Александр Верголяс о сексе, смехе, панике, истерике и других способах нами управлять

Прошлый раз мы говорили про то, что такое СИО, с чем его едят, чем занимаются и какой основной элемент такого мероприятия. Мы остановились на том, что основной задачей СИО является вывести человека из эмоционального равновесия для того, чтобы он или она, или они сделали или не сделали то, что нужно или не нужно организатору.

Само искусство СИО, информационного влияния перешло на научные рельсы где-то до 40-х годов, когда в Америке было основано несколько научных и не очень организаций, которые занимались тем, что просто, грубо говоря, брали человеческое сознание, распиливали его и видели, как и на что человек влияет. Это можно сравнить с тем, как лягушку препарируют, подают напряжение, какая лапка дергается. Первые такие эксперименты были в средине 30-х годов, когда поставили на научные рельсы, начали проводить научно обоснованные тесты, показывали разные картинки, смотрели, как люди на это реагируют, и ко Второй мировой войне был уже сформирован определенный базис, определенные принципы ведения информационно-психологической борьбы.

Если мы говорим про рекламу и про информационно- психологическое влияние вообще, можно выделить несколько основных принципов, каким образом пытаются людей вывести в определенное состояние. Это темы и кейсы. Первое, самое популярное и самое простое – это секс. Если мы говорим про рекламу – это демонстрация для мужчин определенных конечностей или частей тела женщины, если мы говорим про женщин – это полуголый лесник, лесоруб, это самый простой пример, который можно вспомнить. Дальше, если мы говорим про секс в политике, то это случайная демонстрация определенных частей тела или подчеркивание тела женщины. Или, допустим, человека выкинули со второго этажа, он начинает демонстрировать свой торс, это я сейчас говорю не про президента Российской Федерации, а про одного из недавних кандидатов в президенты Украины.

Вторая тема – это страх. Страх может быть любой, начиная от элементарного инстинкта самосохранения до боязни быть нереализованным, непонятным и так далее и тому подобное. На этом играют, если мы говорим про рекламу, самые распространенные ролики – это дезодоранты Акс, страх мужчины быть невоспринятым, непринятым женщиной и использование какого-либо предмета для привлечения внимания. Это, если мы говорим про политику или про боевые действия, то информация про то, что где-то кого-то убили, убили большое количество людей, «патріотів зливають в казанах». Или, если мы говорим про распространение слухов, то целую бригаду кастрировали чеченцы и так далее и тому подобное – это игра на чувстве страха.

Дальше мы говорим про смех. Смех – это второе чувство после страха, которое более просто запоминается, уходит глубоко в подсознание. Все помните фразу «а ты налей и отойди». На таком элементе юмора оно осталось, даже если не помнят о чем идет речь, то сама фраза уже осталась. Если мы говорим про политику, про информационное влияние, то когда определенную вещь высмеивают, о ней шутят, то это может быть инструмент защиты, когда в определенные острые моменты они сглаживаются и люди смотрят на проблему с другой стороны. Либо, наоборот, в качестве инструмента атаки, когда нужно кого-то высмеять, унизить.

Следующий инструмент – это сенсации. Сенсации есть и во всех предыдущих пунктах, но отдельно мы говорим про то, что у человека вызывает определенные эмоции, которые не связаны со страхом или другим чувством. Например, тот же кейс с офшорами президента. Там нет ни страха, ни секса, никакого негатива, но сам факт, что вдруг президент во время, в трактовке «Громадського», боевых действий открывает офшоры за границей, выводит миллиарды долларов. И картинку: бойцы ходят в чем попало – это является классическим, можно сказать, эталонным примером использования темы сенсации.

Недалеко отходя от этого, тема денег. Если мы говорим про рекламу, то тема денег как таковая циркулирует в рекламе класса лакшери. Когда человеку нужно или утвердиться или самоутвердиться, или показать другим, что у меня есть куча бобла, смотрите, какой я крутой. Чаще всего это мы говорим про Apple, старый Apple, когда еще айфоны были в верхней ценовой категории. И это было доступно только людям, у которых статус, деньги, и люди хотели подтвердить свой статус или деньги.

Все это работает только тогда, когда рекламисты или технологи прорабатывают целевую аудиторию, прорабатывают все темы, которые могут касаться психологии человека. Нельзя просто показать сиськи в экране, тема не взлетит. Если эти сиськи показать красиво, в действии и к чему-то привязать, на это наложить аудио, видео, и если есть возможность тактильного ощущения, говоря про рекламу в магазинах, то это срабатывает еще лучше. Таким образом, хочу перейти к тому, что люди воспринимают информацию через несколько источников – это визуальный, аудиальный, тактильный, обонятельный и так далее. В инструментах специальных информационных операций и информационно-психологического влияния, в первую очередь – это аудиальный, когда люди слышат о чем-то. Тут уже включается и ритмика, и тональность и так далее и тому подобное. Например, недавно я был под Верховной Радой на митинге «Азова», там использовали музыку, использовали барабаны, и все это было накручено на определенное настроение людей. Таким образом, я не говорю, что людей вводили в состояние транса, но близко к этому. Дальше – это визуальный, самый первый, самый примитивный инструмент, который начало использовать человечество для борьбы с себе подобным, без использования оружия. Это когда доисторический воин разрисовывал себе лицо устрашающими картинками, когда надевал на себя голову гепарда, для того чтоб устрашить человека. Видео, аудио являются базовыми пунктами потребления или впихивания информации в человека.

