Александр Верголяс о технологиях информационной войны

На востоке Украины происходит антитеррористическая операция, но Украина еще и находится в состоянии информационной войны. Это даже не гибридная война, потому что термин «гибридная война» был внесен в средине прошлого века американскими военными, когда они начали компанию во Вьетнаме. Тогда они совокупили технологии войны непосредственно на поле боя и массированно бомбили своего противника информационно. Идея Новороссии, ДНР появилась задолго до 2014 года, еще в 2008-ом. Те, кому интересно, могут посмотреть, кто был у нас главой СБУ в это время и сделать выводы по поводу 2014 года.

Во время информационной войны, главная задача агрессора – это сломить жертву, чтобы она перестала сопротивляться. Одним из инструментов такого рода деятельности являются специальные информационные операции. Что такое СИО, она же специальная информационная операция? Это комплекс мероприятий, направленный на целевую аудиторию, который отбивал бы или наоборот мотивировал к тем или иным действиям, которые выгодны агрессору. Если говорить про современные специальные информационные операции, то они направлены на то, чтобы сбить целевую аудиторию с правильного пути и начать верить либо агрессору, когда некоторые политические партии пытаются обелить Российскую Федерацию во время этой войны и перенести ответственность на теперешнее правительство. Помимо того, что идут отдельные вбросы, акции информационного влияния, проводится комплекс информационных операций. СИО состоит из четырех этапов. Первый – подготовительный, когда организаторы определяют, что мы, кто мы, какие у нас ресурсы, цели и так далее. Второе – информационный. Это создание или выбор действующего повода, который является триггером ко всей операции. Если мы говорим, например, про август 2008-го года, агрессию России против Грузии, то там этим поводом был обстрел миротворцев. Итерация потом исчезла и появилась версия про то, что грузины первые начали бомбить Цхинвал. Третий этап – это закрепление. Если вернуться к 2008 году и вспомнить новость о гибели российских миротворцев, около 20 человек, окажется, что потом эта информация просто исчезла, вы даже не увидите список имен погибших. И последний этап – выход, когда идет либо разоблачение операции, либо просто моментально обрывается информационный поток.

В качестве одного из примеров украинских СИО, можно определить операцию «Гюльчатай», центр «Миротворец». Тогда, после убийства Бузины и его коллеги, на сейте «Миротворца» было размещено портфолио убитых и прошел вброс через российские СМИ о том, что все, кто находится в базе «Миротворца», – под угрозой, их могут убить. Эта база была скрыта за интерфейсом сайта, и чтобы понять, кто там есть, нужно вбить себя в поиск. И в результате того, что все будущие сепаратисты вбили себя в поиск, администраторы «Миротворца» получили новую базу, людей, которых нужно искать путем OSINT. Вот вам и пример. Первое – подготовка, мы не знаем, как готовились «миротворцы». Второе – информационное использование повода, то есть убийство Бузины. Третье – закрепление, когда все ломанулись себя проверять. И четвертое – это то, когда людей отблагодарили за то, что вбили себя в поиск. Это классика информационной операции.

