Александр Курбан. Манипуляции в соцсетях как оружие массового поражения.

Есть стереотипная ошибка отношения общества к социальным сетям, что соцсети это что-то отдельное. Соцсети – это есть продолжение нашей реальной жизни, когда в онлайн переносят офлайн нашу жизнь. Соответственно, все законы, все принципы, все приемы, которые применяются в реальной жизни, применяются в соцсетях с определенными коррективами. Исходя из этого, мы должны начать с того, что любая коммуникация по природе, по сути своей – это есть насилие, это есть манипуляция, потому что когда общаются два человека, у каждого человека есть свои интересы и заставить слушать меня, сделать так, чтобы собеседник слушал меня, я его должен как-то заставить. Я должен применить манипулятивные технологии, я должен надавить авторитетом, я должен еще каким-то образом заставить его слушать меня. Вот в этом суть коммуникации, какая бы она ни была – добровольная, недобровольная, в сущности, она есть насилие, и это насилие в соцсетях приобретает несколько иной характер, нежели в обыкновенном общении. Потому как, общаясь в соцсетях, мы теряем некоторые аспекты коммуникации, мы не можем там сделать тактильную коммуникацию, мы не слышим запаха и многие такие вещи теряем. Но вместо этого мы приобретаем, скажем так, более технические вещи, получаем возможность более массового распространения информации и так далее. Это накладывает определенный отпечаток на те манипулятивные технологии, которые применяются в социальных сетях. Мы должны понимать, что социальные сети – это не какая-то волшебная палочка, которая может все. Это определенные технологии, которые помогают осуществлять определенную коммуникацию. Если условно определить направление и технологии, которые используются в социальной сети для манипуляции, то их условно можно разделить на три группы, я для себя классифицировал.

Первая группа – это непосредственно технологии хай-тек, все те цифровые технологии, которые помогают осуществлять коммуникацию. Это интернет, это спутниковая связь, мобильная связь, это разного рода технологии, которые помогают передавать информацию. Второй блок технологий, которые помогают осуществлять манипуляции в социальных сетях – это так называемые технологии хай-сенсора, технологии, связанные с психологией человека. В этом плане используются технологии социальной психологии, законы, которые управляют социальными группами внутри, правила, принципы. Принцип толпы, принцип молчания, принцип гейткиперов и так далее. Третий блок – это высокие гуманитарные технологии хай-хьюм. К ним можно отнести СММ, SEO, медиа вирусы и целый ряд других направлений. Можете себе представить, эти все технологии направлены на то, чтобы осуществить эту манипуляцию в социальных сетях, осуществить то насилие, о котором я говорил вначале. Процесс очень сложный, он предполагает, можно сказать, математическую подготовку и расчет по всем этим вещам, нужно четко рассчитать, какие должны быть месседжи, с какой частотой они должны транслироваться, в каком виде они должны транслироваться, какие психологические приемы мы должны применять для того, чтобы донести свою точку зрения до оппонента. К сожалению, в социальных сетях, и мы это видим на примере информационно-психологического и политического конфликта, который осуществляется сейчас между Украиной и Россией, между Россией и западом. К сожалению, применяют самые опасные, самые грязные технологии. Есть такое направление в психологии – НЛП, есть просто НЛП, которое применяют в бизнесе, в каких-то таких технологиях, а есть боевое НЛП, и оно относится к таким очень нехорошим, очень грязным манипулятивным технологиям. Некоторые специалисты даже считают, что эти технологии можно сравнить с оружием массового поражения по последствиям, по результатам. Мы можем результаты применения вот этого оружия посмотреть на примере того, что происходит с населением Донбасса, что происходит с населением Крыма, что происходит с населением тех территорий, куда Россия пытается принести «Русский мир». То же самое сейчас происходит на севере Казахстана, то же самое сейчас происходит в Киргизии, то же самое сейчас происходит на Кавказе, применяя такие технологии, атакующая сторона получает дополнительное преимущество, получает союзников, которых оно использует, получается, самих против себя. Местное население против того государства, против того общества, в котором они живут. Я абсолютно поддерживаю тех моих коллег, которые считают, что в принципе есть смысл на серьезном международном уровне разработать какие-то определенные нормативные акты, которые бы регулировали отношение общества к этим вещам на уровне оружия массового поражения.

Буквально самое свежее, то, что я буквально вчера поймал информацию в социальных сетях. Мы знаем, что сейчас в Америке разворачивается мощная предвыборная кампания, собственно, она уже подходит к финалу, и появилась информация о том, что один из кандидатов в президенты, Хиллари Клинтон, серьезно заболела. Версии различные – отравление, простуда, абсолютно реально, и вот вчера буквально, фрагментарно, не получилось широкого распространения, но в соцсетях на сетевых площадках, которые вызывают очень большое сомнение, чьи они и откуда, появилась информация о том, что Хиллари Клинтон умерла. А теперь давайте рассмотрим вариант, что она действительно умирает и как это можно подать. Это можно подать так, что побеждает Дональд Трамп, это значит, что побеждает Россия, это значит, что Украину отдают на растерзание России и так далее. Вот вам пример, пожалуйста. В обществе появляется тревожность, можно такими вещами довести общество до грани паники. А врач, у которого, извините, дрожат руки со скальпелем, военный, который не уверен, стрелять ему, не стрелять, учитель, который выйдя к доске, не знает, что говорить детям, потому что он не знает, что будет завтра, результативность их работы очень слабая. Вот вам последний самый свежий пример и таких примеров мы за последние два года видели очень много. Особенно много таких серьезных манипуляций было в 2014 году, когда, допустим, после того, как россияне окончательно захватили Крым, мы поставили блокпосты на Чонгарском перешейке, в соцсети просочилась информация, что большая колонна танковых войск России идет в сторону Запорожья, прошла Чонгар и движется уже по внутренней территории Украины. Эта информация, я четко помню, это была первая информационная атака, которую я четко идентифицировал, она на полдня вырубила абсолютно украинские площадки в соцсетях, народ только этим и занимался, искали контакты, где, как узнать подтверждение, не подтверждение. Между собой переговаривались, у кого родственники в этом районе живут, увозить, не увозить и так далее. Вот вам пример таких манипуляций.

