они говорят: нет, СПИД не вызывается ВИЧ, поэтому не надо принимать никакую антивирусную терапию. Значит, эти люди просто умирают. Есть антипрививочное движение, которое тоже базируется, якобы, на научных источниках, но на самом деле, на лженаучных источниках. Речь идет о том, что человек не прививается сам, это полбеды. Но то, что он не прививает своего маленького ребенка, который находится под большим риском заболеть – это уже проблема. Недавние два случая полиомиелита в Закарпатье как раз связаны с тем, что уровень прививок у населения крайне снижается именно под воздействием лженаучной пропаганды.

Действительно, в Советском союзе были хорошие некоторые отрасли образования. В частности, техническое, инженерное – действительно довольно хорошее образование. При этом гуманитарное образование было уже слабее. Но и не надо вообще забывать о том, что всеобщая грамотность в Советском Союзе, а под ней подразумевается где-то 90 процентов населения умеющих читать и писать, была достигнута только к 1980 году. Для сравнения всеобщая грамотность в Германии, Великобритании была достигнута ста годами раньше. То есть, на самом деле, не такое уж у нас и образованное общество. С другой стороны, на самом деле, даже наличие знаний в определенных отраслях не защищает вас от доверия к лженауке, поскольку вы можете быть специалистом в одной области, но наука сейчас очень большая, и при этом не понимать самой методологии научного поиска и поэтому легко доверять лженаучным озарениям в другой области. Ну и плюс кроме рациональных вещей, есть иррациональные вещи. То есть после распада Советского Союза с его жесткой идеологией многие люди пребывали просто в растерянности. Им раньше навязывали одну идеологию, а теперь они могут свободно выбирать. Свободный выбор тоже играет с нами злую шутку, что делать?

В принципе, сейчас научной литературы, научно-популярной литературы довольно много. В Украине, конечно, с этим чуть посложнее, но вот сейчас ученые и Национальной академии наук, и университета стараются все-таки, в основном молодые ученые, стараются пропагандировать, популяризировать науку, разъяснять, как вообще делается наука, как отличить лженауку. В частности, вот мы с коллегами ведем сайт «Моя наука», на котором, собственно, и пытаемся развенчивать какие-то отдельные элементы. Плюс сейчас проводится много научно-популярных лекций. Ну нужно следить, конечно, чтобы это делали, в первую очередь, ученые. В ближайшее время будет серия лекций и демонстрация «Дни науки» ежегодно проводимая. Но, кроме всего прочего, когда вы даже читаете какую-то научно-популярную колонку в газете, журнале, на интернет-сайте, вы должны обязательно обращать внимание, можно ли из этой статьи, с этой страницы сайта пройти к первоисточнику. А первоисточник любой научно-популярной новости – это всегда реальное научное исследование, опубликованное в лицензированном международном научном журнале. Путем нескольких кликов через ссылки, через указание названия университета или института, где было сделано исследование, обязательно должно быть указание автора. По этим ссылкам можно пройти, и даже, если этот путь уже есть, вы можете уже быть приблизительно уверенными, что, скорее всего, так и есть. Конечно, лучше, если вы хоть чуть-чуть сомневаетесь, дойти до «абстракта» этой статьи, посмотреть. Владение английским языком, конечно, приветствуется.

Когда подписывается человек академиком – это еще не значит, что он академик. Очень просто это проверить – надо зайти на сайт Академии наук. В принципе, если говорить о медицине, у нас есть медики в составе Национальной академии наук и в составе Национальной академии медицинских наук. Надо пойти и просто поверить. Когда начинается «этот академик Международной академии информатизации, биоэнергетических наук» и так далее, понятное дело, что это все члены общественных организаций, которые просто себя назвали академиями. Или даже частные предприятия. С другой стороны, да, к сожалению, среди настоящих ученых время от времени случается появление лжеученых. Чаще всего с чем это связано? С тем, что наука очень большая сейчас, и ученый – он специалист в какой-то довольно узкой области. Время от времени он забывает, что за пределами этих областей он недостаточно компетентен, он, в общем-то, такой же простой человек, как и все мы. Поэтому если он об этом забыл, то он может легко в другой области сделать «открытие», так сказать, которое, естественно, является абсолютно лженаучным. За примерами далеко ходить не надо. Опять-таки в соседней России есть такой чудесный математик Фоменко. Он академик Российской академии наук, чудесный человек, он математик, он специалист в математике. И вот он полез в историю и придумал там целую кучу лженаучных теорий, о том, что, например, истории человечества тысяча лет, истории Японии не было, ну и, в общем, другие прочие глупости. Книжки хорошо продаются, поэтому он себя хорошо чувствует. С этим, конечно, нужно быть осторожным. Когда вы смотрите, что вам кандидат, скажем, филологических наук что-то рассказывает про лечение, скажем, герпеса или, там, еще какого-то вируса, понятное дело, что вы должны относиться к этому с сомнением. Такие случаи бывают. Для этого вообще создаются всякие комиссии по борьбе с лженаукой, которые, конечно, ругают за то, что они не дают новаторам прорваться вперед. Но, на самом деле, они выполняют эту функцию, просто даже собирая списки этих людей, которые сошли с пути науки. Вообще по-хорошему должны существовать сообщества научной журналистики – это люди, которые понимают основные принципы науки. Журналисты не обязаны разбираться во всех наших узких областях и тонкостях. Они должны понимать, по крайней мере, знать список основных лженаучных идей и должны понимать вообще, как отличить научные исследования от лженаучных. Потому что, действительно, обычному человеку, у него просто нет времени часто посидеть и разобраться. К сожалению, в Украине с научной журналистикой достаточно плохо, ее практически нет. Вот сейчас как раз мы, как ученые, проводим круглые столы с журналистами, пытаемся, как бы, создать ее заново и совпасть во взглядах, как науку нашу пропагандировать. И, к счастью, сейчас вот, буквально за последние год – полтора, интерес к науке, к научным исследованиям, к украинским ученым, к Украине очень сильно вырос. Это не может не радовать. Конечно, лжеученые будут тоже пытаться пользоваться этим интересом, и здесь уже, как бы, важно нам, ученым, отказаться от такой псевдотолерантности. Потому что ну как так – у него были раньше заслуги, а теперь он будет нам говорить о лженауке, но мы за его заслуги его простим. Нет, надо, конечно, говорить об этом. Ну из медийных персонажей у нас есть доктор Комаровский, который очень активно борется с лженаукой в области медицины. Я делаю все, чтобы больше ученых все-таки пришли к этому – к борьбе со лженаукой. К просвещению общества, в первую очередь. Интерес в последнее время стал выражаться даже не в абстрактных вещах, а в реальных финансовых вливаниях, потому что если еще года два-три назад мы проводили научно-популярные бесплатные лекции для широкого круга людей. На них, конечно, всегда приходили люди. То сейчас люди уже готовы платить деньги за то, чтобы послушать ученого о какой-то проблеме или просто с ним даже пообщаться. Возникает куча маленьких площадок, где люди приходят и готовы распрощаться даже со 100-150 гривен. Еще два года назад это был немыслимо.