Если мы говорим про более свежие события, то можно вспомнить серию скандалов с украинским оружием. Это «Кольчуга», «Фаина» и «иглы» для ИГИЛа, которые нашли на Ближнем Востоке. Общая цель этого была дискредитировать Украину как страну, которая торгует с террористами. В одном случае это был Ирак, в другом – пираты, в третьем – ИГИЛ. Мы не знаем этапа организации, как они к этому шли, информационный этап начался, когда внезапно нашли кучу оружия, с которым непонятно что происходит. Если мы говорим про «Кольчугу», то там всплывают кассеты Мельниченко, который говорил, что Украина торгует оружием с Ираком, а мы вспоминаем, что с 2001 по 2002 года это была компания Америки и союзников против Саддама Хуссейна. Вброс, максимальная раскрутка, закрепление состоялось тогда, когда начали говорить, что Кучма лично чуть ли не вез через границу эти несчастные «Кольчуги». Второй вариант истории был такой, что Украина пытается отмыть оружие и продать его террористам. Последний вариант, если мы говорим про ПЗРК для ИГИЛа, – это попытка связать Украину с террористами. Если мы говорим про информационные войны, то они состоят из информационных кампаний. Один из элементов кампании России в Сирии – это попытка сказать, что Украина поддерживает терроризм, это один из элементов многослойной кампании. И пошел вброс. Нашли «иглы», связали их с Украиной, но как только попытались докопаться до сути произошедшего оказалось, что фотографии, которые выложили в сеть, вообще не украинское ПЗРК, а китайское. Эти кадры нашли не с места обыска, но кого это волнует, сам факт уже есть. Если связать все это в одну линию, то и «Кольчуги», и ПЗРК, и «иглы» – это общая кампания, тенденция по дискредитации Украины.

Если говорить о более животрепещущих темах для Украины, то это, например, убийство Гонгадзе. Много кто ставил Кучме острые вопросы, но так получилось, что убили именно его. По ликвидации Гонгадзе, появлении всем известных записей тоже было определенное мероприятие. Потом Украина стала без Кучмы, произошел рост оппозиционного настроения, переход будущей оранжевой команды из власти в про оппозицию, рост рейтинга Тимошенко.

Если говорить с точки зрения истории, получается, что информационный повод, в виде записи кассет с разговорами Кучмы, 2000-2001 год, когда поздний Кучма пытается лавировать между западом и востоком, полностью уводит его на Россию. Он стает неприкасаемым на западе и единственный, к кому он может пойти – это Россия. Он разворачивается на Россию и начинается компания «Украина без Кучмы», раскрутка оппозиционных настроений, и через два года мы имеем Оранжевую революцию. Дальше вписываем скандал с «Кольчугами» и Тимошенко. Потом происходит снятие уголовных дел с Тимошенко, рост ее популярности в Украине. 2014, 2015 и 2016 года уже связаны с Савченко и, если мы говорим о Савченко как элементе спецоперации, тут существуют несколько направлений. Начнем с того, что господин Фейгин, один из адвокатов Савченко, в 90-х годах воевал в Сербии. До этого он был молодым политиком и симпатизировал «правым». А если мы говорим о конце 90-х, то кто тогда мог отправить человека в Сербию, вернуть его оттуда и дальше запустить его карьеру. Он десять лет был заместителем мера города Самары, в России, потом в Москве в течение десяти лет. Таким образом, у нас получается некоторое наслаивание самого господина Фейгина.

Есть еще второй вариант, как используют Савченко. Например, буквально сегодня утром появилась информация о том, что россияне готовы обменять Савченко. Но на кого? Человека, который торговал оружием, взяли в Штатах, второй человек – это наркобарон, которого тоже арестовали в США, третья группа лиц – это шпионская сеть. Если мы говорим о Россию, то вполне вероятно, что конечным итогом было вытащить из тюрьмы в Штатах нужны людей, шпионов. Если мы говорим про окружение Юлии Владимировны, то это просто попытка заработать на ситуации с Савченко определенные баллы. В 2014 году, когда все только начиналось, Юлия Владимировна говорила на Майдане: «Я сделаю все, что можно, для освобождения Надежды». Проходит два года, тот же Майдан, та же Юлия Владимировна, которая на этот раз говорит, что власть ничего не делает для того, чтобы освободить Надежду. Но никого не волнует, что Тимошенко два года была в коалиции, что ее выдвинули в международные организации, чтобы она была там представителем, дали иммунитет. Таким образом мы имеем уже две фигуры, которые крутят Надеждой, как только могут. И то, что обе стороны крепко завязана на одну структуру, название которой мы не будем говорить всуе.