Дело в том, что как я уже сравнивал, это оружие с оружием массового поражения, если уже информационная бомба взорвалась, локализовать ее последствия очень трудно, надо работать на упреждение. Если слух уже разошелся, потом его отлавливать, опровергать – это уже дурное абсолютно занятие, поэтому надо работать либо на упреждение, скажем так, либо иметь очень развитую, серьезную информационную сеть, которая может сразу погасить этот взрыв. Но это очень трудно, поверьте. Поэтому лучше работать на предупреждение. В принципе, в Украине стихийно, абсолютно стихийно выработался такой механизм в отношении российской агрессии, в результате Майдана, в результате ситуации в Крыму и Донбассе у значительной части украинского населения, у подавляющей части украинского населения, появился такой ментальный барьер, можно назвать, в сознании, в отношении всех информационных атак России, особенно такие, которые абсолютно неправдоподобны.

Какая цель манипуляции и атак в соцсетях? Вызвать эмоции, панику, страх, отвращение, вызвать какие-то эмоции, вывести человека из равновесия, ввести его в состояние когнитивного диссонанса, как психологи это называют. А когда человек находится в таком состоянии, он не знает, куда бежать, в какую сторону бежать, за что хвататься, когда вводят человека в такое состояние, ему дают какое-то рациональное решение, выгодное тому, кто это дает и он хватается за него, как за соломинку. То же самое было в Донбассе, когда Россия, по сути дела, и все это прекрасно понимают, что начала в оперативном плане готовиться к вторжению в Донбасс в 2008 году. Как только они закрыли войну с Грузией, они начали готовиться, уже в реальном режиме, к этой войне. Фактически они к ней готовились с 1991 года, как только Украина ушла в независимость. И вот, можете себе представить, практически двадцать с чем-то лет обрабатывалась эта территория, ее готовили к этому моменту. Закладывались определенные психологические бомбы: украинский язык, неприятие его, отрицание, злые бандеровцы, оуновцы, которые придут и будут резать русскоязычное население. И вот, в определенный момент, когда настал час Ч, Майдан, была дана отмашка через российские СМИ, через местные каналы слухов на уровне подсознания населения, которое обрабатывалось этой информацией, щелкнули эти переключатели, и они начали срабатывать, и у людей пошла работать психологическая программа. Сначала отделиться от Украины, создать свою армию, начать обороняться и в последний момент призвать на помощь Россию. Вот классический пример, как системная, долго готовящаяся манипуляция привела к таким последствиям, которые можно сравнить к взрыву десятка ядерных боезарядов.

В разных соцсетях, есть разные, они нишевые, они на разные целевые группы, так вот, старшее поколение сидит в «Одноклассниках» и вот в «Одноклассниках» их можно доставать. Что же касается влияния, не влияния, последствий, не последствий, я скажу так, 2014 году и где-то первая половина 2015 года было очень трудно Украине противостоять вот этим атакам, потому что мы с этим не сталкивались, мы были не готовы, мы верили очень часто всему тому, что там, воспринимали и так далее. Но сейчас качество информационных атак со стороны России ухудшилось. Сейчас поток превращается в информационный мусор, они очень много вкидывают разных месседжей, разных медиа-вирусов, во всяком случае, они готовят их как медиа-вирусы, но они абсолютно не срабатывают, они просто заполняют все пространство всякой ерундой. Но это тоже технология, но это уже технология размывания внимания, она уже не достигает такого результата, как это было в 2014 году, потому что тогда было, что не месседж, то удар ниже пояса.

Я вам приведу простой пример в той войне. В сознании среднестатистического россиянина лидер определенной социальной группы или нации – это все. Если падает лидер, все разбегаются и все. Если падает авторитет лидера, соответственно, разброд и шатания в обществе. Они не учитывают один простой момент, что у украинцев немножечко другое к этому отношение. Вспомним из нашей истории, когда на Сечи выбирали гетмана, то брали грязь, размазывали по лицу и говорили: «Ты из грязи вышел, ты в грязь зайдешь». У нас еще с древних времен, с Древней Руси, через казачину пришло такое отношение к представителям власти – если ты пошел во власть, значит, ты воруешь, значит, ты нечестный человек и соответственно, пиетета такого, уважения нет. И когда российские троли бомбят наших лидеров, допустим президента, премьер-министра, каких-то общественных лидеров, то украинцы от этого не страдают. Они, наоборот, подключаются к этому, и мы еще за это должны быть благодарны, потому что настоящий лидер, политический лидер должен сидеть в кресле, утыканном гвоздями и постоянно думать о том, что он сказал, что он сделал и что за какое-то неправильное решение он может очень быстро вылететь из этого. Это европейская традиция, и в этом плане могу сказать, что Украина ближе к Европе, чем к России. Такие вещи нас не берут. Вот вам, пожалуйста, мусор, то, что сейчас атакуют очень сильно Порошенко, очень сильно атакуют тех, кто больше всего светится, атакуют премьер-министра, атакуют министра обороны. Используется такая технология, они создают сами какого-то общественного лидера, а потом он начинает говорить какие-то непопулярные вещи, они его начинают давить, уничтожать и таким образом снова пытаются нас довести до такого состояния когнитивного диссонанса. В Украине эта технология не работает и поэтому превращается в мусор, а таких вариантов, таких тем очень много встречается.