После того, как я подвел определенную теоретическую базу, я хочу привести некоторые практические примеры. Например, в кампании, в которой играли сугубо на эмоциях, а именно на панике. Например, пандемия гриппа в Украине, когда люди сметали все, что только можно, и туда вливались определенные информационные ресурсы в плане поддержки этого страха. Потому что люди покупали все, начиная от чеснока, заканчивая тамифлю. В первую очередь, тамифлю по бешеным ценам, через третьи, четвертые руки, покупали даже просроченное, даже тогда, когда тамифлю уже не мог действовать. Они покупали уже плацебо, покупали за большие деньги, были драки, и на этом некоторые люди с бубликом на голове хорошо поднялись, как материально, так и политически.

Второй вариант – это гречневая паника. Когда люди стали покупать гречку только из-за того, что она стала дороже, а стала дороже потому, что люди стали ее усиленно покупать – таким образом, получился замкнутый круг. Тогдашнее правительство сбило накал только тем, что начало импортировать гречку из Китая. Только благодаря этому определенный эмоциональный накал ушел вниз. Почему-то не было ни одной паники связанной с макаронами, например. Вот это реальный продукт, который может храниться долго, если он в сухом, темном месте, он не покроется мошками, его не съедят жучки. Кому тогда было выгодно?

Третий пример панических настроений – это был вопрос с долларом. Все видели, когда доллар зашел за тридцать, когда банки лопались один за другим, или в 2008 году, когда доллар поднялся с четырех до двенадцати, а потом остановился на восьми. Люди покупали валюту за последние деньги, пытаясь как-то себя защитить. В итоге, вместо того, чтобы купить себе хлеба, покупали доллар, а когда доллар упал, они стали его продавать, и в результате кто-то кого-то, мягко говоря, обманул.

В ситуации 2014 – 2015 годов, если мы говорим про валютную панику, то очень хорошо сыграла одна газета, не буду называть название, начинается на «Ве», заканчивается на «сти». Это ежедневная газета, которая возле каждого метро распространялась и давались и комментарии негативные, и использовался тот же визуальный канал, когда людям внушалась паника про то, что завтра доллар будет по 40, сейчас его нужно покупать, пока он по 25. Завтра он будет по 50, нужно брать, пока он по 30. В результате на этой волне он дошел до 35, спустился вниз и те, кто покупал его по 35, думая, что он будет по 50, оказались ни с чем. Оказались у разбитого корыта. Я, кстати, могу сказать на личном примере: мой товарищ реально задумывался вложить, он хотел взять кредит в банке, купить доллары, потом доллар продать и вернуть кредит, но я его отговорил, потому что тема не взлетит, завтра доллар упадет. Он, конечно, упал не завтра, но доллар просел. Кстати, очень интересна сегодняшняя ситуация, когда гривна укрепилась, сейчас доллар уже ниже 25 в обменниках, даже в центре города, и об этом никто не пишет. Но стоит только гривне упасть на три копейки, все заголовки: “ Гривна упала!”, и начинают строчить всякие эксперты, что до конца года будет по 40 гривен.

Три примера, которые я представил. Отдельно стоит сказать про попытку завести панику гриппа в 2015 году, когда каждый день говорили, что в какой-то области погиб еще один человек, власти скрывают. Или, например, был слух, что целый город, областной центр закрыли на карантин, потому что там полгорода вымерло на корню. Попытка была, по разным причинам она не взлетела. Может быть из-за того, что были другие проблемы на тот момент, пострашнее гриппа, или просто народ понял, что уже этим не напугать, но как минимум попытка была и, слава Богу, что она не взлетела. Это, если мы говорим про панику, про страх. Если мы говорим про элемент сенсации, то буквально на прошлой неделе была ситуация, когда глава фракции «Самопомощи» Березюк, заявил, что Порошенко ветировал закон про снижение акцизов. Перед этим канал «1+1» господина Коломойского, одного из спонсоров «Самопомощи», если не спонсора, то как минимум близкого коллеги этой партии, в течение месяца, как минимум, прокручивали то, что за рубежом дешевле. То, что «злочинна влада грошима набиває свої гаманці за рахунок бідних громадян України» и так далее и тому подобное. Забывая о том, что такие акцизы ввели регионалы, которые сейчас в партии «Відродження», которая является ситуативным союзником господина Коломойского. В итоге пошла волна этой сенсации, этой ненависти. Я даже помню в паблике канала «24» была фотография: Порошенко стоит плечом к зрителям, смотрит на него, и подпись: «Порошенко вітував закон про зниження акцизів і дивиться на ту реакцію». Когда все поняли то, что господин Березюк соврал, он сказал: «Ну да, мы это сделали, но мы это сделали для того, чтобы напомнить власти, что будет, если они поведутся на требования олигархов». В итоге пока что закон не приняли, потому что депутат из «Відродження» подал постанову про отмену закона. Не было вето, но как говорится «ложечки нашлись, а осадок остался». Это второй пример, когда мы говорим про сенсацию.