Если мы говорим о более масштабных проектах, то поток беженцев из Сирии тоже можно объявить определенным комплексом спецопераций, ведь и до этого было очень много беженцев из Сирии, но основной информационный поток людей, которые уезжают из этого региона, начался в период активных боевых действий со стороны Российской Федерации. То, что после начала боевых действий в Сирии идет массовое переселение людей – это не совпадение. Европа приняла на себя не больше, чем треть всех беженцев из этого региона. Основная часть людей бежала в Турцию и Ближний Восток. А нам подают, в том числе и наши украинские СМИ, что чуть ли не вся Сирия взяла вещи в руки и побежала в Европу, что за 2015 год порядка одного миллиона человек выехало из региона в сторону Евросоюза, и три миллиона осело в Турции, Ливане, Египте и других странах. В несчастном Ливане, где практически треть населения – беженцы из Сирии, из региона. И нам не говорят, что там какая-то гуманитарная катастрофа.

Как мы можем защититься от этого, какова роль во всем этом простого украинца? Первое – это информационная гигиена. Не смотреть всякую фигню, не слушать, не репостить. Второе – это всегда сохранять спокойствие, потому что вывод человека из равновесия, попытка вызвать эмоции является ключевой функцией любой операции. Это происходит, только когда человек выходит из состояния равновесия, начинает нервничать, агрессивно вести себя по отношению к другим людям, уходит в глубокую депрессию. Также очень важно то, что делает человек. Мне не понравился эпизод с Майданом и Савченко, когда говорили, что все должны выйти на Майдан поддержать Савченко. У меня тут же возник вопрос, а что будет дальше, после того, как все выйдут, чего они хотят этим добиться? Они, фактически, начали давить на Порошенко. Да, он не ангел, но если мы проводим обмен Савченко, то на кого, на что? Фейгин сказал только про то, что будет обмен исключительно на замораживание конфликта на Донбассе и сухопутный коридорный Крым. Вспоминаем, где был Фейгин, вспоминаем его прошлое, на кого он работает и всем все понятно.

Так же мне очень не понравился, что сестра Надежды обращалась к европейским политикам с украинских телеканалов. Нет логики. Идет лишь нагнетание. Туда же мы добавляем ситуацию с максимальным количеством вбросов о рейтинге Тимошенко, «Батькивщины» и рассказами, что нужны перевыборы. А теперь разберем всю эту ситуацию на четыре составляющие. О подготовительном этапе я не могу ничего сказать, так как не состою в штабе «Батькивщины». Следующим этапом идет информационное освещение суда и приговора. Во время закрепления идет вброс соцопросов, обращение к людям, надрывный разговор Юлии Владимировны на Майдане. И потом следует попытка надавить для проведения досрочных выборов в парламент. Ведь уже за три недели до всего этого безобразия Юлия Владимировна сказала, что уже 22 дня коалиции в Раде не существует Петр Алексеевич должен распустить парламент. Я не исключаю, что все это мои догадки, но при сведении всех факторов воедино мы получаем именно это. Поэтому подытожу, что человек не должен выходить из равновесия, а должен всегда оставаться спокойным, не читать, не видеть, не слушать.

Если мы говорим о роли государства во всем этом, то не бала выстроена адекватная система пропаганды и контрпропаганды. Да, был создан МИП во главе со Стесем, КПД которого ноль целых ноль десятых в периоде. Был выбран от «Свободы» в Госкино, и я думал, что будет взрыв патриотически фильмов, будут сниматься сериалы кроме «Гвардии», в итоге, самый патриотический фильм, который вышел в это время, был «Нескорена» про выход советской армии из Крыма. Все. Государство полностью дистанцировалось, вольно или невольно, от реального управления информационной политикой в стране, и сейчас все держится на блогерах. Мне не понятно, почему так получилось. Если мы говорим о контрпропаганде. На себя это взяли некоторые олигархи и телеканалы «1+1» и ICTV со своими передачами. На государственном уровне ничего этого не сделано. В качестве итога скажу следующее: зберігайте спокій та чистіть кулемет!