Если мы говорим про реальные боевые действия, то в первую очередь, говорится про страх, про то, что бросайте оружие, либо мы вас всех кастрируем, либо еще что-то с вами сделаем, проведем над вами страшные эксперименты. Вставляли в это все картинки немецких ученых-медиков, которые проводили страшные эксперименты в концлагерях. Какой вывод я хочу из этого сделать? То, что будьте спокойны, не ведитесь на панику. Соблюдайте информационную гигиену. Если вы увидели, что что-то где-то вбрасывается, видите какой-то левый абсолютно вброс из какого-то сливного бачка, даже «Зеркало недели» минимум трижды вбрасывало информацию про план Путина, план Мореля, еще какой-то забористый план, из которых ничего не взлетало. Но люди продолжают, извините, это хавать, как наши северные соседи, с лопаты и продолжают в это верить.

Вопрос, почему люди ведутся на негатив, почему люди ведутся на зраду? Дело в том, что человеческая культура, человеческая цивилизация исчисляет всего лишь пять – десять тысяч лет. Как таковая, цивилизация появилась только тогда, когда одна обезьяна взяла палку, заставила другую обезьяну работать. Это стало сравнительно недавно в историческом летоисчислении, и люди до сих пор воспринимают негатив только с целью самосохранения. Что-то хорошее очень быстро забывается. Запоминается только все плохое, потому что это заложено природой, инстинктом выживания. Когда человек переживает какой-то негативный опыт, он видит, что будет то же самое, он пытается его обойти. Да, были провалы, были неточности, были ошибки командования в зоне АТО, но они были ситуативные, они были в первую половину компании. Потом, когда научились воевать, когда пришли боевые командиры, а не паркетные генералы, ситуация несколько изменилась. Но то, что я говорил по поводу «ложечки нашлись, а осадок остался», осадок в виде того, что есть зрада, что «патріотів зливають в казанах», и сейчас перешел из плоскости военной в плоскость политическую. Нюанс заключается в том, что люди творят сами, либо им творят кумиров и до последнего держатся за то, что есть какой-то мессия, который к нам придет и спасет. С этим можно провести определенную параллель, когда прошел развал идеологической системы Советского Союза, и люди начали верить во всевозможные «Белые братства», другие нехорошие вещи только потому, что их система ценностей разрушилась и образовалась пустота. Сейчас у нас произошло то же самое. Какая-никакая, 22 – 24 года существовала определенная система ценностей, у нас были явные друзья, у нас были явные враги, у нас были свои кумиры. И когда произошел слом после Майдана, образовалась определенная пустота. Идеологическая пустота, культурная пустота, которую пытаются заполнить иногда искусственно, иногда осознанно, но не системно. Даже если мы говорим про смену названий улиц или городов, то нет системы. Начинается какая-то белиберда, обрезается просто кусок в названии города. Если мы говорим про идеологию, то она должна иметь систему, совокупность определенных мифов и задач. У россиян она есть, у белорусов она есть, даже у поляков она есть, у американцев, понятное дело, она есть, у них эта система, которая вдалбливается или плавно вкладывается в людей в течение долгих-долгих лет. Сейчас, когда у нас прошла смена власти, кардинально изменилась, за эти два года практически никак не была изменена система образования, в плане не самой системы, а наполнения. Продолжают учиться по старым учебникам, которые говорят, что плохо было, по состоянию на 2012 год, сейчас хорошо и наоборот.

Таким образом, подведем итог. Первое – всегда сохраняйте спокойствие, если вдруг вокруг вас начинает кто-то паниковать, это не повод паниковать вместе с ним. Оставайтесь спокойными и делайте свое дело. Второе -соблюдайте информационную гигиену, фильтруйте информацию, пытайтесь найти дополнительные подтверждения. Никогда никому не верьте, что в кулуарах принято какое-то решение, пока этого нет на бумаге – это все, извините, фигня, полная фигня. Третье – это зберігайте спокій та чистить кулемет.